2005.02.14, Автор: Игорь Кистенев1885 прочтений

Защитный синдром

Теги: От редактора От редактора FSP

"Занимаемся ли мы защищённой печатью? Да нет, ещё не созрели", - шутливо ответил директор одной типографии, с которым пришлось встретиться во время подготовки номера.

Игорь Кистенёв

«Занимаемся ли мы защищённой печатью? Да нет, ещё не созрели», — шутливо ответил директор одной типографии, с которым пришлось встретиться во время подготовки номера. Незамысловатый ответ таил в себе суть происходящего на рынке упаковочной и этикеточной продукции, выпускаемой отечественными типографиями.

Как известно, любая защита подразумевает нападение, в данном случае — подделку. И речь идёт о превентивной защите, в расчёте на вероятную «агрессию». Как в один голос подчёркивали выступавшие на недавней конференции Security Printing в Москве, необходимо ещё условие — потребность в такой защите у потребителя или изготовителя продукта, несущего на себе отпечатанную информацию.

Несомненно, мы её испытываем, открывая дверь валютно-обменного пункта. Она должна быть (но, увы, не всегда есть) при покупке лекарств или спиртных напитков. И уж вряд ли возникает в супермаркете при оплате пакета молока или пачки чая. Впрочем, если это произойдёт, человек останется неудовлетворённым, ибо получить у кассира или продавца информацию о признаках настоящей, а не поддельной упаковки потребительского товара — пока маловероятно.

Активно начинают решать проблему крупные производители, заказывая специальные краски, голографические вставки или фольгу. Но это одна сторона медали, недоступная потребителю, лишённому возможности посмотреть на этикетку в УФ-лучах или определить подлинность товара тестовым маркером. Как говорил один докладчик на конференции, наличие голографической этикетки ничего не говорит покупателю. Эксперимент, в ходе которого людям показывали подлинную и поддельную голограммы, закончился эффектно — никто не смог найти отличия.

А необходимость такая действительно есть. Но появляется при осознанном и практически осуществляемом желании иметь дело с подлинным товаром. Около моего дома закрылся магазин, где я всегда покупал сменные фильтры для очистки воды. Проблему удалось быстро решить — походя, на строительном (!) рынке. Правда, упаковка вызвала сомнения, но победу, естественно, одержал привычный дефицит времени. Результат, увы, был втайне ожидаемым… Звучит смешно, но через два дня та же история произошла с чаем.

Ничего удивительного, что директор типографии «Контур Плюс», о которой идёт речь в этом номере, рассказывая о действительно серьёзных возможностях своего производства по выпуску защищённой полиграфической продукции, сказал примерно следующее: «Мы можем напечатать, сделать тиснение, всё что захотите… Но заказов таких маловато».

Получается, производство защищённых этикеток пока нужно лишь поставщикам товаров, действительно терпящим огромные убытки от контрафакции. И остаётся практически незадействованным, возможно, самый важный сегмент видимой защиты упаковки, ориентированный на рядового потребителя. Уровень его развития, по сути, — показатель культуры общественного сознания, степени нашего самоуважения.

Армия защитных технологий, о которых идёт речь в этом номере, способна решить (и уже решает) самые сложные задачи. Но активное внедрение в стандартную типографскую практику и повсеместная адаптация к среднему уровню покупателя супермаркета требует немалой подготовительной работы, в первую очередь, со стороны поставщиков продукции.

Благодарным потребителям останется только оплатить покупку, не забыв, на всякий случай, проверить наличие на этикетке нужной голограммы. Или найти на ней микротекст, вытащив из кармана предусмотрительно захваченную из дома 30-кратную лупу. Если конечно, очередь не слишком большая…

Архив журналов в свободном доступе.

На ту же тему:
  • Струйное будущее печати

    Новейшая история полиграфии — в части, касающейся развития струйной технологии, — неплохо документирована, но некоторые факты в ней уже слегка позабыты. Например, первый патент на печатающую головку с непрерывным истечением чернил якобы был выдан Вильяму Томпсону ещё в 1867 г. Понятно, что тогда не шла речь о физическом воплощении принтера на основе этой технологии, и первую модель с непрерывным истечением чернил выпустила… Siemens только в 1951 г. Но в следующие 30 лет, до появления импульсных технологий — термо- и пьезоструйной, вряд ли кто-то всерьёз считал, что струйные устройства смогут стать базой для настоящих полиграфических машин.

     

  • На пути к этикеточному чёрному ящику

    Судя по ответам в нашем традиционном опросе на сайте, общее направление движения к «цифре» для большинства руководителей флексотипографий — дело решённое. Конечно, мы ставили гораздо более узкий вопрос, чем заявленная тема номера по итогам нашей конференции «Цифровая трансформация во флексотипографии». Мы предлагали только высказать мнение на тему «Стоит ли внедрять цифровую печать во флексотипографии?», не касаясь перехода на цифровые техпроцессы и послепечать.

     

  • Бублик автоматизации и другие вкусности

    Продолжаем заботиться об удовлетворении интеллектуального голода наших читателей. По заветам всех бабушек особое внимание уделяем мучному. Да, мы в курсе, что десерт подаётся последним и к чаю, но в нашем случае сладкое оказалось темой номера. Не спрашивайте, почему на обложке бублик. Так тему автоматизации интерпретировало причудливое воображение одного из дизайнеров прекрасной студии Tomatdesign. Наш вариант объяснения — это метафора идеальной (но недостижимой) автоматизации, охватывающей все аспекты деятельности типографии. Не только на 360° по окружности, но ещё замыкающейся в трёхмерную фигуру — тор. Впрочем, вы можете придумать и собственное объяснение…

     

  • Зачем нам рекорды?

    Когда мы готовили тему номера, казалось, что собрать в неё достаточное количество рекордов, имеющих отношение к полиграфии, будет сложно. Ведь у нас — индустрия, а не спорт, сама суть которого заключается в достижении всё новых и новых рекордов. Однако это оказалось совсем не так. Причём некоторые рекорды по разным причинам даже не попали в статью.

     

  • Точки оцифровки

    В процессе подготовки к нашим конференциям на общую тему цифровой трансформации, но для разных аудиторий — офсетных и флексографских типографий — я обращал больше внимания на то, как полиграфисты, не относящие себя к «цифровикам», на самом деле уже давно и много пользуются преимуществами цифровых технологий. Да, безусловно, цифровая печать находится в сердце цифровой трансформации отрасли. Однако цифровые технологии уже пронизывают полиграфию сверху донизу. Причём даже на предприятиях, которые не особенно торопятся в цифровую эпоху, точек цифровизации — множество!

     

  • Путеводитель по широкому формату

    Тема номера — FESPA 2018. Эта выставка, когда-то бывшая нишевой и нацеленной на специальные виды печати — трафаретную, тампонную и др., вместе с индустрией пережила успешную цифровую трансформацию и активно растёт. Теперь основу её экспозиции составляют широкоформатные принтеры, а также необходимые для их нормального функционирования решения — от RIP и полномасштабных систем автоматизации до послепечатного оборудования, запечатываемых материалов и чернил.

     


comments powered by Disqus