2010.10.08, Автор: Игорь Терентьев2725 прочтений

Охота на мамонтов по науке

Теги: От редактора Publish

Хотя кое-где можно встретить и противоположные мнения, древние люди, видимо, жили в одно время с мамонтами и охотились на них. Учитывая размер добычи и скудные средства её убиения, сама по себе охота была делом крайне рискованным. Однако колоссальная маржа (то бишь количество мяса, шкуры и ценных бивней на единицу зверя) при удачном исходе предприятия раз за разом толкала наших предков на охотничью тропу. Разные племена, рассеянные на обширных пространствах без современных средств коммуникаций, постепенно вырабатывали собственные ноу-хау по охоте на мамонта.

Нужда в повышении эффективности этого занятия была очевидна. Понятно, что начинать пробовали с банального tool rush. Специалисты по игре Age of Empires сразу всё поняли, для остальных объясню просто — это обыкновенный навал. Собираем всех мужчин племени, способных держать что-то в руках, предлагаем им занять руки как можно более убийственными орудиями — от копий с каменными наконечниками до крупных булыжников — и посылаем за добычей. Положительная сторона метода только одна — простота. Недостатков слишком много — уговорить крупных особей отдать своё мясо, кожу и бивни вообще невозможно, да и мужики с охоты возвращаются не все, а вернувшиеся бывают злы почище мамонта…

Понимая, что навал обыкновенный приносит успех разве что в сокращении собственной популяции, древние изо всех сил напрягали мозги и придумывали более изощрённые способы. Судя по строго научным источникам, типа голливудского кино, наиболее популярным методом охоты был загон стада в теснину с заранее подготовленной засадой. Мужики выбирали подходящие цели и забрасывали их сверху тяжеленными камнями, добавляя (инстинктивно — теории ещё не было) к своей силе броска ускорение свободного падения. Преимущества очевидны — вероятность успеха намного больше, охотники целее, следовательно, гораздо выше показатель выживаемости племени.

Вот только гнать равнинных зверей к далёким горам было не всегда сподручно. Приходилось придумывать ещё более изощрённые способы. Одно дело, когда ты пуляешь в мамонта камнем, пусть даже с высоты, — надо ещё попасть, да и весовые возможности бросающего ограничены. Совсем другой расклад, когда массивная туша выступает в роли собственного могильщика. И вот наш предок родил гениальную идею — ловушка! На популярной у мамонтов тропе рыли яму, а в дно втыкали острые колья. Затем место маскировали и ждали дичь. Или торопили её сами, загоняя проверенными методами стадо в нужном направлении.

Если оценить шансы на выживание племён, занимающихся охотой вышеописанными методами, то у первых (самых тупых) вообще не было никакой перспективы. Племена же, использующие «автоматизацию», благоденствовали. Чуть позже подобные выводы систематизировал и научно обосновал старина Дарвин, рассуждая об эволюции и причинах вымирания отдельных видов.

Можно спорить о теории Дарвина — креационисты имеют массу аргументов против, — но отрицать связь между автоматизацией и конкурентоспособностью бессмысленно. Наши коллеги-дизайнеры, делавшие обложку для этого номера, рассказали, что на идею их натолкнул богатый опыт общения с типографиями. Уровень автоматизации большинства из них, увы, находится где-то, э-э-э… когда банальным навалом мамонтов уже не убивают, но до ловушек пока не додумались. Похожие результаты дал и наш опрос на сайте — почти три четверти ответивших не видят у себя никакой автоматизации, кроме бухгалтерии да электронных табличек.

Вот вам пища для размышления: в типографии Vistaprint, имеющей производственные площадки в Голландии и США, в IV квартале 2010 финансового года ежедневно выполняли 54 000 заказов. Большинство — от представителей малого бизнеса. Им нужна традиционная продукция оперативной полиграфии — визитки, бланки, листовки, папки и т. п. Представляете, как обработать такую махину очень мелких заказов на двух производственных площадках и не ошибиться? Это пример того, до какой степени можно развить автоматизацию. А скольких их конкурентов за это время постигла невесёлая судьба наименее развитых племён, никто не подсчитывал...

Архив журналов в свободном доступе.

Купить номер с этой статьей в pdf

На ту же тему:
  • Цифровая этикетка: вопросы и ответы

    Готовил статью в тему номера и в последние два месяца с головой погрузился в происходящее в секторе цифровой этикетки. Там есть вещи очевидные, которые становятся понятны после анализа представленных за последний год решений. Но есть вопросы, на которые, вероятно, пока нет ясных ответов даже у лидеров рынка.

     

  • Мода, нишевая технология или революция?

    С момента широкого распространения офсета, забравшего корону основной полиграфической технологии у высокой печати во второй половине прошлого века, конструкторы продолжали работать над его усовершенствованием. Некоторые результаты этих работ можно сравнить с модой — многим понравилась, но через сезон-два оказалась забытой. Другие привели к созданию нишевых технологий, не перехвативших первенство у обычного офсета, но востребованных для определённых применений. Интересно, что в начале пути большинство подобных разработок претендовали — ни много, ни мало — на революцию в офсете. Но до сих пор настоящей революции в этой технологии пока не случилось. Давайте вспомним некоторые интересные вехи в развитии офсета, оказавшиеся модой или всё-таки отвоевавшие себе место под солнцем в узких нишах.

     

  • Ярко и празднично
     

    Мы хотели праздника! Юбилейный, 200-й номер Publish заслуживал «парадного костюма» — яркой обложки. Разумеется, нам также хотелось, чтобы сделано всё было по последнему слову техники — с помощью самых передовых цифровых решений, о которых мы так любим писать. Именно поэтому мы обратились в российский офис Konica Minolta.

     

  • Учиться нельзя отказаться
     

    Вспоминается старый анекдот (очевидно, сочинённый русским, потому что на английском такая игра слов невозможна). Учительница английского языка в итальянской школе в Нью-Йорке: «Дети, а теперь я продиктую вам предложение, от которого вы не сможете отказаться»…

     

  • Большой выставочный
     

    Так получилось, что на май пришёлся пик интересных полиграфистам международных выставок этого года. Выставку Interpack посетило 170 500 человек, проходящую раз в четыре года China Print 2017 — около 180 тыс. (столько было в 2013 г. с примерно такой же площадью экспозиции; данных о посетителях этого года пока не опубликовано), FESPA 2017 — 20 456. На каждой из этих выставок были гости из России, но их количество организаторами обычно не объявляется, поскольку посетителей из нашей страны никогда не бывает особенно много. Скорее всего речь идёт о нескольких сотнях человек в Дюссельдорфе и Пекине и нескольких десятках — в Гамбурге. Мы видим свою задачу в том, чтобы рассказать читателям, не сумевшим выбраться за границу, о наиболее интересных и важных показанных новинках, а также обозначить некоторые тенденции.

     

  • Горячий формат
     

    Широкоформатная цифровая печать набирает вес. В контексте нашей отрасли — это в первую очередь оборудование, позволяющее печатать интерьерное оформление и разнообразную «наружку», а также изготавливать множество другой продукции — от сувениров и футболок до автографики и огромных баннеров, порой украшающих целые небоскрёбы или стадионы.

    Нет ничего удивительного, что выставка FESPA, когда-то организованная для демонстрации возможностей специальных (читай — нишевых) видов печати, сейчас испытывает небывалый подъём. Широкоформатная струйная печать всего за два десятка лет поставила всю отрасль с ног на голову — теперь она является доминирующей технологией, а трафаретная, тампонная, крупноформатная офсетная и прочая экзотика скромно переместились в категорию нишевых.

     


comments powered by Disqus