2004.04.152031 прочтений

ПОБЕДИВШИЕ? ПОБЕЖДЁННЫЕ?

Теги: Интервью Publish

Ликуйте - цифровая революция в фотоиндустрии свершилась! Благодаря мощнейшей рекламной кампании каждый гражданин знает о "плюсах" "цифры" и "недостатках" плёнки, а перед массами начинающих фотографов вообще не стоит вопрос, какую камеру приобретать

Ликуйте — цифровая революция в фотоиндустрии свершилась! Благодаря мощнейшей рекламной кампании каждый гражданин знает о «плюсах» «цифры» и «недостатках» плёнки, а перед массами начинающих фотографов вообще не стоит вопрос, какую камеру приобретать, — они просто ничего не слышали о классической галогенсеребряной фотографии.

Ассортимент плёночных фотокамер в магазинах сократился до двух дюжин (включая профессиональные зеркалки), а количество цифровых моделей перевалило за сотню. В 2002 г. в Москве на каждые пять проданных 35-мм зеркальных фотокамер приходилось две цифровых, к концу прошлого года показатели сравнялись. По мнению большинства аналитиков, «цифра» вытеснила плёнку со всех позиций, отведя последней скромную, но почётную роль носителя высокохудожественного фотообраза.

Есть, правда, и другое мнение. Некоторые фотографы полагают, что эйфория всеобщей оцифровки — результат грамотно организованной маркетинговой кампании, базирующейся на любви народа ко всему компактному, эргономичному и высокотехнологичному. Наша редакция не разделяет столь консервативную точку зрения, но для большей объективности решила выслушать непосредственных пользователей фотокамер. В нашем круглом столе приняли участие студийные и репортажные фотографы Павел Горюшкин, Михаил Шиманов, Николай Чернышёв и Александр Лапин (преподаватель курса «Композиция в фотографии» журфака МГУ).

Похоже, цифровые технологии окончательно овладевают сознанием фотографов. «Цифра» победила?

Николай Чернышёв

Н. Ч.: Вопрос сложный, и вот почему. Сами по себе цифровые технологии никогда не противопоставлялись плёнке. Цифровой способ хранения и редактирования изображения — всего лишь этап в развитии фотографии (или, переводя буквально это слово, светописи). Цифровой файл чрезвычайно удобен и, образно говоря, жизнестоек — в этом смысле «цифра» победила давно. Вспомните, лет десять назад профессионалы, снимающие на негатив или слайд, стремились побыстрее отсканировать изображение, чтобы удобнее было работать дальше. Вот вам и «цифра»! Сейчас цифровое изображение создаётся непосредственно в камере. Это иной технический уровень, но суть фотографии не изменилась.

М. Ш.: Согласен. Даже если грубо сравнивать плёночные и цифровые камеры, корректно говорить только о 35-мм плёночных аппаратах и построенных на их основе компактных цифровиках. Крупноформатная (и отчасти среднеформатная) техника похожа на конструктор Lego, состоящий из массы взаимозаменяемых частей. Здесь наглядно видно, что матрица или плёнка ведут себя куда скромнее на фоне оптики, возможности подвижек и т. п. Можно снять несколько кадров с плёночным задником, затем поменять его на цифровой.

Но при этом предпочтение всё же отдаётся матрице? Ведь этот способ записи совершеннее.

П. Г.: В зависимости от ситуации. В вопросе частично содержится ответ. Цифровая запись действительно прогрессивнее, прежде всего, с точки зрения хранения изображения и его дальнейшей обработки. Всё-таки Photoshop — гениальное изобретение! Но создание фотоснимка — это не только его запись. И здесь «цифра» кое в чём уступает плёнке (разумеется, когда речь идёт о полиграфическом качестве).

А именно?

П. Г.: Съёмка предметов, требующая особой детальности, особенно в макромасштабе, пока ведётся на крупный слайд. И дело не только в большей чёткости изображения. Если предмет объёмный, для обеспечения достаточной глубины резкости приходится использовать значения диафрагмы 45, 64. Таковыми обладают только объективы с центральным затвором, устанавливаемые, в основном, на карданные или среднеформатные камеры.

Но ведь можно поставить цифровой задник.

П. Г.: Это очень дорого. В этом пока главный недостаток серьёзных цифровых аппаратов. Состояние рекламного рынка в России таково, что фотографу не приходится ждать заказов на фотосъёмку стоимостью в 5-10 тыс. долларов. Пока аппарат окупит себя и начнёт приносить прибыль, он попросту устареет.

Но стоимость слайда тоже немалая. А его ещё нужно проявить, оцифровать или сделать контактный отпечаток…

Михаил Шиманов

М. Ш.: …а иногда и снять несколько дублей с разными значениями экспозиции. Всё верно. Но заказывают работу те, кто готов оплатить результат. Вкладывать же деньги в дорогостоящие цифровые задники сегодня в большинстве случаев неэффективно.

Н. Ч.: Финансовая сторона — увы, часто определяющая. О чём говорить, если у большинства фотографов не хватает денег на профессиональную цифровую зеркалку со сменной оптикой. А ведь современные интерполяционные программы позволяют ей в ряде случаев конкурировать даже со среднеформатным слайдом.

П. Г.: Кстати, 22-мегапиксельный задник для крупноформатной камеры формирует последовательность изображений (результаты фотосессии) на компьютере несколько часов. За это время слайды можно проявить, оцифровать и напечатать.

Насколько часто 35-мм плёнка используется профессиональными фотографами?

Н. Ч.: Слово «профессионал» требует расшифровки. Одним (я называю их ремесленниками) важно быстро и качественно выполнить определённый заказ. Их работа не столько творческая, сколь механическая — съёмка для каталогов или репродукционная. Другие не зарабатывают денег, а создают своего рода произведения искусства. Им некуда торопиться, и они снимают на то, что им ближе всего в данный момент, часто на классическую узкоформатную плёнку. Основные же потребители цифровой техники, на мой взгляд, — именно ремесленники, стремящиеся не упустить лишние заказы и минимизировать накладные расходы.

Представьте, что нужно сфотографировать 200 объектов для рекламного буклета, причём время на съёмку ограничено, переснять что-либо на следующий день нельзя. Плёночному фотографу потребуется время на изготовление пробных отпечатков; затем, скорректировав экспозицию, он вновь вернётся к процессу съёмки. А «цифровой» коллега уже успеет сдать работу и получить новый заказ.

А. Л.: Я согласен, что основные потребители цифровой техники — фотографы-ремесленники. Прежде всего потому, что серьёзное отношение к цифровой фотографии ещё не сформировано. Мы её ещё не поняли и не осознали. Пока даже нет чёткого определения понятия «фотография»: это и фото на паспорт, и свадебный снимок, и репродукция для музея, и, разумеется, художественная фотография. Ещё сложнее определить, где начинается искусство. Но критерии существуют, они достаточно объективны, и ясно, что техника играет здесь вспомогательную роль.

Так Вы не согласны, что плёночная фотография ближе к искусству, чем цифровая?

Александр Лапин

А. Л.: Нет, конечно. Настоящие фотохудожники, если и будут продолжать снимать на плёнку, то лишь потому, что годами постигали этот тип светописи и не хотят тратить время на освоение новой техники. Им важно успеть другое. Пройдут, может быть, десятки лет, прежде чем фотографы научатся понимать «цифру» душой, а не использовать её по привычке, как плёнку.

Многие спорят — является ли фотография вообще искусством? Слишком велика роль техники и слишком мала — человека. Фактически всё сводится к нажатию на спусковой крючок.

М. Ш.: Тем более странно противопоставлять цифровую и плёночную художественную фотографии! Получается: нажали на спусковой крючок перед плёнкой — искусство, перед матрицей — не искусство… Хотя лично я не сводил бы роль фотографа к нажатию на спусковой крючок.

А. Л.: По мере развития фотографии менялось и участие художника в процессе создания отпечатка. Много лет назад он не только ловил момент экспозиции, но и сам занимался проявкой и печатью. С точки зрения искусства последний этап был не менее значим. Потом появилась профессиональная массовая печать, и основной акцент в художественной фотографии сместился на умение выбрать из сотни отпечатков самый интересный. «Цифра» добавит к этому новое поле для творчества — Photoshop.

Но что-то исчезнет?

А. Л.: Классическая плёночная фотография — это игра с непредсказуемым результатом. Фотограф нажимает на кнопку, и… ничего не происходит. Далее — часы томительных ожиданий и переживаний. Что тебя ждёт — полная неудача или крупный «выигрыш»?.. В цифровой фотографии элемент неожиданности (чуда!) минимален.

С появлением «цифры» количество произведений фотоискусства возрастёт?

А. Л.: Сложно сказать. Настоящего искусства всегда мало. Чрезвычайная доступность фототехники привела к тому, что все бросились снимать, хотя к творчеству это мало относится. Это не вина «цифры» — всё началось гораздо раньше, с появления дешёвых плёночных «мыльниц». Хотя по теории вероятностей увеличение общего количества фотографий приведёт к тому, что будет попадаться больше и произведений искусства. Другое дело, что неподготовленный человек их, скорее всего, не заметит и выбросит как неудачные. Поживём — увидим.

Но профессиональная 35-мм плёнка всётаки умирает?

Н. Ч.: В ремесленной фотографии, похоже, что так.

М. Ш.: Что-то не припомню, когда последний раз снимал на неё. Я работаю, в основном, либо с цифровой зеркалкой, либо со средним и крупным слайдом.

П. Г.: А у меня бывают случаи, когда бюджет съёмки невелик, и использовать крупный слайд невыгодно, с другой стороны — возможностей «цифры» недостаточно.

Например?

Павел Горюшкин

П. Г.: Когда снимаешь модель в движении, буквально ловишь момент, — за полминуты уходит вся плёнка в 36 кадров. Цифровые камеры не могут оперативно писать в буфер такую длинную серию кадров. Разумеется, речь идёт о RAW- или TIFF-формате, который используется в студийной съёмке.

М. Ш.: Большой и быстрый буфер — вопрос времени.

П. Г.: Конечно. Сегодня репортёры, создающие JPEG-изображения для газет и журналов, могут не беспокоиться — для них уже созданы почти идеальные цифровые камеры.

В чём смысл «почти»?

П. Г.: Идеал недостижим. (Смеётся) А если серьёзно, пока остаются чисто технические проблемы. Во-первых, чувствительность матрицы. Для некоторых камер заявляют значения 800 и даже 1600 и 3200 ISO. На деле многие «шумят» уже при значении в 200 ISO, а при 400 «шумят» все цифровики, с которыми мне приходилось работать. Во-вторых, динамический диапазон. Фирмы-производители утверждают, что он больше, чем у всех типов плёнки — слайдовой, негативной, чёрно-белой. Возможно, пиксель и способен «различить» полутона в широком диапазоне ступеней диафрагмы, но о пропорциональной передачи градаций яркости говорить приходится не всегда. Уместна аналогия с любительской негативной плёнкой, специально призванной прощать ошибки экспозиции в две-три ступени при съёмке не слишком контрастных сюжетов. Но соотношение тонов при этом нарушается.

Н. Ч.: Да, матрица, будь она ПЗС, КМОП или иная, с физической точки зрения — более нелинейный объект, чем плёнка. При работе с цифровой камерой, особенно на стадии обработки RAW-изображения, требуется умение, чтобы правильно «вытащить» из «цифры» всю информацию.

М. Ш.: То есть цифровая камера не должна отучать фотографа думать. Профессиональная «цифра» и автоматический режим «навёл-снял» не имеют ничего общего. Мне даже кажется, что для серьёзной работы с цифровиком требуется более глубокая подготовка фотографа.

Значит, рекламные тезисы некоторых производителей «нажал на кнопку, и готово» или ««цифра» облегчит вашу жизнь» ошибочны?

Н. Ч.: Их нужно правильно воспринимать. Цифровик для фотографа-любителя, занимающегося простейшей домашней съёмкой, действительно сэкономит время и усилия, а результат будет, в среднем, лучше, чем с компактной плёночной «мыльницей». Ускорится работа и для профессионала, но она останется работой.

А сколько ещё просуществует любительская плёночная фотография?

М. Ш.: С появлением компактных 2-3-мегапиксельников стоимостью в 250-300 долл. продажи плёночных «мыльниц» уже сократились до минимума. Сторонники просмотра слайдов на экране в тёплой компании друзей ещё будут некоторое время снимать на плёночные зеркалки, но дешёвые домашние фотолаборатории и качественные программы обработки изображения заставят и их задуматься. Прогресс — великая вещь! Удобства «цифры» настолько очевидны, что многие полиграфические издания рискуют и переходят на неё раньше, чем того требует их качество; но стремление овладеть современными цифровыми технологиями перевешивает, и, в конечном итоге, они выиграют. Думаю, окончательный переход на «цифру» произойдёт через 5-10 лет, средний и крупный слайд проживут несколько дольше.

П. Г.: Точный прогноз дать сложно — всё зависит от экономической ситуации. В Америке, например, массовой плёночной фотографии сегодня вообще не существует. Единичное же производство плёночной техники, особенно среднеформатной, может просуществовать неограниченно долго.

Кстати, о слайдах. Мне кажется, многие с удовольствием продолжали бы снимать на них, если бы появилась услуга качественной и недорогой оцифровки, решающей проблему хранения и многократного использования. Но до пресловутых барабанных сканеров не добраться (да и дорого это), а домашние модели за 200-300 долл. сканируют неважно.

Н. Ч.: Вариант «слайд—сканер—компьютер» неплох для фотографов, занимающихся художественной съёмкой. Дальше оцифрованное изображение можно печатать или смотреть на экране с помощью современных цифровых проекторов. Между безумно дорогими барабанниками и бюджетными планшетниками есть промежуточное звено — сканеры, стоимостью в 2-3 тыс. долл., которыми, по идее, и должны быть укомплектованы современные фотолаборатории. Но любую идею можно дискредитировать. Очень часто в сервис-центрах стоят дешёвые модели сканеров, отсутствуют сколь-нибудь приличные программы интерполяции и редактирования. Человек покупается на призыв «высококачественное сканирование всего за 30 центов», видит результат и ставит на идее крест. По большей части, это проблема чистоплотности сервис- центров.

Отправляясь на уик-энд с друзьями или в отпуск с семьёй, какую камеру возьмёте с собой?

М. Ш.: Однозначно, цифровую.

П. Г.: Цифровую.

Н. Ч.: У меня есть только профессиональная цифровая камера с набором оптики, а она занимает много места. Но если вопрос транспортировки будет решён, предпочту работать с «цифрой».

Архив журналов в свободном доступе.

На ту же тему:
  • Стоит ли внедрять цифровую печать во флексотипографии?

    Сергей Новиков, директор по развитию компании «Ламбумиз Трейд» (Москва):

    Наше предприятие известно прежде всего как производитель картонной упаковки для жидких продуктов. Тиражи в нашей типографии достаточно большие, а для печати мы используем традиционное в этой сфере оборудование: широкорулонные флексографские машины.

     

  • Цифровое будущее для флексотипографий

    Процессы цифровой трансформации сейчас наблюдаются практически во всех отраслях промышленности, и полиграфия не может оставаться в стороне. Более того: компании, откладывающие цифровизацию, рано или поздно почувствуют, что теряют свои конкурентные преимущества. Флексотипографиям следует обратить внимание на комплексность подхода к цифровой трансформации — одной покупки этикеточной ЦПМ недостаточно.

     

  • «Реклама 2018»: позитивный переезд

    Самые яркие новинки и тенденции главной выставки российской индустрии широкоформатной и сувенирной печати, перебравшейся в более крупный павильон № 1 «Экспоцентра».

     

  • Влияние на окружающую среду и безопасность

    Десятиминутные курсы УФ-/электронной сушки. Химические основы УФ- и электронного отверждения.

     

  • Xerox Iridesse Production Press

    Заключение: не имеющая аналогов на рынке шестикрасочная цветная листовая ЦПМ может печатать сразу двумя дополнительными цветами в один прогон (до и после CMYK), что позволяет серьёзно увеличить спектр работ, выполняемых цифровым способом, за счёт интересных спецэффектов. Представляет интерес как в качестве первой ЦПМ в типографии (обеспечивает высокую производительность и гибкость), так и для расширения имеющегося парка цифровых машин.

     

  • Самая трудная задача: ответить сразу на все вопросы клиента

    Мы помогаем очередному благотворительному проекту найти типографию для печати.

     


comments powered by Disqus