2014.07.25, Автор: Дмитрий Старцев9054 прочтений

Люди интересных профессий

Теги: Памятка менеджеру типографии Печать Эксклюзив

 

Кто делает всю полиграфию и чему можно у них научиться.

Профессия, как и жизнь человеческого общества, находится в непрестанном изменении. В типографиях до сих пор работают люди, которые видели времена совсем другого уровня развития технологии, а то и совсем иных принципов производства. Бывает так — название полиграфической профессии сохранилось, а её содержание стало совершенно иным.

Наборщик

Люди давно научились выражать свои мысли письменно. В разных частях земного шара появились зачатки письменности: шумерская клинопись на глиняной табличке, ацтекская пиктография на коре, китайская каллиграфия на пергаменте.

Слово, выраженное письменно, живёт в веках, но имеет одно ограничение — оно существует только в одном экземпляре. Люди давно задумывались над быстрым и дешёвым способом размножения рукописей во многих экземплярах. И способ был найден: на гладкой доске вырезалась буква за буквой вся страница. На эту резную доску наносилась краска, накладывался лист бумаги и прижимался. Тогда же появилась и первая полиграфическая профессия — резчик этих печатных досок. Сейчас мы назовем этого человека, который придумывает и создает буквы, дизайнером-шрифтовиком, в типографиях они не работают, а посему продолжим.

Вскоре последовало серьёзное улучшение. Вырезать из дерева каждый раз новую страницу — работа чрезвычайно трудная, не терпящая ошибок. Как упростить себе жизнь придумали китайцы в начале XI века: они стали употреблять подвижные литеры из обожжённой глины. Был создан набор глиняных пластинок с буквами, из них можно было составлять любые слова и строки. Кроме изготовителя литер, потребовался составитель слов и строк, который бы набирал страницу. Так в типографии появился наборщик. И уже больше никуда не пропадал. Наборщики работают там и сейчас, только составляют тексты не из кусочков глины, древесины или металла, а набирая их на компьютере. У наборщиков вам нужно научиться скорости работы, аккуратности и внимательности.

Специалист допечати

В старых печатных книгах, изготовленных методом набора, тоже были рисунки. Их, как и буквы, резали на досках. Позднее рисунки стали вырезать, точнее — гравировать, на металле. Гравёр при помощи специальных резцов перерисовывал рисунок на медную пластинку. Каждый квадратный сантиметр такого гравированного рисунка (или клише) обходился очень дорого. Чтобы сделать большое клише, гравёру требовалось много дней, а то и недель. Время шло, и был изобретен фотографический аппарат. Им-то и стали пользоваться при изготовлении клише: рисунок фотогравировался, а полученный негатив использовали для получения изображения на гладкой цинковой пластинке, покрытой светочувствительным слоем. Специалист-фотоцинкограф потом обрабатывал цинк в кислоте в травильной ванне или специальном механизме. В результате повсеместного распространения офсетной печати цинк и кислота почти перестали использоваться при производстве, вместо них появились алюминиевые формы и специальная химия. А вместо фотоаппарата стали использовать фотонаборный аппарат — он позволяет получить фотоплёнку с нужным изображением прямо из компьютера. И специальность поменяла название — оператор фотонабора. А принцип остался тот же: прозрачную плёнку с рисунком накладывают на фотопластину из алюминия и засвечивают, а затем проявляют. Так и получается форма для офсетной печати. В некоторых типографиях этот процесс всё еще применяется, хотя в большинстве уже работают машины CTP (читается «си-ти-пи», это сокращение от англ. computer-to-plate — с компьютера на пластину). При их помощи изображения прямо из компьютера «печатаются» сразу на алюминиевой форме. Вот так от ручного вырезания форм мы пришли к почти полностью компьютеризированному процессу. Многих проблем можно избежать, если с файлами для вывода форм работает хороший специалист допечати (или препресса). Он должен уметь видеть слабые места в изображениях и текстах, учитывать, как сделаны сложные цвета и их сумму в точке, и многое другое. В общем, у них есть чему поучиться.

Печатник

Это самая сложная профессия в типографии. Конечно, речь не идёт об операторах цифровых печатных машин (ЦПМ) — там вся техника нередко работает по принципу чёрного ящика: входит лист белой бумаги, выходит — запечатанный, а как это получилось — магия. Поэтому и к нажимателям кнопки «Печать» особых требований не предъявляется. Другое дело — офсетные машины! Они очень сложны по своему устройству, имеют многочисленные настройки и требуют от печатников досконального знания всего процесса печатания.

На печатные цилиндры печатник закрепляет формы, в красочные ящики — кипсейки — закладывает краску, загружает нужную для печати тиража бумагу. Затем он делает пробную печать: нужно убедиться что краска равномерно поступает на форму, все тексты и иллюстрации отпечатываются чётко. После этого запускается процесс печати.

Печатник должен контролировать подачу бумаги, вязкость краски, её распределение по зонам, подачу воды, отсутствие грязи на печатных формах и офсетных цилиндрах, совмещение цветов при многокрасочной печати, сушку оттисков или подачу противоотмарывающего порошка и ещё многое другое. Процесс печатания многофакторный, не уследил за чем-нибудь — и выйдет брак. А учитывая производительность офсетных машин — много брака.

Печатать, конечно, вы не сможете выучиться, если только на ЦПМ. Но у печатников следует научиться точному следованию правилам и умению признавать свои ошибки. И, посмотрев один раз на весь процесс печати тиража, вы станете лучше понимать работу в типографии.

Резчик

Правильно эта профессия называется «оператор резальной машины». Это самая важная работа на послепечатном этапе производства (правда, часто бумагу подрезают ещё и до начала печати). Резчик или доводит продукцию до окончательного вида (если это плакаты, листовки или визитные карточки), или готовит её для передачи на следующий участок типографии. За свою рабочую смену им приходится перекидывать несколько тонн бумаги, так что лёгким занятием это не назвать. Ещё нужно уметь планировать свою работу: существует оптимальный способ для резки любого вида продукции. Чтобы не совершать лишних движений и не делать лишних резов, резчик заранее продумывает их очередность.

У резчиков можно научиться сталкивать стопы бумаги (то есть выравнивать листы относительно одного — так называемого верного — угла), быстро считать листы в пачке (есть хитрый способ) и работать на резальной машине. Серьёзно — это не очень сложно (хотя и может быть и небезопасно, например, порезы бумагой — обычное дело). Освоив пару простых приёмов обращения с машиной, вы сможете порезать что-нибудь и для себя, и какой-нибудь заказ. В типографиях часто бывает: машина стоит, потому что работа есть, а операторов не хватает.

Для затравки — краткое описание процесса сталкивания: сначала нужно впустить воздух между листами пачки (это просто, но нужно один раз увидеть), чтобы снизить трение, потом стукнуть пару раз ребром стопы по столу, а потом положить её плашмя на стол и выгнать воздух, проведя рукой по поверхности. Белые листы можно сталкивать на любую сторону, а отпечатанные листы сталкиваются всегда на верный угол — его отмечают маркером сами печатники. И не берите слишком толстую стопу, с ней сложно работать.

Ещё типографская примета: и у хороших, и у плохих резчиков бывает по десять пальцев на руках, но если у вашего резчика пальцев не хватает, можете не сомневаться, он — хороший специалист. Жизнь показывает, что достаточно оттяпать хоть маленький кусочек от себя самого, и делать глупости на работе больше не потянет.

Переплётчик

Переплётчик — тоже древняя профессия. Когда книги были рукописными или печатались небольшими тиражами, их тетради можно было сшивать иглой вручную, а листы подрезать ножом, зажав в пресс с деревянными винтами. И если бы профессия переплётчика сохранила бы прежнее оснащение, типографиям пришлось бы нанимать целую армию специалистов этой профессии. Например, фальцовка производилась вручную (да и сейчас ещё кое-где дело обстоит так же). Фальцовщица с плоской косточкой, также называемой фальцбейном, раз за разом повторяет несложную, но однообразную операцию: сложить лист пополам — провести по месту сгиба косточкой, ещё пополам — косточкой и т. д. Теперь фальцует машина: металлические захваты берут из стопы отпечатанные листы один за одним и пропускают их через систему валов и кассет. Фальцовщик теперь только настраивает машину и наблюдает за её работой.

Сфальцованные тетради книги подбирались вручную, потом отправлялись на шитье, тоже ручное. Одновременно с этим вручную делались переплетные крышки, которые одевались на блоки. Теперь все эти работы выполняют машины, а переплётчики стали операторами. Но даже если от них требуется только управлять машинами, они по-прежнему должны отлично разбираться во все переплётных процессах. Ведь конструктивно переплетённый книжный блок представляет собой десяток важных деталей, каждая из которых должна быть закреплена в строгой очередности с применением материалов со строго определёнными характеристиками. И любые ошибки приводят к тому, что книга теряет свою прочность, что совершенно недопустимо. Поэтому люди, которые её сделали, и заботились о нас с нашего первого класса школы — с букваря и до всех тех книг, которые вы дочитали на прошлой неделе. Что до вас, то имейте в виду — умение фальцевать вручную пригодиться вам и по жизни, не упускайте возможности научиться делать это правильно.

 

Архив журналов в свободном доступе.

Купить номер с этой статьей в pdf

На ту же тему:
  • Работы японских мастеров

    Дни открытых дверей Komori в Нидерландах — высокие полиграфические технологии встречаются с многовековыми традициями художественного мастерства.

     

  • На память о главном: готовимся к Новому году

    Перед самым главным праздником — Новым годом — мы решили ещё раз повторить запрос на открытки (Publish № 12, 2016, http://www.publish.ru/articles/201612_20013659), но решили сделать это на месяц раньше. Разве типографии не мечтают о заказчиках, которые делают всё загодя? Итак, наш запрос: открытка евроформата со сгибом, 20×20 см в развороте, 20×10 см в готовом виде, 1 биг, печать — 4+4, бумага — мелованная матовая 300 г/м2, тиражи — 300 и 500 экз.

     

  • Koenig & Bauer: старейшая компания с молодой душой

    Празднование 200-летия KBA, ознаменованное также ребрендингом и возвращением исторически более точного названия Koenig & Bauer, докатилось до России.

     

  • Диалектика Anicolor: переход количества в качество

    Самые современные модели печатной техники обычно появляются у нас в первую очередь в столицах. Но в этот раз было иначе — новинка была установлена в провинциальном городе. В типографии «А-Гриф» (Иваново) запущена первая в России печатная машина Heidelberg Speedmaster XL 75–4+L с коротким красочным аппаратом Anicolor 2. 5 октября компания «Гейдельберг-СНГ» организовала презентацию этого оборудования.

     

  • Готовы ли типографии к календарному сезону 2018?

    Повторяем запрос годичной давности: календарь квартальный с 3 пружинами. Шапка — 297×210 мм, блоки — 297×200 мм, печать — 4+0, бумага — меловка 300 г/м2 или картон. Календарные блоки — стандартные, на мелованной бумаге «Европа МИНИ белый 3-сп», пружина — серебро. Тираж — 200 экз. и 500 экз. Просим указать сроки и способ печати. Запрос полностью аналогичен тому, что мы считали в ноябре 2016 г. (https://www.publish.ru/articles/201611_20013643).

     

  • У истоков книжной реки
     

    Открытая в 2014 г. в Таджикистане книжная типография «Гандж» стала, вероятно, самым масштабным полиграфическим проектом года не только в Средней Азии, но и на всём постсоветском пространстве. В августе 2017 г. мы приехали в Душанбе и убедились — это не «потёмкинская деревня», как иногда случается с масштабными проектами, а работающее с хорошей загрузкой и растущее предприятие.

     


comments powered by Disqus