2000.07.19, Автор: Денис Самсонов2042 прочтений

Папа

Теги: От редактора От редактора Publish

Гутенберг первым организовал производственный процесс, позволивший получать предсказуемые и повторяемые результаты

Самсонов Денис

Гутенберг первым организовал производственный процесс, позволивший получать предсказуемые и повторяемые результаты

Дошедшие до нас сведения о его жизни отрывочны и не всегда достоверны. С этого заявления начинается каждое честное описание его биографии. Скудость информации о Гутенберге, которой мы обладаем, – лишнее подтверждение того, что величайшее изобретение в истории человечества не принесло его создателю ни особых денег, ни признания современников. Хроники тех лет заполнены сведениями о фигурах, с точки зрения современников, гораздо более значительных.

Основные источники, из которых мы черпаем свои знания о Гутенберге, – судебные архивы, которые уже в 15 веке велись в Германии со всей необходимой для этого дела тщательностью.

В кривом зеркале этих специфических источников, главным событием в биографии Гутенберга может показаться тяжба, проигранная Иоганну Фусту, его партнеру по бизнесу. Вложивший 2000 гульденов в предприятие Гутенберга, Фуст в 1455 году потребовал через суд вернуть эту сумму и причитающиеся ему проценты. Гутенберг был объявлен банкротом. По решению суда Фусту отошло все имущество типографии, включая наборный шрифт знаменитой «42-строчной» библии. Судя по всему, туда же вошел уже готовый наборный шрифт для псалтыря. Последний интересен тем, что при его печати (уже Фустом) впервые были использованы шрифты двух различных кеглей, а также цветные буквицы.

Истории, в которых талантливый изобретатель обманом, подлогом или хитростью лишается плодов своего труда, случаются сплошь и рядом. К счастью, в жизни Гутенберга это происшествие осталось лишь эпизодом. Он еще отольет не один шрифт и издаст не одну книгу. И вроде бы закончит жизнь, ни в чем особо не нуждаясь, в свите архиепископа Нассау Адольфа. А это уже неплохо.

Человечество движется маленькими шажками. Практически все, что необходимо для того, чтобы начать печатать книги, у Гутенберга уже было. С инженерной точки зрения основное изобретение Гутенберга – наборный шрифт и технология его отливки. Кроме этого, он внес усовершенствования в состав красок для печати. Однако, по утверждению ряда исследователей, на авторство этих изобретений могут претендовать и ряд других изобретателей-современников Гутенберга. Важнее, с моей точки зрения, то, что Гутенберг первым организовал производственный процесс, позволивший ему получать предсказуемые и повторяемые результаты. Кроме того, у нас есть данные, позволяющие считать, что Гутенберг создал школу. Большинство из европейских печатников того времени были выходцами из Германии. Большинство из последних из Майнца – родины Гутенберга. Как минимум о четырех учениках Гутенберга мы имеем достоверные сведения.

Влияние начала книгопечатания на европейскую цивилизацию огромно. Печатная книга изменила представление европейцев о науке и образовании, привела к усилению роли светского государства. Прямым следствием книгопечатания явилась Реформация и прокатившиеся по континенту религиозные войны. В этом году журнал Time назвал Гутенберга Человеком Тысячелетия. Понадобилось шестьсот лет, чтобы понять — главную роль в истории последнего тысячелетия сыграли не полководцы, герои или ученые, а ювелир из города Майнца, первым начавший отливать буквы из металла. Человек, достоверными сведениями о жизни которого мы почти не располагаем.

Архив журналов в свободном доступе.

На ту же тему:
  • Струйное будущее печати

    Новейшая история полиграфии — в части, касающейся развития струйной технологии, — неплохо документирована, но некоторые факты в ней уже слегка позабыты. Например, первый патент на печатающую головку с непрерывным истечением чернил якобы был выдан Вильяму Томпсону ещё в 1867 г. Понятно, что тогда не шла речь о физическом воплощении принтера на основе этой технологии, и первую модель с непрерывным истечением чернил выпустила… Siemens только в 1951 г. Но в следующие 30 лет, до появления импульсных технологий — термо- и пьезоструйной, вряд ли кто-то всерьёз считал, что струйные устройства смогут стать базой для настоящих полиграфических машин.

     

  • На пути к этикеточному чёрному ящику

    Судя по ответам в нашем традиционном опросе на сайте, общее направление движения к «цифре» для большинства руководителей флексотипографий — дело решённое. Конечно, мы ставили гораздо более узкий вопрос, чем заявленная тема номера по итогам нашей конференции «Цифровая трансформация во флексотипографии». Мы предлагали только высказать мнение на тему «Стоит ли внедрять цифровую печать во флексотипографии?», не касаясь перехода на цифровые техпроцессы и послепечать.

     

  • Бублик автоматизации и другие вкусности

    Продолжаем заботиться об удовлетворении интеллектуального голода наших читателей. По заветам всех бабушек особое внимание уделяем мучному. Да, мы в курсе, что десерт подаётся последним и к чаю, но в нашем случае сладкое оказалось темой номера. Не спрашивайте, почему на обложке бублик. Так тему автоматизации интерпретировало причудливое воображение одного из дизайнеров прекрасной студии Tomatdesign. Наш вариант объяснения — это метафора идеальной (но недостижимой) автоматизации, охватывающей все аспекты деятельности типографии. Не только на 360° по окружности, но ещё замыкающейся в трёхмерную фигуру — тор. Впрочем, вы можете придумать и собственное объяснение…

     

  • Зачем нам рекорды?

    Когда мы готовили тему номера, казалось, что собрать в неё достаточное количество рекордов, имеющих отношение к полиграфии, будет сложно. Ведь у нас — индустрия, а не спорт, сама суть которого заключается в достижении всё новых и новых рекордов. Однако это оказалось совсем не так. Причём некоторые рекорды по разным причинам даже не попали в статью.

     

  • Точки оцифровки

    В процессе подготовки к нашим конференциям на общую тему цифровой трансформации, но для разных аудиторий — офсетных и флексографских типографий — я обращал больше внимания на то, как полиграфисты, не относящие себя к «цифровикам», на самом деле уже давно и много пользуются преимуществами цифровых технологий. Да, безусловно, цифровая печать находится в сердце цифровой трансформации отрасли. Однако цифровые технологии уже пронизывают полиграфию сверху донизу. Причём даже на предприятиях, которые не особенно торопятся в цифровую эпоху, точек цифровизации — множество!

     

  • Путеводитель по широкому формату

    Тема номера — FESPA 2018. Эта выставка, когда-то бывшая нишевой и нацеленной на специальные виды печати — трафаретную, тампонную и др., вместе с индустрией пережила успешную цифровую трансформацию и активно растёт. Теперь основу её экспозиции составляют широкоформатные принтеры, а также необходимые для их нормального функционирования решения — от RIP и полномасштабных систем автоматизации до послепечатного оборудования, запечатываемых материалов и чернил.

     


comments powered by Disqus