2010.10.08, Автор: Игорь Терентьев3151 прочтений

Охота на мамонтов по науке

Теги: От редактора Publish

Хотя кое-где можно встретить и противоположные мнения, древние люди, видимо, жили в одно время с мамонтами и охотились на них. Учитывая размер добычи и скудные средства её убиения, сама по себе охота была делом крайне рискованным. Однако колоссальная маржа (то бишь количество мяса, шкуры и ценных бивней на единицу зверя) при удачном исходе предприятия раз за разом толкала наших предков на охотничью тропу. Разные племена, рассеянные на обширных пространствах без современных средств коммуникаций, постепенно вырабатывали собственные ноу-хау по охоте на мамонта.

Нужда в повышении эффективности этого занятия была очевидна. Понятно, что начинать пробовали с банального tool rush. Специалисты по игре Age of Empires сразу всё поняли, для остальных объясню просто — это обыкновенный навал. Собираем всех мужчин племени, способных держать что-то в руках, предлагаем им занять руки как можно более убийственными орудиями — от копий с каменными наконечниками до крупных булыжников — и посылаем за добычей. Положительная сторона метода только одна — простота. Недостатков слишком много — уговорить крупных особей отдать своё мясо, кожу и бивни вообще невозможно, да и мужики с охоты возвращаются не все, а вернувшиеся бывают злы почище мамонта…

Понимая, что навал обыкновенный приносит успех разве что в сокращении собственной популяции, древние изо всех сил напрягали мозги и придумывали более изощрённые способы. Судя по строго научным источникам, типа голливудского кино, наиболее популярным методом охоты был загон стада в теснину с заранее подготовленной засадой. Мужики выбирали подходящие цели и забрасывали их сверху тяжеленными камнями, добавляя (инстинктивно — теории ещё не было) к своей силе броска ускорение свободного падения. Преимущества очевидны — вероятность успеха намного больше, охотники целее, следовательно, гораздо выше показатель выживаемости племени.

Вот только гнать равнинных зверей к далёким горам было не всегда сподручно. Приходилось придумывать ещё более изощрённые способы. Одно дело, когда ты пуляешь в мамонта камнем, пусть даже с высоты, — надо ещё попасть, да и весовые возможности бросающего ограничены. Совсем другой расклад, когда массивная туша выступает в роли собственного могильщика. И вот наш предок родил гениальную идею — ловушка! На популярной у мамонтов тропе рыли яму, а в дно втыкали острые колья. Затем место маскировали и ждали дичь. Или торопили её сами, загоняя проверенными методами стадо в нужном направлении.

Если оценить шансы на выживание племён, занимающихся охотой вышеописанными методами, то у первых (самых тупых) вообще не было никакой перспективы. Племена же, использующие «автоматизацию», благоденствовали. Чуть позже подобные выводы систематизировал и научно обосновал старина Дарвин, рассуждая об эволюции и причинах вымирания отдельных видов.

Можно спорить о теории Дарвина — креационисты имеют массу аргументов против, — но отрицать связь между автоматизацией и конкурентоспособностью бессмысленно. Наши коллеги-дизайнеры, делавшие обложку для этого номера, рассказали, что на идею их натолкнул богатый опыт общения с типографиями. Уровень автоматизации большинства из них, увы, находится где-то, э-э-э… когда банальным навалом мамонтов уже не убивают, но до ловушек пока не додумались. Похожие результаты дал и наш опрос на сайте — почти три четверти ответивших не видят у себя никакой автоматизации, кроме бухгалтерии да электронных табличек.

Вот вам пища для размышления: в типографии Vistaprint, имеющей производственные площадки в Голландии и США, в IV квартале 2010 финансового года ежедневно выполняли 54 000 заказов. Большинство — от представителей малого бизнеса. Им нужна традиционная продукция оперативной полиграфии — визитки, бланки, листовки, папки и т. п. Представляете, как обработать такую махину очень мелких заказов на двух производственных площадках и не ошибиться? Это пример того, до какой степени можно развить автоматизацию. А скольких их конкурентов за это время постигла невесёлая судьба наименее развитых племён, никто не подсчитывал...

Архив журналов в свободном доступе.

Купить номер с этой статьей в pdf

На ту же тему:
  • На пути к этикеточному чёрному ящику

    Судя по ответам в нашем традиционном опросе на сайте, общее направление движения к «цифре» для большинства руководителей флексотипографий — дело решённое. Конечно, мы ставили гораздо более узкий вопрос, чем заявленная тема номера по итогам нашей конференции «Цифровая трансформация во флексотипографии». Мы предлагали только высказать мнение на тему «Стоит ли внедрять цифровую печать во флексотипографии?», не касаясь перехода на цифровые техпроцессы и послепечать.

     

  • Бублик автоматизации и другие вкусности

    Продолжаем заботиться об удовлетворении интеллектуального голода наших читателей. По заветам всех бабушек особое внимание уделяем мучному. Да, мы в курсе, что десерт подаётся последним и к чаю, но в нашем случае сладкое оказалось темой номера. Не спрашивайте, почему на обложке бублик. Так тему автоматизации интерпретировало причудливое воображение одного из дизайнеров прекрасной студии Tomatdesign. Наш вариант объяснения — это метафора идеальной (но недостижимой) автоматизации, охватывающей все аспекты деятельности типографии. Не только на 360° по окружности, но ещё замыкающейся в трёхмерную фигуру — тор. Впрочем, вы можете придумать и собственное объяснение…

     

  • Зачем нам рекорды?

    Когда мы готовили тему номера, казалось, что собрать в неё достаточное количество рекордов, имеющих отношение к полиграфии, будет сложно. Ведь у нас — индустрия, а не спорт, сама суть которого заключается в достижении всё новых и новых рекордов. Однако это оказалось совсем не так. Причём некоторые рекорды по разным причинам даже не попали в статью.

     

  • Точки оцифровки

    В процессе подготовки к нашим конференциям на общую тему цифровой трансформации, но для разных аудиторий — офсетных и флексографских типографий — я обращал больше внимания на то, как полиграфисты, не относящие себя к «цифровикам», на самом деле уже давно и много пользуются преимуществами цифровых технологий. Да, безусловно, цифровая печать находится в сердце цифровой трансформации отрасли. Однако цифровые технологии уже пронизывают полиграфию сверху донизу. Причём даже на предприятиях, которые не особенно торопятся в цифровую эпоху, точек цифровизации — множество!

     

  • Путеводитель по широкому формату

    Тема номера — FESPA 2018. Эта выставка, когда-то бывшая нишевой и нацеленной на специальные виды печати — трафаретную, тампонную и др., вместе с индустрией пережила успешную цифровую трансформацию и активно растёт. Теперь основу её экспозиции составляют широкоформатные принтеры, а также необходимые для их нормального функционирования решения — от RIP и полномасштабных систем автоматизации до послепечатного оборудования, запечатываемых материалов и чернил.

     

  • Самая личная полиграфия

    Четверть века назад, когда миру были представлены первые цифровые печатные машины, одной из главных сфер их будущего применения была заявлена персонализированная печать. Это было вполне разумно, ведь именно способность «цифры» свободно менять содержание каждого отпечатанного экземпляра являлась неоспоримым преимуществом новой технологии по сравнению с привычными аналоговыми способами печати, «отягощёнными» формными процессами.

     


comments powered by Disqus