2010.03.12, Автор: Дмитрий Старцев2401 прочтений

Дизайнерские будни

Теги: Последняя страница Publish

Аттестация и справедливость

http://dnstar.livejournal.com/106956.html

Экзамены мы уже с вами затрагивали, теперь пора и к аттестации приступить. С определённого момента в жизни, справедливость перестала казаться мне чем-то абстрактным. И я в силу своих малых возможностей стал воплощать её в жизнь, совершенно не задумываясь о том, что вклад мой ничтожен и что он просто тонет в море несправедливостей.

И была у нас в типографии дизайнер со стажем лет около 30. Кто-то возразит: так давно не было в Советском Союзе такой профессии в типографском деле. И то верно: Валентина Афанасьевна сначала работала наборщицей, а когда металлический набор заменили на компьютеры, освоила ПэйджМэйкер и стала лихо верстать бланки уже в программе. По сути дела, дизайнером её было можно назвать с большой натяжкой. И то только потому, что в типографии было именование штатной единицы «дизайнер такого-то разряда».

Светлая идея давать дизайнерам
разряды, будто они слесари, появилась, видать, в момент, когда захотелось ввести дифференцированную оплату труда. Чем разряд выше, тем, соответственно, зарплата больше. Не стоит недооценивать и психологический момент: люди видели ориентиры, к которым они могли тянуться, знали, что с новым разрядом будут получать больше не только денег, но и уважения.

Чтобы получить повышенный разряд, нужно было пройти аттестацию. Заседание аттестационной комиссии — отдельная песня. В состав её, в зависимости от настроения генерального директора и по еще каким-то соображениям, могли включить кучу начальников разного уровня и разных подразделений, включая и самого генерального.

Вообразили себе, перед каким количеством разных начальников за раз представали дизайнеры в одиночку? Да у них слабели колени от обилия командирских физиономий, некоторые из которых они могли лицезреть только в редких случаях и, главным образом, когда дело касалось разносов. Несмотря на внушительный состав господ заседателей, исход аттестации был предрешён заранее. Оно и понятно: хорошо работника знает только его прямой руководитель, а если он выдвинул его на повышенный разряд, то топить своего подчиненного уже не будет.

Мне посещение подобных мероприятий никакого удовольствия не приносило. Находясь на стороне аттестуемого, я то внутренне переживал за своего подчинённого, когда он давал неточный ответ, то стыдился глупых вопросов своего начальства. Залезая на чужую территорию, легко осрамиться. Задать дизайнеру хороший вопрос и не опозориться — целая проблема, особенно если ты руководитель высшего звена. Да и дизайнеров многие вопросы сбивали с толку. Они привыкли к своему профессиональному языку: точка растра, линиатура, сумма красок. А тут их спрашивают про высокое качество и как его добиться. И дизайнер либо в ступор впадает, не понимая, что конкретно от него хотят услышать, либо начинает отвечать в привычных ему терминах, ставя в тупик всех присутствующих. Тягостные сцены.

Ну, так вернёмся к нашей Валентине Афанасьевне. Она, как ни странно, имела всего лишь первый разряд, так называемый ученический. И это несмотря на то, что работала она вполне прилично на своем участке. Тем более странно, что все её товарки — бывшие наборщицы, которые теперь тоже верстали всяческие бланки и брошюрки — имели как минимум второй разряд, а кое-кто и третий. Оказалось, так решил мой предшественник-начальник дизайнеров: первый разряд и не выше. А Валентина Афанасьевна особых амбиций не имела и легко смирилась с этим фактом. Она-то смирилась, но не я. Пишите, говорю, заявление на второй разряд.

Представляете себе, каково аттестовать полиграфиста с тридцатилетним стажем? Задавали Валентине Афанасьевне вопросы, но без фанатизма. Она с блеском на все ответила. Делать нечего — поздравили ее с заслуженным повышением и отпустили восвояси. «А вас, Старцев, я попрошу остаться». Смотрит на меня генеральный директор и спрашивает: «Ну и чего вы добились этой аттестацией? Увеличили размер фонда заработной платы? И всё?» Мол, можно было разряд и не поднимать, всё равно ведь от этого она лучше работать не станет. Обидно мне стало, говорю: «Это несправедливо». И тут всем стало ясно, что говорить нам больше не о чем. Для начальства слово «справедливость» — не аргумент. А о чём разговаривать тем, кто не согласны меж собой по принципиальному вопросу? Все люди умные, все всё поняли и тихо разошлись. Все остались при своих убеждениях, а Валентина Афанасьевна ещё и при втором разряде.

perko_kaluga: Вот спасибо, насмешили. Интересно.

meisterio: Даёшь вторые разряды! Как-то странно, я вот по шахматным разрядам ориентируюсь и всегда считал, что первый — самый высокий по мастерству (как в шахматах). Жалко, что у нас нет разрядов. А то стремиться совершенно некуда.

colonel07: С точки зрения акульего капитализма вроде как нет никакой нужды повышать зарплату человеку, который явно никуда не денется и сам не просит. Только справедливость и вопиёт :-(

bolshoff: Не стоит бывшее начальство называть умным, коли не видит оно выгод от банальной справедливости. А от разрядов — видит. :) Может, оно еще и планы перед подчинёнными ставило? :)

Бери больше — останется меньше

http://dnstar.livejournal.com/106697.html

В нашем дизайн-бюро хронически не хватало дизайнеров. Как сейчас помню планёрки у генерального, на которых главный наш товарищ по дизайнерам на все претензии по срывам сроков кротко ответствовал: «Нет людей». Я тогда на постпрессе работал и не сильно вникал, что это у них там не хватает. А потом судьба забросила меня руководить этим же дизайн-бюро. Глянул я: и вправду, людей не хватает, текучка жуткая. Рабочих мест в бюро 20, а один дизайнер в месяц точно куда-нибудь уволится. Пока найдёшь подходящего, ещё кто-нибудь надумает увольняться. А тут провели у нас в типографии реорганизацию и забрали ещё несколько лучших дизайнеров в отдел особо богатых клиентов, который мне не подчинялся. Что делать?

И стал я от страху брать на работу дизайнеров, буквально всех, кто ни попросится. Нет, отбор, конечно, был, на портфолио смотрел. Но на работу принимал людей больше, чем было положено по штатному расписанию, на договора. Спросите, куда, мол, народ садить? А очень просто: из 20 человек как минимум 1 обязательно в отпуске, на больничном, на свадьбе или в отгулах. Возвращается дизайнер, я договорника быстро пересаживаю на другое освободившееся место. Ежели и туда хозяин места возвернётся, то всенепременно другой компьютер освобождается. Хороший дизайнер Ира Чернышева, пока свое законное рабочее место обрела, вынужденно пересаживалась раза 3 или 4 — всё ждали, когда кто-нибудь уволится. Так наловчился, что летом трёх-четырёх человек сверх штата мог взять да ещё одну практикантку. Вот так дизайнеров всегда было чуть лишку, но, тем не менее, всегда всем работа находилась. А к осени тяга к перемене мест поутихла, и мы успокоились в своем штатном расписании без всяких сверхнормативных дизайнеров.

Но, как у любой отличной системы, у этой тоже выявился изъян: начальство решило, что я неоправданно много беру народу на работу. Оно и понятно: заявление на приём договорника подписывает генеральный директор и внимательно читает — это же лишний расход денег. А когда договор заканчивается, то ведь уже ничего подписывать не надо. Да и когда увольняется человек, то его заявление мог и заместитель подписать. А перевод в другое подразделение (что для меня всё равно означало потерю работника) вообще увольнением не считался. Вот и складывалось у начальства ложное впечатление, что в дизайн-бюро слишком много народу тусит. И стал я тогда служебные записки писать: мол, год назад было дизайнеров 22 человека, а сегодня их работает 20. Вроде помогло, тут ведь уже не субъективные оценки, а статистика.

vetervoda: Начальству явно стоит проявлять больше внимания к внутренней жизни компании, а то бывает — есть некая каста директоров, которая не в курсе, что вообще в компании происходит.

Спокойнее. Равнодушнее

Сложилась у меня судьба так, что однажды пригласили меня на работу. Практически, стали сманивать: обещали интересный проект и зарплату чуть побольше. На новизну я и клюнул, согласился. А потом задумался. Посоветовался со старшими товарищами, неглупыми и чуткими, и решил, что не стоит мне работу менять. О чем и сообщил в телефонном разговоре своему потенциальному работодателю. И он (точнее, она) на меня обиделась, представляете? Мол, «взял за руку — женись». А с какой стати? Тут ведь речь идет не о слове купеческом, а о договоре купли-продажи. И если одну из сторон что-то не устраивает, то ведь не прикажешь нравиться.

Оно, конечно, понятно, у работодателя свои расчеты, и на такое мое поведение (сначала пообещал, а потом передумал) реакция могла быть резкой. А могла и не быть. Вот у нас в типографии был аналогичный случай. Пригласил я на работу дизайнершу, хорошего специалиста. Два раза она ко мне приходила, обо всем договорились: зарплату ей пообещал, обсудили монитор, какой ей нужно поставить. Вроде всё, ан нет, звонит она мне и говорит: «Не могу оставить свой коллектив, очень к нему привязалась». А у нас что, не коллектив? Ну да ладно, не заставишь. Или вот случай с Мариной Свиркиной. Проработала месяц или около того, очень я ей доволен был: хороший дизайнер, понимающий. Трудиться бы нам вместе и радоваться, а она раз — и в другую компанию перешла. И таких историй — не одна в год. Какие могут быть обиды? Это выбор людей: хотят работают, хотят — уходят.

Обидно может быть тогда, когда у вас очень личное отношение: свой маленький бизнес или бизнес не ваш, но вы к нему так привыкли, что считаете родным. Так там и методы работы другие. А в большой организации нельзя наладить работу так, чтобы никто вообще не увольнялся и всем всё нравилось бы.

Это я к тому, что всякое в жизни бывает, и никто не может заставить людей работать. Особенно, когда дело касается такой отрасли, которую очень сложно измерить количественно. Вроде и работает дизайнер, а без души. Оно вам надо? Мое мнение: хочет кто уйти — пусть уходит, отпус-кайте без обид. Захочет человек вернуться к вам — пусть возвращается: если работник хороший, незачем припоминать ему, что он когда-то обманул ваши ожидания.

hoitoyclub: Читаю эту тему, а в голове мысль... Вот Кержаков, ну зачем? Ну вот что ему не игралось в Динамо? Неужели опыт Данни и Семшова не показал ему, что в Динамо он основа и фактически на него идет игра, а в Зените что? С другой стороны, если оставить его против желания. То будет такой странный баланс — вроде бы играет, а вроде и нет. Так и работа. Вроде бы всё хорошо, и люди, и ЗП, а всё равно душа не лежит.

kan1nchen: У людей зачастую некорректно сформировано отношение к бизнесу, отсюда вытекают какие-то эмоции, которые могут повлиять на принятие решения. Однажды я отработал положенную неделю на временной работе, где могли бы меня оставить. Когда я уходил, мне сказали, чтобы я не обижался на то, что они попробуют другого человека. Я не знаю, на что обижаться, денег дали, относились хорошо :) Это какая-то нехватка школы, что ли, в людях говорит. Отсутствие культуры ведения бизнеса.

Архив журналов в свободном доступе.

Купить номер с этой статьей в pdf

На ту же тему:
  • «Вашим заказом занимаются все!» А это значит, что «никто»…

    На просторах Instagram мне встретился благотворительный проект «Тёплые стихи». Его организаторы создали книгу для детей, попавших в больницу. Мы решили предложить свои услуги и помочь с выбором типографии по оптимальной цене. Считаем: книга в твёрдом переплёте, формат — 210x297 мм, 48 полос + обложка, обложка — 4+0 матовая ламинация, форзацы — офсет 140–160 г/м2, печать 1+0 (пантон, плашка), блок — 4+4, мелованная матовая, плотность по рекомендации типографии, чтобы сделать твёрдый переплёт. Тираж — 200, 500 и 1000 экз.

     

  • Надо ли объяснять заказчику различия?

    В этот раз у нас, казалось бы, не сложный запрос. Интересовала стоимость печати плаката: форматА2, 4+0, ВД-лак, бумага — 150 г/м2, мел. глянцевая, тираж — 100 и 500 экз.

     

  • Что в имени тебе моём?

    В этот раз считаем распространённый заказ — буклеты А4 формата в готовом формате, 6 полос. Запрос такой: Буклет 21x30 см в готовом виде, 63x30 см в развороте, 4+4, бумага — мелованная, 200 г/м2, 2 параллельных сгиба до формата 21x30 см. Тираж — 200 и 500 экз. Просьба указать сроки и способ печати.

     

  • Конкурентный офсет

    Ко мне обратился знакомый художник. Он хочет напечатать небольшой каталог своих работ. Параметров получилось много: 2 вида бумаги и 3 тиража. Клиент далёк от полиграфии и сразу определить точные данные ему сложно. Считаем: Каталог 21x21 см, 24 полосы, 4+4, бумага 2 варианта: все на 170 г/м2 и все на 200 г/м2, 2 скобы, тираж 100 экз., 200 экз. и 500 экз. Будут готовые макеты.

     

  • Сложная сумма простых слагаемых

    На этот раз мы решили посчитать готовый промонабор. Точно такой же, как найденный недавно главным редактором в его почтовом ящике. Набор включал три продукта: 1) конверт евро 4+0, без окон; 2) буклет А4, 4+4, матовая меловка 150 г/м2, фальцовка типа гармошка, карточка на двухстороннем скотче; 3) карта пластиковая, стандартная, 85х55 мм, 4+4, нумерация 4 знака на лице, вид нумерации на усмотрение производителя. Отгрузка: конверт отдельно, буклет с вклеенной картой. Тираж 200, 500 или 1000 экз. Будут готовые макеты.

     

  • Предвыборный набор

    18 марта 2018 г. состоятся выборы Президента России. Это хороший повод, чтобы посчитать печать предвыборного набора:

    1) Афиша А3, 115 гр/м2, 4+0, 1000 экз.

    2) Листовка А4, офсет 80 гр, 4+4, 5000 экз.

    3) Брошюра А5, 16 полос, 4+4, 115 гр/м2, 5000 экз.

     


comments powered by Disqus