2014.03.26, Автор: Юрий Захаржевский4491 прочтений

Книжная печать уходит в «цифру»

Теги: Цифровая печать Эксклюзив

13 ноября на выставке «Полиграфинтер» состоялся организованный нашим журналом круглый стол «Трансформация бизнеса книжной печати», на котором обсуждалась часть полиграфического бизнеса, связанная с печатью книг цифровым способом.

13 ноября на выставке «Полиграфинтер» состоялся организованный нашим журналом круглый стол «Трансформация бизнеса книжной печати», на котором обсуждалась часть полиграфического бизнеса, связанная с печатью книг цифровым способом.

Книжная печать уходит в «цифру»

Пять главных участников заняли свои места за общим столом и вначале кратко представили своих предприятия.

Мы специально подобрали компании с разным оборудованием, рыночными приоритетами и структурами заказов: для кого-то печать книг — основной бизнес, у других — лишь часть в общем пакете заказов. Как раз из-за этих различий круглый стол и представляет интерес для всех, кто имеет к нему отношение.

Примерно половина аудитории из около 60 гостей мероприятия оказались представителями типографий. Также собрались издатели, поставщики оборудования и расходных материалов, коллеги из профессиональной прессы.

Михаил Авраменко — генеральный директор типографии «Буки Веди» — опроверг стереотип, что цифровая типография — обязательно маленькое предприятие. В этом «маленьком цифровом комбинате» за месяц печатается более 7 млн ч/б и 700 000 цветных оттисков формата А3. А совсем недавно типография обзавелась своей первой офсетной машиной.

Для типографии «Вишнёвый пирог» книги — только один из видов продукции, среди которой почти нет стандартной. Среди заказов есть как простые ч/б книги в мягком переплёте, так и сложные изделия со многими видами отделки. В одной книге порой совмещается печать на НР Indigo с белилами, на Xerox iGen по обложке или суперобложке, шелкотрафарет, тиснение в несколько цветов. Директор по развитию Евгений Тимощенко считает, что в итоге получается близкий к идеальному продукт и по качеству, и по срокам: «Стараемся никого по срокам не подводить».

А. Смирнов пришёл на круглый стол не с пустыми руками, а с целым набором книг своей типографии: «У этой тираж 30 штук, можете посмотреть качество. Это некий малоизвестный художник, вряд ли книгу купят сразу 500 или 1000 человек. Но вот 30 штук распространить вполне возможно. По мере распродажи мы можем допечатывать ещё»

«Сам Полиграфист» начиналась как маленький цифровой салон, в котором печаталась в основном рекламная продукция, визитные карточки и т. п. Некоторые из заказчиков выпускали малотиражные журналы. «Сначала мы размещали их в офсетных типографиях, — рассказывает директор по производству Илья Кунахович, — потом, приобретя более мощное оборудование, стали печатать их цифровым методом». В 2009 г. выделилось направление печати книг, а так как тиражи начинались с одной книги, появился новый бренд — onebook. Сейчас под производство книг организовали отдельное производство на новой площадке, а цифровой салон оставили на прежнем месте.

Компания «Книга по Требованию» работает с 2010 г. по технологии PrintOnDemand. У неё есть собственная типография, в которой делаются в основном книги в мягкой обложке, среднемесячный объём — порядка 20 000 книг. «Акцент нашей деятельности, — уточнил генеральный директор Александр Казанский, — в распространении, которое развивается достаточно активно. В октябре этого года мы заключили договор с компанией Ingram, теперь наш каталог книг стал доступен для заказа в других странах».

Алексей Смирнов — генеральный директор издательства «Печатная слобода», которое является совладельцем брендов «Белый город» и «Воскресный день». Одно из направлений работы — выпуск книг по искусству. За полтора года выпущено примерно 450 разных изданий.

Тенденции рынка книжной печати

Благодаря специализации «Буки Веди» на малых тиражах (до 1000 экз.), для Авраменко очевидны тенденции падения тиражей книг. Благодаря этому падению есть спрос на малые тиражи, но глобального перехода на цифровую печать пока незаметно.

Подхватив эстафету, Казанский заметил, что имеет место рост спроса на одиночные экземпляры, представленные на книжном рынке, и на узконишевые издания. В связи этим актуальным становится даже не вопрос количества представленных к производству макетов, а возможность их адекватного поиска. Начинается совершенствование поисковых машин, которые предлагают расширенные варианты поиска книги. И добавил: «Также отмечу тенденцию: многие издатели в последний год перекладывают реализацию на наши хрупкие плечи. Некоторые уже свернули свой коммерческий блок, освободили склад, оставили у себя портфель договоров, а реализация идёт через нас».

Разговор о судьбе издательств перешёл в активную дискуссию. Тимощенко высказал мысль, что падение тиражей, разумеется, выгодно цифровым типографиям, но этот процесс ведёт к неясным результатам: «Если тем типографиям, которые печатают малые тиражи, нравится, что тиражность падает, то “Книга по Требованию” вообще рада, когда издательства закрываются, потому что к ним переходят права и они ещё расширяют свой каталог и бизнес растёт. Я вижу в этом только одну негативную тенденцию — когда-нибудь, когда такой формат бизнеса, как издательство, умрёт совсем, нам тоже придётся как-то перестраиваться и обращаться к Александру, чтобы он давал нам работу — печатать малые тиражи книг, так как его оборудование будет загружено штучными тиражами. В общем, бизнес меняется. К чему это приведёт — не до конца понятно. Понятно, что какое-то время мы будем пировать на умирающих и загибающихся издателях, только сможем ли мы на этом много заработать, не очень ясно».

Директор «Книги по Требованию» считает, что издательства не исчезнут совсем: «Когда авторы приносят свой продукт и он не проходит корректорско-редакторской обработки, мы сталкиваемся с очень сырым контентом. Какой-то период рост продаж без издательств будет, но для выпуска профессиональной литературы издательства останутся, потому без грамотной подготовки само понятие книги может деградировать до набора статей, набора мыслей или просто текста». Тимощенко заметил, что это будет всё равно не издательство, а новый бизнес с другим функционалом: «Сейчас вы заменяете издательство, когда к вам приходит автор со своим текстом. Вы делаете ему корректуру, можете предложить редактирование, профессиональный дизайн и прочее. Другая часть бизнеса — это продажа и распространение, промоушн той самой литературы. Автор на себя берёт одно, вы — другое, любое издательство вы можете разорвать напополам. Я имею в виду, что издательство в классическом виде — когда автор приходит со своим текстом либо присылает его, и кто-то оценивает его литературную ценность, вкладывает деньги, берётся за распространение. Такое издательство умирает. Сегодня практически любой самый плохой “писатель” может раскрутить текст в интернете, благодаря всем нам он может это напечатать, получить известность и конкурировать с авторами, которые издаются через классические издательства».

Ведущий круглого стола главный редактор Publish Игорь Терентьев попросил поднять руки присутствующих издателей: оказалось всего пять человек. К сожалению, издатели редко посещают полиграфическую выставку. Терентьев считает, что происходит сближение издателей и полиграфистов, и оно неизбежно. Где-то — вплоть до полного слияния издательства и полиграфической базы. Может быть, это новый виток эволюции: когда-то неотъемлемой частью газетного издательства была типография. Сейчас история повторяется, но в других масштабах.

М. Авраменко (на фото справа): «Тенденция ясна: больших, многомиллионных тиражей уже нет, даже Конституцию, наверное, скоро перестанут печатать офсетным способом, будут просто рассылать по СМС»

Тимощенко считает, что количество контента растёт, но его отбора, чем занимались всегда издательства, нет, и качество падает: «Поэтому я, со своей стороны, стараюсь помогать издателям, которые остались среди наших клиентов, и максимально оптимизировать их работу с точки зрения современных технологий, экономии средств и всего остального. Этим я занимаюсь последние 7 лет — сколько существует данное направление в нашей компании. В последний год появилась положительная тенденция: видимо, у издателей стало всё так плохо, что они стали ко мне прислушиваться. То есть они не приходят теперь со своими идеями и не говорят, что нам делать, а прислушиваются к тому, что им рассказывают про современные тенденции и технологии».

По мнению Смирнова, издательский бизнес переживает серьёзный кризис: «В этом году, по сравнению с прошлым, падение реализации на 25 %, а по некоторым позициям и до 40 %, как тут можно оптимистично смотреть в будущее? Мы, наверное, ещё не умрём, но как-то страшновато. Мы стали прорабатывать вопросы небольших тиражей с 2010 г., потому что некоторые тиражи, по подсчётам наших продвинутых аналитиков, должны продаваться больше 20 лет. Мы много думали и создали свою типографию. Наверное, в итоге большая часть текстовой информации уйдёт в интернет, а останется книга подарочного плана и детская».

Авраменко внёс позитивную струю: «Есть фильм “Москва слезам не верит”. Там тоже говорили, что театра не будет, телевидение всё убьёт… Рынок трансформируется, но издательства никуда не денутся. У нас есть авторы, которые у нас напечатали 100–200 экземпляров, а потом в издательствах выпускали более крупные тиражи. Бывает, что издательство заказывает у нас тираж — нужны премиальные, красивые книжки 20–30 экземпляров, но ведь есть и основной тираж. Есть работа и для больших типографий, и для малых — это просто разные модели. Youtube никогда не убьёт Голливуд, и театр тоже. Мы все смотрим голливудские блокбастеры, и лишь немногие вылавливают ролики из Youtube. Но в принципе всё имеет право на жизнь — каждому автору надо давать возможность хотя бы малым тиражом издаться, заявить о себе, а дальше уже рынок отреагирует, люди проголосуют: стоит ему большим тиражом печататься или нет».

Казанский добавил оптимизма: «Новые технологии не убивают традиционную модель, а просто трансформируют и приспосабливают её под изменившийся принцип потребления книги. Количество наименований произведений с каждым годом растёт и вырастет ещё больше. Но и среди графоманской литературы большее количество хороших книг становится доступным для потребителя. Хочу напомнить, что пресловутые “50 оттенков серого” пришли из селф-паблишинга. У нас были случаи, когда авторы, продавая книги по технологии PrintOnDemand, набирали определённое количество заказов, а потом мы выдавали им справку. Они шли в издательство, которое принимало книгу в офсетный тираж, потому что она прошла проверку спросом. В этом — смысл сотрудничества новых и традиционных издательских технологий. Издательство меньше рискует и получает продукт, который, возможно, разойдётся большим тиражом».

Авраменко считает, что падение тиражей и появившаяся у авторов возможность печатать напрямую через типографию, а распространять книги такими сервисами, как «Книга по Требованию», дают издательствам стимул более тщательно выбирать контент, выпускать на рынок более качественный, более интересный продукт.

Мнение издателя: «Слово сакрально, оно не может быть коммерческим»

Присутствующие в зале издатели высказали мнение, что самое главное в издательской работе — экспертная оценка: в горе «мусора» найти достойную книгу. Вокруг издательства складывается сообщество читателей, которые знают, что это хорошая экспертная оценка. Издательство — это не машина по производству денег. Ведущий высказал мысль, что хороший фильтр должен работать так, чтобы зарабатывать деньги. Но издатель не согласился: «Нет, когда мы говорим о литературе как об искусстве, рентабельность вторична. У каждого издательства на первом месте стоит идея: например, издать на русском языке качественную детскую литературу, которая издавалась в Европе».

Существовать же издательство, по мнению нашего гостя, может на гранты или деньги спонсоров. По этому поводу Смирнов рассказал, что, например, в издательстве «Белый город» именно на грант издано серьёзное исследование по французской живописи — 450 страниц. Но о заработке на этой книге речи не идёт: она напечатана пока небольшим тиражом. По мере продаж будут новые тиражи. Такова технология от гранта до получения прибыли на рынке.

Резюмируя: на фоне роста названий книг, количество издательств и общий объём печати ещё некоторое время будут падать, но сотрудничество с цифровыми типографиями позволит издательствам сохраниться, повысив качество отбора книг и увеличив количество их наименований. А судя по названным цифрам (а также жалобам офсетных типографий), трансформация в отрасли идёт довольно быстро.

Кому книги — по требованию и малыми тиражами?

Помимо особенностей продвижения, мы также хотели выяснить, есть ли разница между печатью по требованию и малотиражной? Каковы верхние границы тиражей, печатаемых на цифровом оборудовании?

Авраменко считает, что печать по требованию — это выпуск единичных экземпляров, а малотиражная печать — это как раз то, чем занимается «Буки Веди»: изготовление от 50 до 1000 экземпляров. Книги тиражом менее 50 экз. в «Буки Веди» печатают, но редко. Верхняя граница тиражей «Буки Веди» для ч/б печати — до 1000 экз., но когда нужен срочный заказ, который не успевают выполнить на офсете, то печатают и полторы, и две тысячи, потому что на «цифре» это получается быстрее. Для цветной печати тиражи 200–300, при большем тираже запускается офсетная машина. Но, если заказ нужен срочно, тираж на «цифре» может доходить до 1000.

С точки зрения продвижения одна из главных проблем, по мнению Авраменко, в том, что у издателей предвзятое мнение о «цифре»: они считают, что это некачественная печать. Это связано с тем, что ещё несколько лет назад книги часто делали на не совсем профессиональном оборудовании. Приходится постоянно доказывать, что цифровое качество может быть таким же, как на офсете, а в некоторых моментах даже лучше. С переплётом в «Буки Веди» проблем нет: там используется то же послепечатное оборудование, что и в офсетных типографиях.

А. Казанский: «Вы будете смеяться: у нас средний тираж — два с половиной экземпляра»

В компании «Книга по Требованию» продвижение услуг направлено на два больших потока: авторы и издатели. Если издатель оценивает удобство, быстроту, стоимость вопроса (например для комплектования библиотечного заказа или срочной допечатки), то для авторов возможность печати по требованию — в первую очередь удовлетворение собственных амбиций. Соответственно, и потоки информации об этих услугах канализированы. Для авторов существует несколько порталов: pubmix.ru оказывает большой спектр редакторских услуг, а bookvika.com служит воронкой, откуда печатаются книги в состоянии «как есть». На специализированный портал nobelpress.com заходят в основном научные работники и преподаватели, которым нужно быстро распечатать монографию, курс лекций и т. д. Для издательств работает внутренний сайт на портале www.letmeprint.ru.

Самый маленький тираж в «Печатной слободе» — одна книга. Максимальный тираж для книг — 400 штук, а средний — около 30. Специфика работы этой типографии не только в том, что она не работает на открытом рынке, а печатает свои книги под брендами «Белый город» и «Воскресный день», но и в заказчиках: в основном это художники. Конечно, такие клиенты имеют свою специфику: иные «стоят над душой», добиваясь попадания в цвет. Терентьев даже выразил сомнение, что при этом можно оставаться прибыльными:

— Как можно зарабатывать деньги, если у вас стоит человек рядом с HP Indigo и требует несколько раз что-то перепечатать?

— Кто перегибает палку, тому приходится платить.

В «Вишнёвом пироге» не гонятся за большими тиражами, делают в основном сложные вещи, но и ч/б книг в мягком переплёте печатается достаточно много. А вот «печать по требованию» касается только бизнеса фотокниг: «Мы на своей шкуре испытали, что такое печать по требованию, — делится Тимощенко, — и для себя определили, что ч/б книги по требованию — это работа для компании “Книга по Требованию”, но не для нас. Встраивать её в другой полиграфический бизнес очень накладно: должно быть много точек контроля. А вот печать фотокниг от одной штуки — это рентабельно. Литературу для издателей печатаем, но минимальные тиражи — хотя бы 5–10 штук. Поэтому средств привлечения авторов, например на сайте, у нас нет. Мы работаем практически всегда с посредником».

Тиражи для издателей бывают разные. Это могут быть предтиражи, посттиражи (допечатка), бывают и основные тиражи. Некоторые издательства полностью перешли на печать небольшими тиражами: они постоянно заказывают допечатку. Также издатели печатают тиражи для корпоративных клиентов: дешёвые — раздаточные, и дорогие — подарочные.

Т. к. в типографии есть и офсетное оборудование, было подсчитано, что точная граница рентабельности между «цифрой» и офсетом — 1012 шт. Но это не значит, что тираж «цифры» не может быть больше. Если временные рамки ограничены, то и больший тираж печатается на ЦПМ: «Вариабельность в нашей бизнес-схеме очень большая, мы стараемся работать с клиентом так, как ему удобно. Недавно с одним клиентом вели переговоры о печати его книг “цифрой” и офсетом. А в итоге договорились о печати всех книг небольшими партиями, тем самым избавив его от затрат на хранение».

В «Сам Полиграфист» объёмы постепенно растут: раньше средние тиражи составляли 100–200 книг, сейчас стали выше. Максимальный тираж ч/б книг — до 1000, цветных — до 500 — в зависимости от срочности. «Когда мы создавали свой сайт onebook, то пытались печатать книги от 1 экземпляра, — рассказал Кунахович. — Заказов через интернет было много, но маржа была совсем небольшая. Сейчас у нас цена за один экземпляр кусается, это практически стоп-цена. Поэтому основные тиражи идут от издательств».

Выяснилось, что специализация позволяет цифровым типографиям мирно существовать и даже расти без особой конкуренции. Как считает Авраменко, «сейчас многие типографии печатают книги на цифровом оборудовании, но, если смотреть по собравшимся за этим столом, у всех есть своя специализация. Более того: нас с “Книгой по Требованию” много одних и тех же клиентов, которые у них печатают единичные экземпляры, а у нас заказывают большие тиражи».

Кунахович также не особо чувствует конкуренцию: «Конечно, бывает больше или меньше заказов. Но если уж в Москве выживает тысяча офсетных типографий, то крупных цифровиков пока совсем немного. Конечно, бывает, когда клиент говорит, что в других типографиях дали лучшую цену. В таких случаях мы отвечаем: “Идите”. Потом они всё равно возвращаются к нам».

Как расти?

 

Вопрос директору «Буки Веди» от представителя поставщика техники Михаила Кувшинова («НИССА Центрум») послужил поводом для обсуждения перспектив промышленных рулонных ЦПМ:

— Вы печатаете достаточно много — 7 млн ч/б отпечатков в месяце — и растёте дальше. Возможен ли какой-то объём: 17 или 70 млн, когда существующая технология станет неудобной и вам придётся переходить на другую?

— Сейчас появляются предложения по рулонной печати, но т. к. мы занимаемся печатью малотиражной продукции, большое количество листовых машин нам не очень мешает. Иногда у нас на 3–4 машинах идёт один и тот же тираж — так получается быстрее. А иногда на 5 машинах идут 5 разных тиражей. Когда кончится рост числа машин? Когда кончится рост объёмов заказов. Я не испытываю дискомфорта от того, что у нас машина делает не 200 копий в минуту, а меньше. Я был в типографии, где более 50 ЦПМ, и они нормально работают. В таком подходе ещё одно преимущество: всё наше оборудование, не только печатное, имеет двойное или тройное дублирование. Любое оборудование, если оно интенсивно используется, ломается, и чем больше у тебя машин, тем лучше ты застрахован, тем стабильнее идёт работа.

Тимощенко по этому поводу заметил, что в последнее время все производители активизировались на рынке цифровой рулонной печати: «Но уже, наверное, все подсчитали, что себестоимость отпечатка на рулонных машинах и на наших листовых практически не отличается, отличается только производительность — могу это точно сказать про рулонную печать с сухим тонером. Выгода от такого оборудования может быть только по площади, которую оно занимает, плюс экономия на числе операторов, которые будут его обслуживать».

К сожалению, к участию в круглом столе не удалось привлечь первых российских пользователей струйных рулонных ЦПМ. Возможно, они могли бы рассказать по этому вопросу много интересного.

Работа с заказчиками

Мы обсудили и технические аспекты: приём файлов, проверка, доработка, адаптация для разных технологий печати и переплёта.

В «Буки Веди», по словам Авраменко, в этой области всё стандартно: «Мы принимаем и готовые файлы в формате pdf, doc и другие. Можем делать вёрстку, корректуру, доработку макета. Бывает, что печатается цветопроба на ЦПМ и на её основании клиент сам дорабатывает макет. Специального цветопробного устройства нет: все машины у нас откалиброваны, а у Konica Minolta есть продукт ColorCare, который позволяет на ЦПМ получить точность цветопередачи, как на офсетном оборудовании. У нас есть довольно сложные клиенты с точки зрения цветопередачи. Например, галереи, у которых высокие требования: чтобы картина на бумаге смотрелась так же, как картина. Но мы справляемся». Ведущий поинтересовался:

— А если вам заказали тираж в мягкой обложке, а потом попросили в переплёте — насколько трудоёмка переделка?

— Не очень трудоёмка. Не всегда заказчики могут рассчитать толщину в зависимости от бумаги и переплёта, потому что используется различная бумага, и не все могут учесть это. Бывает, что собираются печатать тираж на 80 г/м 2 бумаге, а потом печатают на 70 г/м 2. Мы всё это корректируем с помощью сигнальных экземпляров.

«Книга по Требованию» помогает многим авторам, которые приносят макеты в doc, хотя они не платят дополнительно ни за вёрстку, ни за корректуру. Разумеется, работа с единичными экземплярами невозможна без автоматизации приёма файлов: сам принцип работы PrintOnDemand зависит от того, какими возможностями обладает ПО. К сожалению, подробно об этой «военной тайне» Казанский не рассказал: ПО создавалось компанией самостоятельно, не один год — подходящих готовых решений не нашли.

Если клиент — частное лицо, а не издатель, он прямо на сайте принимает условия договора и берёт на себя ответственность за результат. Готовый макет отправляется на печать, когда на него приходит заказ от того или иного магазина.

В «Печатной слободе» авторы очень редко приносят готовые файлы, практически всегда подготовку оригинал-макета осуществляет само издательство, и своеобразие заключается в том, что окончательной подготовкой заказов к печати занимается печатник: на HP Indigo для это имеется достаточно серьёзное и удобное ПО. Основная проблема — цветоделение. Каждый художник, как известно — талант, и для него непопадание в цвет – трагедия.

Хотя в «Вишнёвом пироге» предпочитают малотиражную печать, там тоже, как и при печати по требованию, возникают проблемы с приёмом, проверкой, доработкой и адаптацией файлов: тем более, что «малый тираж» может состоять фактически из 50–150 различных книг. От издательств, по словам Тимощенко, файлы приходят в двух вариантах — плохом и ужасном: «Либо все файлы подготовлены под старые требования, и нашему специалисту приходится переделывать их под наши требования, а это занимает довольно много времени. Либо у издательства вообще хаос с файлами — некоторые могут совсем не иметь нормальных файлов своих книжек. Приносят экземпляр, макет которого потерялся. Один из клиентов хотел отсканировать и привести в “живой” вид 3000 разных изданий. Издательство имеет права на эти книги, но электронные макеты утеряны. У нас это технически возможно».

В итоге на отдел препресса ложится большая нагрузка по проверке и подготовке файлов, которые получаются через ftp либо по электронной почте и обрабатываются в ручном режиме. Конечно, есть готовые средства автоматизации, представленные на рынке. Например, в «Вишнёвом пироге» представители Xerox презентовали такую систему два года назад. Но объём печати в типографии пока недостаточен, чтобы имело смысл приобретать такое ПО.

Вопрос с файлами всегда был актуален и в «Сам Полиграфист». Некоторые издательства представляют уже файлы в хорошем качестве, которые можно печатать. С небольшими недоработками по толщине корешка и т. п. мелочам допечатный отдел справляется. Но если возникают серьёзные проблемы, типография возвращает работу заказчику на переделку либо берёт с него дополнительную плату.

Автоматической загрузки книг через сайт у типографии нет: это достаточно дорого и требует больших усилий по внедрению. Есть лишь система для работы через сайт с простыми заказами (визитками, листовками), но и там клиенты умудряются делать значительные ошибки.

Таким образом, работа с файлами зависит от величины тиражей и специфики клиентов типографии.

Книга про книги

 

Гости круглого стола получили в подарок издание «КнигаBook», полезное во всех отношениях для тех, кто занимается книжным производством — как офсетным, так и цифровым. Мы назвали его «Альманах современных тенденций в книжном бизнесе и полиграфии». Он издан тиражом 5000 экземпляров в сентябре совместно с Российской книжной палатой к Московской международной книжной ярмарке. Но его целевая аудитория — не только издатели, но и типографии, которые задумываются об успешном бизнесе книжной печати, а также салоны оперативной полиграфии. Издание представляет собой отличную рекламную площадку для всех, кто заинтересован в продвижении оборудования и расходных материалов для типографий, занимающихся печатью книг.

В альманахе собраны аналитика и технологические статьи, имеющие отношение к созданию книг: в них описываются подходящая для этого техника (цифровая, допечатная, печатная, послепечатная), ПО, вопросы продвижения на рынке и т. д.

Следующий выпуск запланирован на 2014 г.

О качестве и рекламациях

Это был последний вопрос, который успели обсудить: какого рода проблемы с качеством существуют, как они решаются, основные причины рекламаций по качеству? Также нас интересовало, различает ли заказчик качество печати на разных типах ЦПМ: тонерных и струйных?

В «Буки Веди» работают на тонерных машинах. Директор типографии считает, что, если сравнивать качество печати тонерных ч/б машин со струйными, то оно заметно отличается: «По крайней мере на тех образцах, что я видел, струйная печать более светлая, по качеству ближе к ризографской. Есть заказчики, которых устраивает такое качество, особенно если речь идёт о тексте без полутонов». Что касается разных типов оборудования, то, по мнению Авраменко, для клиентов по большей части главное — получить качественный продукт, независимо от того, на чём он сделан. Но при этом требования к качеству у них очень высокие — и у издателей, и у частных авторов: «С детства мы воспитаны, что книга должна выглядеть как произведение искусства. Какая бы она ни была по содержанию, у заказчика очень высокие требования к качеству. Если это мягкий переплёт, он не должен разваливаться. Если это твёрдый переплёт — всё должно быть максимально идеально, хотя в больших типографиях качество хуже того, что пытаются получить у “цифровиков”. У нас тиражи осматриваются в ходе производства не только сотрудниками производства, но и менеджерами, которые отвечают за этот заказ. Поэтому брак обычно обнаруживают до того, как книга покинула пределы типографии, хотя у нас нет никакого ОТК. Цифровая печать — технология молодая, а мы выпускаем очень много книг, и поэтому регулярно сталкиваемся с технологическими моментами, которые портят качество продукции. Раньше у нас была проблема с ламинацией, особенно в корешковой зоне твёрдого переплёта. Расходные материалы не всегда стабильно одинакового качества. Основные причины рекламаций по качеству — в цифровой технологии всё ещё пока сыро. Приобретая новейшее оборудование, мы вынуждены постоянно заниматься исследовательской работой».

Е. Тимощенко: «Ты можешь отпечатать великолепную книгу, а заказчик открывает её и говорит: “Почему чёрный такой чёрный? Я хотел менее чёрный чёрный”»

Казанский тоже считает, что для 99 % клиентов всё равно, на чём делали книгу — вопрос больше в сроках: «Мы производим в основном книги на КБС, и требования к переплёту просты — чтобы корешок был ровный, крепкий, книга не разваливалась, а обрезано было гладко. Основные причины рекламаций — не столько в полиграфическом исполнении, сколько в проблемах внутри. Мы выпускаем очень много репринтных изданий, в которых иногда потеряны страницы. Иногда идём даже на то, чтобы найти оригинал и восстановить пропущенные страницы».

Смирнов рассказал, что проблемы по качеству были поначалу, в т. ч. с ламинацией, особенно по корешку. Чтобы книги не разваливались, пришлось перепробовать много клеёв: остановились на 11-м. От печати твёрдым тонером отказались — он бликует, а у заказчиков «Белого города», т. е. художников, глаз намётанный. Поэтому цветоделение в типографии делают сами, никому не доверяя. Но всё равно с ним бывают проблемы — в основном, из-за качества материалов.

А вот в «Вишнёвом пироге», где книги — лишь один из многих видов продукции, заказчики различают печать на разных типах ЦПМ. Но типография использует это во благо: каждому продают печать на той машине, которая ему нравится. Даже заслуженная Xerox DC 7000 с блестящим масляным тонером имеет своих поклонников, которые в восторге от её печати. Другие же предпочитают Xerox iGen с матовым тонером. Есть виды бумаги, особенно фактурные, на которых эта ЦПМ печатает прекрасно. А вот красивую вкусную еду печатают обычно на HP Indigo. И есть некоторые материалы, на которых эта машина, по выражению Тимощенко, «печатает просто прелестно».

Проблемы при работе встречаются, как откровенно заявил Тимощенко, практически ежедневно, поскольку типография старается удовлетворить любого клиента, а чем больше работы и чем она разнообразнее, тем больше и рекламаций. Одно из решений — печать сигнального экземпляра.

И. Кунахович: «Обычно они возвращаются»

Кунахович также не стал приукрашивать действительность: «И у нас бывает брак, потому что печать оперативная, в основном тиражи сдаются, как пирожки горячие из печки, не всегда выдерживаются технологии. Но стараемся решить вопрос до того, как он попадёт к заказчику. Если всё же есть рекламация, то мы, естественно, всё пытаемся решить, переделываем тираж. А раз в год бывает неадекватный клиент, с которым договориться нельзя, — тогда предлагаем вернуть деньги. При цветной печати, если клиент особо требовательный, мы просто приглашаем его на тираж. Некоторые с удовольствием сидят несколько часов, а некоторые даже проверяют полистно каждую книгу. И находят какую-нибудь жёлтую точечку на 378-й странице, которую мы бы не нашли. Но клиенту это важно, и мы меняем страницу — мы всегда за клиента».

Как видно, и относительно качества у типографий разные проблемы: печать книг с ч/б текстом — совсем не то же, что выпуск художественных альбомов и фотокниг с шикарной отделкой. В общем, несмотря на то, что в реальной жизни неизбежно встречается брак, цифровые типографии действительно вышли на высокий уровень качества, не уступающий уровню больших типографий. К тому же у «цифровиков» больше возможностей по устранению брака, а его масштабы не так велики.

Есть ли будущее у книги?

Очевидно, что в ближайшей и самой отдалённой перспективе — оно цифровое. Однако как телевидение не «убило» кино и театр, так и «цифра» — это совсем не обязательно только электронные книги. У людей по-прежнему существует потребность обладания бумажными изданиями. Только времена миллионных тиражей уже прошли — за редким исключением, большинство наименований печатаются тиражами от 1 до нескольких тысяч экземпляров. И в ближайшей перспективе будет происходить их «оцифровка» в непривычном контексте — перевод с офсетной на цифровую печать. А значит, и работы на этом рынке для цифровых типографий будет больше.

 

Архив журналов в свободном доступе.

Купить номер с этой статьей в pdf

На ту же тему:
  • Заметная эволюция
     

    Перед разработчиками новых цветных листовых электрографических устройств в категории «лёгкие ЦПМ» стоят непростые задачи — улучшать характеристики, оставаясь в рамках заданных маркетологами границ. Кто-то понимает задачу буквально, разрабатывая новые ЦПМ с неизменной скоростью печати, но в Canon посчитали важным, чтобы перемены к лучшему были заметны во всех аспектах — при создании imagePRESS C850 (и разработанных на основе того же механизма печати менее производительных, но более доступных 75- и 65-страничных моделей C750/С650) была существенно повышена линейная скорость печати — до 85 стр./мин, а также добавлены функции, расширяющие возможности устройства.

     

  • Индустриальный рубеж Konica Minolta

    Крупный японский производитель цифровых решений для офисной и коммерческой печати осваивает новые, перспективные рынки — этикеточный и упаковочный.

    Konica Minolta не раз доказывала, что готова с открытым забралом встретить любые новые вызовы. Компания способна реагировать на перемены быстро и радикально, делая всё, чтобы обеспечить свой стабильный и устойчивый рост.

     

  • PROKOM для идей и вдохновения
     

    С 10 по 12 мая в столице Австрии прошла первая конференция «Мощь PROKOM» для членов сообщества пользователей промышленных решений Konica Minolta. Для крупного производителя ЦПМ поддержка сообщества — это естественный шаг на пути перехода от продавца «коробок» к поставщику решений.

     

  • «Мегацифра» для рулонной этикетки

    Освоение ниши малых тиражей этикеточной типографией требует не только внедрения цифрового печатного оборудования, но и перехода на новые методы работы.

    Типография «Мегафлекс» открылась в 1998 г. и с самого начала занималась самоклеющейся этикеткой. В дальнейшем предприятие развивало направление рулонной печати высококачественной этикетки.

     

  • Ваш друг Versant

    Говорят, что настоящий друг — тот, на кого можно положиться в самые трудные моменты жизни. Если перенести эту аналогию на цифровые печатные машины, то в их поддержке типографии особенно нуждаются в самые горячие дни — когда наступает пик загрузки и дорога каждая секунда.

     

  • Собирая тиражи
     

    Крупнейшая европейская типография Onlineprinters, выполняющая по 4000 заказов в день, построила свой бизнес на приёме заказов онлайн и печати сборных тиражей. Хотя основные производственные мощности — офсетные, в компании смотрят в будущее и активно внедряют цифровые технологии печати.

     


comments powered by Disqus