2012.04.111134 прочтений

Профи всё меньше?

Теги: От редактора Publish

Когда-то Apple была у истоков DTP-революции. Оказалось, что компьютер с графическим интерфейсом, пакет для вёрстки и лазерный принтер — отличный набор для реализации настольной издательской системы. Причём гораздо более доступной и открытой, чем тогдашние специализированные решения. Допечатная подготовка перестала быть уделом немногих профессионалов и стала массовым занятием. Допечатные отделы начали переезжать из типографий и сервисных бюро в издательства — поближе к месту, где создавалось содержание. Верстальщиков стало больше, а требования к их профессионализму были уже не так высоки, к в эпоху «до DTP».

Рынок DTP сделался для Apple (тогда ещё Computer) чуть ли не самым важным — в 1990-х издательства пачками покупали мощные профессиональные компьютеры с «яблочком» по несколько десятков тысяч за каждый. На них же ориентировались разработчики специализированного профессионального ПО, особенно систем автоматизации издательств, управления сканированием и обработки изображений. Многие программы выпускались только в версии для Mac OS.

Компьютеры превратились в обыденное явление, платформа Apple потеряла эксклюзивность и обязательность в глазах многих издателей и разработчиков ПО для дизайна и вёрстки. Верх взял прагматизм — зачем переплачивать за «железо» и «софт», если всё работает на более-менее стандартном сочетании Windows плюс PC? Чувства охладели взаимно — Apple с выходом iPod поймала потребительскую волну, почувствовав вкус больших денег. И практически перестала вкладываться в продвижение на вертикальных рынках, в первую очередь забыв об издательском секторе.

Готовить к публикации книги, журналы и рекламную продукцию стало ещё проще и дешевле. В некоторых издательствах даже отказались от профессионального ПО — зачем нужен пакет вёрстки, если Word справляется? Не менее просто начали относиться и к обработке изображений: во-первых, появилось множество гораздо более доступных альтернатив «Фотошопу», во-вторых, обработка изображений для профессиональных издательских целей стала чуть ли не самым редким применением графического ПО.

Девятый вал интереса к инструментам для обработки снимков породили появление доступной цифровой фотографии и взрывной рост социальных сетей. А мимоходом цифровые камеры практически убили рынок сканеров — от потребительских до профессиональных. Большинство сканеров теперь продаются в составе «комбайнов» — многофункциональных устройств, сочетающих ещё принтер и копир.

Раз есть спрос, рождается предложение — у желающих самостоятельно обработать свои фото появился огромный выбор доступных инструментов. Непрофессионалам ведь вовсе не нужна вся мощь «Фотошопа». Более того — она их пугает. Для многих вполне достаточно функций удаления «красных глаз», кадрирования и масштабирования, простейшей цветокоррекции (лучше всего — автокорректор) и инструментов для создания коллажей. Кому-то требуется каталогизации, кто-то балуется разными фильтрами. Инструментов, решающих подобные задачи, — пруд пруди. Причём на любой платформе, вплоть до смартфонов. Родилось даже целое направление — айфонография (съёмка и обработка снимков на iPhone).

Мимо такого огромного рынка не могли пройти разработчики профессионального ПО. Недорогие инструменты обработки изображений для мобильных платформ выпустила Adobe. В том числе весьма изощрённые — они обеспечивают взаимодействие софта на планшете с Photoshop на настольном компьютере.

А где же в этом разнообразном мире с обилием простейших и доступных инструментов место для профессионалов? Неужели их будет становиться всё меньше? Мне так не кажется. Скорее наоборот — профи будет больше. Потому что появится больше направлений для специализации (и в рамках издательской отрасли), где можно наращивать и развивать мастерство. Изучая новые инструменты, придумывая собственные, более эффективные методы работы. И нащупывая новые ниши, где можно зарабатывать деньги обработкой изображений, делая это лучше других.

Архив журналов в свободном доступе.

Купить номер с этой статьей в pdf

На ту же тему:
  • По восходящему мячу

    Это термин из моего любимого вида спорта — тенниса. Когда игрок бьёт по мячу после его отскока от корта, многое зависит от того, где находится точка удара. Современных игроков учат бить как можно раньше — пока мяч находится на восходящей траектории после отскока. Это требует хорошей координации, скорости реакции и отличной «физики» — вы должны быстрее и точнее подходить к мячу. Зато у вас появляется больше шансов завладеть инициативой — мяч возвращается на сторону соперника быстрее, к тому же на восходящей траектории энергия мяча, летящего к вам, больше. Значит, её можно использовать для более сильного ответа. Поэтому игра по восходящему мячу считается залогом победы и хорошо ложится в современную концепцию максимально агрессивного тенниса.

     

  • Цифровая этикетка: вопросы и ответы

    Готовил статью в тему номера и в последние два месяца с головой погрузился в происходящее в секторе цифровой этикетки. Там есть вещи очевидные, которые становятся понятны после анализа представленных за последний год решений. Но есть вопросы, на которые, вероятно, пока нет ясных ответов даже у лидеров рынка.

     

  • Мода, нишевая технология или революция?

    С момента широкого распространения офсета, забравшего корону основной полиграфической технологии у высокой печати во второй половине прошлого века, конструкторы продолжали работать над его усовершенствованием. Некоторые результаты этих работ можно сравнить с модой — многим понравилась, но через сезон-два оказалась забытой. Другие привели к созданию нишевых технологий, не перехвативших первенство у обычного офсета, но востребованных для определённых применений. Интересно, что в начале пути большинство подобных разработок претендовали — ни много, ни мало — на революцию в офсете. Но до сих пор настоящей революции в этой технологии пока не случилось. Давайте вспомним некоторые интересные вехи в развитии офсета, оказавшиеся модой или всё-таки отвоевавшие себе место под солнцем в узких нишах.

     

  • Ярко и празднично
     

    Мы хотели праздника! Юбилейный, 200-й номер Publish заслуживал «парадного костюма» — яркой обложки. Разумеется, нам также хотелось, чтобы сделано всё было по последнему слову техники — с помощью самых передовых цифровых решений, о которых мы так любим писать. Именно поэтому мы обратились в российский офис Konica Minolta.

     

  • Учиться нельзя отказаться
     

    Вспоминается старый анекдот (очевидно, сочинённый русским, потому что на английском такая игра слов невозможна). Учительница английского языка в итальянской школе в Нью-Йорке: «Дети, а теперь я продиктую вам предложение, от которого вы не сможете отказаться»…

     

  • Большой выставочный
     

    Так получилось, что на май пришёлся пик интересных полиграфистам международных выставок этого года. Выставку Interpack посетило 170 500 человек, проходящую раз в четыре года China Print 2017 — около 180 тыс. (столько было в 2013 г. с примерно такой же площадью экспозиции; данных о посетителях этого года пока не опубликовано), FESPA 2017 — 20 456. На каждой из этих выставок были гости из России, но их количество организаторами обычно не объявляется, поскольку посетителей из нашей страны никогда не бывает особенно много. Скорее всего речь идёт о нескольких сотнях человек в Дюссельдорфе и Пекине и нескольких десятках — в Гамбурге. Мы видим свою задачу в том, чтобы рассказать читателям, не сумевшим выбраться за границу, о наиболее интересных и важных показанных новинках, а также обозначить некоторые тенденции.

     


comments powered by Disqus