2000.02.24, Автор: Денис Самсонов1443 прочтений

Пентаграмма

Теги: От редактора От редактора Publish

Когда заказчик предъявляет претензии к качеству, он в девяноста случаях из ста, сам не очень понимает, чего он собственно хочет.

Самсонов Денис

Когда заказчик предъявляет претензии к качеству, он в девяноста случаях из ста, сам не очень понимает, чего он собственно хочет.

Раньше отличать качественное от некачественного было просто. На все хорошее ставился известный значок — пентаграмма, внутри которой аббревиатура СССР возлежала на непонятном сооружении, больше всего напоминающем жертвенник у древних иудеев. Времена изменились, мода на кабалистику прошла и теперь разбираться с качеством приходится самостоятельно.

Вопрос о том, какой продукт — дизайн, пленку или оттиск — считать качественным, далеко не прост и даже напротив, весьма коварен.

Прежде всего непонятно, кто должен его решать — типография (препресс-бюро), заказчик или конечный потребитель. В этой посылке заложена мысль о том, что качество — понятие относительное, которая столь же не очевидна. Существуют шкалы, приборы, измеряющие эти шкалы. И, в известном смысле, качество может быть установлено объективно. Но и последнее соображение так же может быть подвергнуто сомнению.

Долгие размышления над этими противоречиями привели нас к следующим выводам. Вывод первый — как и всякий другой спор, спор о качестве — суть спор о терминологии. Слишком много вложено в это слово, и произнося его, каждый имеет в виду что-то свое.

Вывод второй — почти по Ньюбергу (см. статью в разделе «Тема номера») мы разделили бы понятие качества на три: физическое, психологическое и коммерческое. Первое включает в себя все поддающееся измерению: качество сканирования и цветоделения, плотность и формат выведенных пленок, отсутствие брака при печати. Психологическое качество — качество с точки зрения потребителя, который не является профессионалом в области полиграфии. Потребитель не станет вдаваться в технические детали и оперирует тремя оценками: нормально (он не обратил внимания на качество печати), плохо (не понравилось), хорошо. Наконец, коммерческое качество — максимальный уровень качества достижение которого коммерчески целесообразно.

Если с первыми двумя (физическое и психологическое) все понятно, то коммерческое качество — это наше know-how, до которого еще не все додумались. Как потребители печатной продукции мы от этого только в выигрыше — издатели журналов, газет, корпоративных буклетов печатают их лучше, чем на самом деле нужно. Как издатели журнала можем быть и в проигрыше. Как отразились бы изменения качества печати в ту или другую сторону на популярности нашего журнала, по хорошему, никто не знает. Может быть, нам следует инвестировать более значительные средства в печать и бумагу, и журнал ожидает фантастический рост популярности. С другой стороны, возможно мы тратим лишнее, и, выходи Publish хоть на газетной бумаге, число читателей останется неизменным.

Пример с Publish не совсем корректен. На самом деле, мы давно и серьезно думаем об оптимальном, с коммерческой точки зрения, уровне своей полиграфии. Но, в целом, насколько нам известно, вопрос влияния качества полиграфии на коммерческий успех издания у нас в стране всерьез не изучался.

Судя по тому, что средний американский журнал сверстан и отпечатан хуже среднего отечественного, необходимый и достаточный уровень качества там просчитан и, в большинстве случаев, оказывается не слишком высок. Что позволяет издателям широко использовать автоматы, в частности при сканировании, нанять верстальщиков попроще, а сэкономленные деньги вложить во что-нибудь другое, например, содержание. Такой прагматичный подход к качеству характерен не только для изданий, но и для всех областей американской коммерческой полиграфии и препресса. Опыт общения с западными коллегами показывает, что среди них встречаются профессионалы самого высокого уровня. Но к качеству там относятся без придыхания и пытаются добиться максимума только там, где это действительно нужно. Этому у них не грех поучиться.

Из всего сказанного можно сделать один позитивный вывод. Когда заказчик предъявляет претензии к качеству, он, в девяноста случаях из ста, сам не очень понимает, чего он собственно хочет. Но даже если и понимает, то, в девяноста случаях из ста, на самом деле, клиенту это качество не нужно или не по карману. Так ему и передайте. 

Архив журналов в свободном доступе.

На ту же тему:
  • Струйное будущее печати

    Новейшая история полиграфии — в части, касающейся развития струйной технологии, — неплохо документирована, но некоторые факты в ней уже слегка позабыты. Например, первый патент на печатающую головку с непрерывным истечением чернил якобы был выдан Вильяму Томпсону ещё в 1867 г. Понятно, что тогда не шла речь о физическом воплощении принтера на основе этой технологии, и первую модель с непрерывным истечением чернил выпустила… Siemens только в 1951 г. Но в следующие 30 лет, до появления импульсных технологий — термо- и пьезоструйной, вряд ли кто-то всерьёз считал, что струйные устройства смогут стать базой для настоящих полиграфических машин.

     

  • На пути к этикеточному чёрному ящику

    Судя по ответам в нашем традиционном опросе на сайте, общее направление движения к «цифре» для большинства руководителей флексотипографий — дело решённое. Конечно, мы ставили гораздо более узкий вопрос, чем заявленная тема номера по итогам нашей конференции «Цифровая трансформация во флексотипографии». Мы предлагали только высказать мнение на тему «Стоит ли внедрять цифровую печать во флексотипографии?», не касаясь перехода на цифровые техпроцессы и послепечать.

     

  • Бублик автоматизации и другие вкусности

    Продолжаем заботиться об удовлетворении интеллектуального голода наших читателей. По заветам всех бабушек особое внимание уделяем мучному. Да, мы в курсе, что десерт подаётся последним и к чаю, но в нашем случае сладкое оказалось темой номера. Не спрашивайте, почему на обложке бублик. Так тему автоматизации интерпретировало причудливое воображение одного из дизайнеров прекрасной студии Tomatdesign. Наш вариант объяснения — это метафора идеальной (но недостижимой) автоматизации, охватывающей все аспекты деятельности типографии. Не только на 360° по окружности, но ещё замыкающейся в трёхмерную фигуру — тор. Впрочем, вы можете придумать и собственное объяснение…

     

  • Зачем нам рекорды?

    Когда мы готовили тему номера, казалось, что собрать в неё достаточное количество рекордов, имеющих отношение к полиграфии, будет сложно. Ведь у нас — индустрия, а не спорт, сама суть которого заключается в достижении всё новых и новых рекордов. Однако это оказалось совсем не так. Причём некоторые рекорды по разным причинам даже не попали в статью.

     

  • Точки оцифровки

    В процессе подготовки к нашим конференциям на общую тему цифровой трансформации, но для разных аудиторий — офсетных и флексографских типографий — я обращал больше внимания на то, как полиграфисты, не относящие себя к «цифровикам», на самом деле уже давно и много пользуются преимуществами цифровых технологий. Да, безусловно, цифровая печать находится в сердце цифровой трансформации отрасли. Однако цифровые технологии уже пронизывают полиграфию сверху донизу. Причём даже на предприятиях, которые не особенно торопятся в цифровую эпоху, точек цифровизации — множество!

     

  • Путеводитель по широкому формату

    Тема номера — FESPA 2018. Эта выставка, когда-то бывшая нишевой и нацеленной на специальные виды печати — трафаретную, тампонную и др., вместе с индустрией пережила успешную цифровую трансформацию и активно растёт. Теперь основу её экспозиции составляют широкоформатные принтеры, а также необходимые для их нормального функционирования решения — от RIP и полномасштабных систем автоматизации до послепечатного оборудования, запечатываемых материалов и чернил.

     


comments powered by Disqus