2002.09.13, Автор: Игорь Терентьев2330 прочтений

Письмо счастья

Теги: От редактора От редактора Publish

Это письмо было написано в Москве. Потом оно было передано электронным способом в Финляндию, выведено на форму, отпечатано на бумаге ролевым офсетом и отправлено назад в Россию...

Терентьев Игорь Это письмо было написано в Москве. Потом оно было передано электронным способом в Финляндию, выведено на форму, отпечатано на бумаге ролевым офсетом и отправлено назад в Россию трейлером, уже размноженное десятитысячным тиражом (поэтому вам не придется переписывать его и рассылать двадцати своим коллегам — они уже почти наверняка его получили)…

В одном не очень большом (но и не маленьком) городе жили два хозяина типографий. Как-то раз получили они по почте красивый рекламный каталог, а там — подробный и красочный рассказ о технологии новой — прямой вывод форм или Computer-to-Plate, называется — и как с ее помощью, рубль потратив, двадцать заработать.

Один хозяин каталог читать не стал (даже картинками не полюбовался), а выбросил его в мусор, потом (на всякий случай) сходил в отдел допечатной подготовки и проверил, все ли в порядке с его старыми-добрыми фотонаборным автоматом, монтажным столом и копировальной рамой, и в кабинет свой вернулся, успокоенный.

Зато другому хозяину заветный каталог понравился, да так, что совсем скоро в его типографии появилось новое CtP-устройство для вывода не пленок, а готовых печатных форм. Заказы начали выполняться быстрее и с отменным качеством, а клиентов стало больше. И было хозяину CtP счастье!

А у первого дела шли все хуже и хуже — потому что клиенты от него начали уходить в типографию с CtP.

В конце концов, он продал свой бизнес второму — и осталась в городе одна типография. А второму хозяину опять получилось счастье…

Это, конечно, шутка. Но не торопитесь выбрасывать это письмо! (А вдруг будет вам несчастье?) Конечно, внедрение CtP не позволит одним махом заработать много денег и «зарыть» конкурентов. Однако, технология эта уже не является модной, неотлаженной новинкой, о чем свидетельствует массовый и почти поголовный переход на CtP европейских газетных типографий (в таких странах, как Бельгия и Нидерланды, CtP полностью вытеснили фотонаборы), а также опыт коммерческого офсета, где большинство новых предприятий также оснащаются устройствами прямого вывода форм.

Мы пока отстаем — количество инсталляций CtP для офсета в России не превышает десятка. На это есть разные причины. Например, значительная экономия в зарплате (за счет сокращения персонала при переходе на CtP на Западе) у нас оказывается существенно ниже. Это объективно.

Но субъективные факторы весомее. Во-первых, цены на оборудование и расходные материалы для CtP постоянно меняются, и при том — в лучшую сторону. А «мифы» о безумной дороговизне живут вечно. Во-вторых, многие люди просто не знают всех выгод от внедрения новой технологии. Некоторые из достоинств CtP неочевидны: если об ускорении производственного цикла и повышении качества продукции известно всем, то снижение расхода на краски и бумагу в процессе приправки в оценочных расчетах себестоимости учитывается не всегда.

Другой аспект — недостаток информации из первых рук о практическом опыте эксплуатации CtP в России. Но откуда ей взяться? Ведь инсталлированная база невелика, а большинство работающих систем существенно уступают CtP-устройствам последнего поколения. Да и не все типографии готовы делиться своими производственными секретами с конкурентами. Тем не менее, Publish готов написать о практике внедрения CtP — ждем предложений.

И все таки, пора или нет? Читайте тему номера, думайте и решайте. И пусть будет вам счастье…

А для начала, пару советов из книги «Введение в CtP» (An introducing to Computer-to-Plate, издательство Agfa Educational Publishing, 2000). Некоторые эмпирические критерии готовности к переходу на CtP: объем используемых печатных форм — от 1000 до 2000 м2 (для малой типографии), от 2000 до 6000 м2 (для средней), более 6000 м2 (для большой); процент повторного изготовления форм — менее 5%; опыт работы в области электронной допечатной подготовки — не менее двух лет.

Важный P.S. Год рождения Publish — 1996. Сейчас на дворе 2002-й, а номер, который вы держите в руках — юбилейный, 50-й! Поздравления принимаются…

Архив журналов в свободном доступе.

На ту же тему:
  • Струйное будущее печати

    Новейшая история полиграфии — в части, касающейся развития струйной технологии, — неплохо документирована, но некоторые факты в ней уже слегка позабыты. Например, первый патент на печатающую головку с непрерывным истечением чернил якобы был выдан Вильяму Томпсону ещё в 1867 г. Понятно, что тогда не шла речь о физическом воплощении принтера на основе этой технологии, и первую модель с непрерывным истечением чернил выпустила… Siemens только в 1951 г. Но в следующие 30 лет, до появления импульсных технологий — термо- и пьезоструйной, вряд ли кто-то всерьёз считал, что струйные устройства смогут стать базой для настоящих полиграфических машин.

     

  • На пути к этикеточному чёрному ящику

    Судя по ответам в нашем традиционном опросе на сайте, общее направление движения к «цифре» для большинства руководителей флексотипографий — дело решённое. Конечно, мы ставили гораздо более узкий вопрос, чем заявленная тема номера по итогам нашей конференции «Цифровая трансформация во флексотипографии». Мы предлагали только высказать мнение на тему «Стоит ли внедрять цифровую печать во флексотипографии?», не касаясь перехода на цифровые техпроцессы и послепечать.

     

  • Бублик автоматизации и другие вкусности

    Продолжаем заботиться об удовлетворении интеллектуального голода наших читателей. По заветам всех бабушек особое внимание уделяем мучному. Да, мы в курсе, что десерт подаётся последним и к чаю, но в нашем случае сладкое оказалось темой номера. Не спрашивайте, почему на обложке бублик. Так тему автоматизации интерпретировало причудливое воображение одного из дизайнеров прекрасной студии Tomatdesign. Наш вариант объяснения — это метафора идеальной (но недостижимой) автоматизации, охватывающей все аспекты деятельности типографии. Не только на 360° по окружности, но ещё замыкающейся в трёхмерную фигуру — тор. Впрочем, вы можете придумать и собственное объяснение…

     

  • Зачем нам рекорды?

    Когда мы готовили тему номера, казалось, что собрать в неё достаточное количество рекордов, имеющих отношение к полиграфии, будет сложно. Ведь у нас — индустрия, а не спорт, сама суть которого заключается в достижении всё новых и новых рекордов. Однако это оказалось совсем не так. Причём некоторые рекорды по разным причинам даже не попали в статью.

     

  • Точки оцифровки

    В процессе подготовки к нашим конференциям на общую тему цифровой трансформации, но для разных аудиторий — офсетных и флексографских типографий — я обращал больше внимания на то, как полиграфисты, не относящие себя к «цифровикам», на самом деле уже давно и много пользуются преимуществами цифровых технологий. Да, безусловно, цифровая печать находится в сердце цифровой трансформации отрасли. Однако цифровые технологии уже пронизывают полиграфию сверху донизу. Причём даже на предприятиях, которые не особенно торопятся в цифровую эпоху, точек цифровизации — множество!

     

  • Путеводитель по широкому формату

    Тема номера — FESPA 2018. Эта выставка, когда-то бывшая нишевой и нацеленной на специальные виды печати — трафаретную, тампонную и др., вместе с индустрией пережила успешную цифровую трансформацию и активно растёт. Теперь основу её экспозиции составляют широкоформатные принтеры, а также необходимые для их нормального функционирования решения — от RIP и полномасштабных систем автоматизации до послепечатного оборудования, запечатываемых материалов и чернил.

     


comments powered by Disqus