2004.02.04, Автор: Денис Самсонов2494 прочтений

Десять лет, которые...

Теги: Publish

В конце прошлого года Apple Computer и её российский представитель Apple IMC решили отметить десятилетие присутствия компании на издательском рынке нашей страны.

В конце прошлого года Apple Computer и её российский представитель Apple IMC решили отметить десятилетие присутствия компании на издательском рынке нашей страны.

Когда-то это должно было случиться. С учётом того, что компьютеры Macintosh начали проникать к нам (с разной степенью легальности) с конца восьмидесятых, дату празднования можно выбрать почти произвольно. И 1993 г. как точка отсчета не хуже и даже много лучше других. Ниже мы расскажем, почему. А пока — что-то вроде приветственного адреса.

Дорогой Apple!

За те десять лет, что мы работаем вместе, начисто забылось, как выглядела полиграфия без тебя. А большинству и забывать было нечего, ведь мы пришли в эту отрасль только благодаря твоему появлению и про такие чудеса, как горячий набор и аналоговые цветоделители, знаем только по рассказам. Мы привыкли к тому, что при большом желании и опыте журнал верстается за пару дней, а рекламный макет — за пятнадцать минут. Обыденными стали киоски, в которых счёт изданий идёт на сотни. Уже не удивляют утренние цветные газеты с описанием событий позднего вечера. Нам кажется, что так было всегда… И если бы компьютеры с надкушенным яблоком лет 10 (а может, и больше) назад не оказались в России, всё могло бы повернуться по-другому — случиться позже и не так хорошо. Спасибо и Happy Birthday!

Десять лет Apple с Евгением Бутманом (2003 г.)

Publish: Почему всё-таки 1993-й?

Е. Б.: Тогда состоялось сразу пять больших проектов по автоматизации ежедневных газет: «Сегодня», «Известия», «Вечерняя Москва», «Московский комсомолец» и «Комсомольская правда». Потом были «Советский спорт», «Спорт-экспресс», «Огонёк», все журналы ИД «Коммерсантъ», «Эксперт». Дальше пошли ведомственные газеты: «Труд», «Гудок». Далее — везде. Но основной прорыв состоялся в 93-м. Ядро любого современного издательского проекта — повторение впервые сделанного в то время.

Чтобы понять масштаб произошедшего, надо вспомнить тогдашние издательские технологии. Ещё вовсю использовался горячий набор. Купив более современный комплекс (огромную систему с «зашитым» софтом), издатель становился навсегда привязан к его производителю. Если что-то ломалось, инженера приглашали из Германии…

И вот на смену гигантам пришли «Маки»; так же маленькие млекопитающие вытеснили больших динозавров. На основе этих компьютеров, как из кубиков, строилась система любой мощности и функциональности. Одновременно началось использование QuarkXPress — тоже революция в издательском деле. Открываешь свежий выпуск «МК» — и сразу ясно, какая часть газеты на чём версталась: квадратная реклама — на PC, обтекающий иллюстрации текст — в «Кварке». Мы привыкли к современному виду изданий, но отличие газет и журналов 10-летней давности кардинально.

В 1993 г. начался победоносный путь. За несколько лет издательства ушли от допотопных методов печати, рутины и тотальной зависимости от типографии. Изменились технологии издания газет. «Коммерсантъ» впервые ввёл термин «блочная вёрстка» (когда все разделы верстаются параллельно). Это ускорило процесс подготовки, сделало газету подлинно оперативной, а работу с материалами мобильной. Выход газет в понедельник — тоже следствие компьютерной вёрстки (раньше требовалось не меньше суток, чтобы после выходных войти в рабочий график).

Publish: Революция, начавшаяся в 1993-м, завершилась?

Е. Б.: Тогда был прорыв, а сейчас длительная стагнация. Первый этап революции (1993—97 гг.) завершился с переходом на модульную систему. Рубеж — появление первой ежедневной полноцветной газеты («Новые известия»). Следующий этап — массовый переход на системы управления техпроцессом — задерживается. Не происходит изменения формата, не появляются толстые газеты (128 и более страниц), делящиеся на разделы.

На Западе процветают «ежедневные газеты с субботним приложением» (обязательно цветным). У нас таковых нет. Видимо, в силу того, что средний класс — основной их потребитель — только формируется.

Мы никак не можем уйти от политического паблишинга. У нас газета — всё ещё коллективный организатор, а это не прибыльно. Поэтому все проекты инвестиционны. Спонсоры понимают затраты на компьютеры и бумагу. Но когда им предлагают вложить сотни тысяч долларов в улучшение существующей газеты, большинство пасует. Лишь постепенно пресса теряет роль агитатора и становится развлекательной. Как только это произойдёт, потребуются более совершенные технологии — в первую очередь автоматизированные системы управления производством.

Publish: После технологического прорыва начала девяностых задача построения газетного комплекса стала тривиальной?

Е. Б.: Нет, но перешла из разряда искусства в технологическое ремесленничество. Какие нужны компьютеры, софт, сетевое оборудование и где это взять, в принципе, понятно. Остаётся только собрать всё воедино.

Publish: Сколько людей сегодня в России способны организовать производство ежедневной цветной газеты?

Е. Б.: На рынке труда таковых несколько десятков, до сотни. 10% — большие мастера, имеющие опыт крупных проектов.

Publish: Сколько может зарабатывать такой человек?

Е. Б.: Это ключевая позиция, поэтому зарплаты у них достаточно высоки. Полагаю, что это примерно 3-5 тыс. долл. в Москве и от 1500 в регионах.

Publish: Насколько глубоко новые технологии распространены за пределами столиц?

Е. Б.: Не слишком. В основном в провинции их используют региональные отделения центральных газет. Спрос на технологии порождается спросом на качество печати, которое пока не слишком высоко. Но ситуация меняется, и мы рассматриваем продвижение Apple в регионы как одно из приоритетных направлений.

Publish: Происходит ли «отъедание» издательского рынка со стороны PC?

Е. Б.: Когда появился Windows 95, а Quark и Adobe перенесли свои продукты на эту платформу, многие специалисты предрекали вытеснение Apple из издательства. Но этого не произошло. Apple по-прежнему воспринимается специалистами как индустриальный стандарт. А чтобы поколебать отраслевой стандарт, недостаточно небольшого удешевления. Цена самих компьютеров в издательстве не так важна. В конфигурации для работы с цветом она не превышает половины затрат. Остальное приходится на дорогой монитор, большой диск, память, софт, периферию. В итоге разница в цене если и есть, то мизерная, а качество компьютеров Apple по-прежнему великолепно.

Publish: Ваш хит-парад издательских проектов на базе Macintosh?

Е. Б.: Если выбирать первые четыре — это будут «Семь дней» (газета «Сегодня»). Газету проектировал Рем Хасиев и заложил ряд очень перспективных идей. Далее «МК» — первая газета, редакция которой целиком работала на Apple. «Новые известия» — первая цветная газета, «Комсомольская правда» — первая, наряду с издательством «Семь дней», инсталляция Quark Publishing System.

О проекте газеты «Сегодня» — Рем Хасиев (цитируется по Publish, ? 4, 1999)

Publish: С чего начались Ваши занятия издательскими технологиями?

Р. Х.: Я закончил МАРХИ в 1985 г. Года три работал в различных проектных конторах, пока вся область не пришла в упадок. При этом я постоянно занимался дизайном, графикой и постепенно пришёл к полиграфии. Незаметно для себя. Случилось это десять лет назад, когда только зарождались какие-то прозападные издания типа «Вестника МИД» (тогда министром был Шеварднадзе), делавшего вместе с австрийцами. Там стояли Macintosh, на которых производилась только вёрстка, а выводился и печатался журнал в Австрии. Опыта работы было ничтожно мало, и предпринимались титанические усилия, чтобы что-то узнать, что-то понять.

Свой первый самостоятельный проект, на котором я «огрёб» все возможные синяки и шишки, был сделан для совместного американо-советского общества, связанного с космосом. Тогда я думал, что есть специалисты, которые окажут хоть какую-то техническую поддержку. Оказалось, что все они знали не больше меня; технологиями пришлось заняться самому.

Publish: Расскажите о Вашей работе в газете «Сегодня».

Р. Х.: Я пришёл в «Сегодня» в конце 1991 г. с идеей сделать тотальную «маковскую» сеть. К тому моменту я уже что-то понимал в этой области — сделал журнал, в котором отработал весь производственный цикл, хотя и с ошибками, но от начала до конца. И все цепочки были решены на более сложном уровне и эффективнее, чем тогда было принято.

«Сегодня» планировалась как издание, которое скажет новое слово собственно в журналистике и в области технологий. У газет есть определённая специфика производства — они печатаются ночью, а сдаются вечером. Если deadline в 17.00, значит, шести-семичасовые новости в номер не попадают — они смогут выйти только через сутки. Основываясь на западном опыте, я считал, что вполне реально сделать deadline в 19.30.

У «Коммерсанта» в тот момент deadline был, если не ошибаюсь, в 17.30, потом они сместили его на полчаса.

С этим проектом я пришёл в газету, и началась настоящая война с представителями «Коммерсанта», которые также предложили услуги по организации технологии. Они говорили, что Macintosh — это, конечно, хорошо, но слишком дорого. Лучше оставить на Macintosh только вёрстку, а все остальное выполнять на PC. Для организации работы предлагался софт, который «Коммерсантъ» писал в течение нескольких лет и за который они просили больших денег. Разговоры длились около полугода. Окончательное решение принимал «Мост» — основной акционер газеты «Сегодня». У людей, которые этим занимались, не было каких-то предубеждений, и решение принималось на основе объективных данных. Оказалось, что даже при том, что в проекте «Коммерсанта» было заложено меньше рабочих мест, стоил он существенно дороже.

Publish: Насколько проект «Сегодня» повлиял на процессы автоматизации в других крупных издательствах?

Р. Х.: В течение года сохранялась интересная ситуация: все занятые в этом бизнесе смотрели за работой «Сегодня» и сравнивали с «Коммерсантом». Следили за тем, какая система возобладает, совмещённая или тотальная. Я думаю, тотальная эффективнее — при ней возникает гораздо меньше технических проблем, отсутствует необходимость содержать штат программистов, обеспечивающих поддержку системы, наконец, Macintosh просто удобнее. Сейчас он настолько подешевел, что вопрос отпал сам собой. Если раньше за одни и те же деньги можно было купить 80 рабочих мест Macintosh или 100 рабочих мест Compaq, а разница в цене покрывалась низкой стоимостью владения, то теперь отличия в цене нет, и говорить просто не о чем.

Два года после запуска «Сегодня» все издательства, которые автоматизировались, шли именно по пути построения тотальных «маковских» сетей.

Publish: Значит, сегодня вопроса о лучшей платформе для издательства не существует?

Р. Х.: Не существует плохой и хорошей техники. Вернее, конечно, существует, но, как правило, практически любое оборудование обладает характеристиками (включая цену и качество), которые могут оказаться идеальными в конкретной ситуации. Почти у каждого технолога есть любимые сканеры, принтеры или серверы: святыни, на которые нельзя покушаться. Практически все специалисты первой волны страдают таким романтизмом, с моей точки зрения, совершенно неоправданным. В какой-то степени и я этому подвержен. Но мне кажется, моя любовь к Macintosh носит всё-таки объективный характер. Когда в «Сегодня» проектировалась сеть, мы даже в качестве серверов использовали Macintosh — у нас просто не было денег на более дорогое решение. Стояло три даже по тем временам довольно слабых компьютера (в т. ч. LC), но, грамотно разбив потоки, мы построили сеть так, что более 140 компьютеров свободно работали.

Очень важна команда. Считаю, что мне повезло — я работал с высококлассными специалистами. Мы все учились на ходу, но результат зависит от отношения к работе. И успех проекта «Сегодня» — это заслуга не одного человека, а целой команды профессионалов, таких как Лев Галустов и др., тех, кто имел непосредственное отношение к наладке и оптимизации всей технологии.

За прошедшее время всё стало в 50 раз быстрей и в 20 раз дешевле. Десять лет назад более-менее нормальный Mac стоил 24-28 тыс. долл., но мало что умел. Сейчас компьютеры ровно в 20 раз дешевле, а по быстродействию несравнимы. Раньше бюджеты на построение издательства исчислялись миллионами, сейчас это десятки тысяч.

О первой цветной газете «Новые Известия» — Игорь Голембиовский (цитируется по Publish, ? 7-8, 1998)

Publish: Газета «Известия», которой Вы долгое время руководили, была чёрно-белой. «Новые Известия» — цветное издание, заметно отличающееся по качеству печати. Изменилось ли что-то в работе редакции с выходом на новый уровень полиграфии?

И. Г.: Честно говоря, практически ничего, за исключением, может быть, работы фотокорреспондентов — теперь существенно качество предоставляемого оригинала. А редакция, в смысле журналисты, работает по-прежнему. Изменилась работа в нашем компьютерном центре и с типографиями.

Publish: «Новые Известия» прекрасно оборудованы. Сильно влияет на работу журналистов качество технического оснащения?

И. Г.: Безусловно. Вы знаете, я в прессе с 1958 г. — 40 лет. Сначала работал в провинциальной «Русской газете» в Тбилиси, потом 31 год в «Известиях». Прошёл горячий набор и т. д. В своё время поставить за 20 минут до подписания в печать в номер небольшую заметочку считалось огромным достижением. Хотя для своего времени Аджубей (гл. редактор «Известий» — прим. ред.) создал лучшую типографию в Союзе.

Раньше «Известия» складывались так — утром на планёрку приносили 6 практически готовых полос. Оставались небольшие дырочки, куда последняя информация должна была попасть. Это, правда, не только из-за технических возможностей закладывалось — вся пресса была подцензурной, все её долго читали, от дежурного по отделу до главного редактора.

Сегодня мы приходим и начинаем с чистого листа. Сначала проходит утренняя планёрка общередакционная, потом рабочая в 13.00, потом с 15.00 начинается окончательная работа над номером. Часто бывает, что мы полностью меняем газету. И здесь всё зависит от журналистов, а не от техники. Это, конечно, просто революция.

Publish: То есть требования к журналистам с появлением современной техники только повысились?

И. Г.: Повысились в смысле интенсивности работы. В «Известиях» работало на газету человек 200. У нас сейчас 64 корреспондента, а объём тот же. Возросла и оперативность. 70% приходится делать «с колёс», в номер, причём во временных тисках, а конкуренция сильная, поэтому качество не должно теряться.

Publish: Насколько, на Ваш взгляд, сказывается качество печати, оформление газеты на формировании аудитории?

И. Г.: Когда мы решили делать «Новые Известия» в цвете, многие вокруг, включая тех, кто с нами собирался работать, отнеслись к этому настороженно. Они считали, что газета должна быть чёрно-белой, ведь это не журнал. Цветная вызовет отторжение у людей, не будет ассоциироваться с оперативной, ежедневной информацией. Но вся мировая практика свидетельствует о том, что скоро просто не останется чёрно-белых газет, в т. ч. и в России. Если даже такое консервативное издание, как The New York Times, перешло на цвет… Я уже не говорю о Times английской — вообще практически все островные газеты цветные. Тот же процесс идёт во Франции, во всей Европе.

Publish: То есть это не более чем эволюция?

И. Г.: Да, только рынок прессы у нас очень тяжёлый. На Западе это хороший бизнес, а у нас он убыточен и зависит целиком от рекламодателя. Когда бюджет газеты на 80-90% складывается из рекламы, очень трудно развиваться.

Publish: Если сравнить вашу газету с зарубежными аналогами, не говоря уже о российских цветных еженедельниках, бросается в глаза высокое качество печати. Стоило ли об этом так заботиться, или, может быть, лучше было увеличить количество полос?

И. Г.: А выбор был простой. Цветная печать сейчас примерно в 2 раза дороже. Но объём расходов не такой, чтобы позволил нам сегодня газету выпускать в увеличенном в 2 раза объёме. То есть часть расходов, связанных с печатью тиража, хотя и велика, но составляет с бумагой 30%. И мы все-таки решили начать с цветной газеты.

О проекте «Новые Известия» — Евгений Бутман (цитируется по Publish, ? 7-8, 1998)

Publish: Что отличает «Новые Известия» от других комплексов, созданных за последние годы?

Е. Б.: «Новые Известия» — последний по времени и наиболее совершенный из отечественных издательских комплексов первой волны. Большое впечатление производит проработанность проекта; основная заслуга в этом, безусловно, принадлежит тандему Тепленко— Струков. Благодаря огромной предварительной работе поставку и наладку комплекса удалось провести в удивительно короткие сроки: от подписания контракта до выхода пилотного номера прошло меньше двух месяцев. А ведь монтаж оборудования шёл одновременно с ремонтом помещения и прокладкой сети.

Publish: Можно выделить наиболее интересную в технологическом плане часть проекта?

Е. Б.: Сеть. В её проектировании активно участвовали специалисты DPI, но основная идея двойной сети была сформулирована заказчиком. В числе наших (впоследствии воплощённых) предложений — использование параллельно с продукцией CISCO сетевого оборудования Asante, а также AIX-серверов Apple. Сеть «Новых Известий» объединяет около 90 компьютеров, несколько ФНА, принтеры. Комплекс работает уже почти год, и узких мест до сих пор не выявлено.

Тридцать три iMac в журнале «Афиша» (цитируется по Publish, ? 5, 1999)

iMac — основной компьютер в редакции, на котором работают все журналисты и администрация. Всего здесь более 30-ти машин разных цветов. По словам главного редактора «Афиши», основатели журнала — большие поклонники Macintosh, и вопрос о выборе платформы просто не стоял. Цвета подбирались согласно пожеланиям сотрудников — в итоге офис весело выглядит, что вполне соответствует духу издания. Как выразился системный инженер, журналисты в основном довольны своим рабочим местом. Незначительное исключение составляют старые адепты Windows, которым не хватает второй кнопки на мыши.

На вёрстке используются «голубые» Power Macintosh G3. Сеть организована на AppleShare. В журнале нет своего фотонабора, и по завершении цикла файлы отправляются в препресс-бюро на магнитооптике.

В общем, без особых затей, зато надёжно. Может быть, единственная технологическая изюминка, выделяющая «Афишу» в ряду других комплексов — сетевое оборудование Bay Networks, нечасто использующееся в отечественных издательских системах.

Все новые модели компьютеров Apple поставляются без дисководов (в ряде комплектаций G3 предусмотрен встроенный Zip), поэтому в редакции существует всего два места, где можно обменяться информацией через дискету — у дизайнеров и у системного администратора. Что весьма удобно для контроля файлов, которые вносятся в систему, на предмет наличия вирусов.

Далее — везде

Мы никогда не спорили о том, что лучше — PC или Macintosh, кто сильнее — слон или кит, кто громче — The Rolling Stones или Ниагарский водопад. Мы занимались своим делом и старались делать его максимально эффективно. Издательство «Открытые Системы» образовалось в 1993 г., и примерно тогда же был куплен наш первый Macisnosh. Наверное, это просто совпадение.

Написано на iMac, свёрстано на PowerMac G4.

Архив журналов в свободном доступе.

На ту же тему:
  • Путеводитель по Printech 2018

    Представляем наиболее подробный перечень оборудования и решений для полиграфии, представленных на главной российской выставке, а также на соседней RosUpack 2018. Все экспонаты Printech расположены в павильоне 3.

     

  • Собираетесь ли вы посетить выставки Printech и RosUpack?

    Илья Кунахович, технический директор типографии onebook.ru (Москва):

    Выставку посещаю каждый год. Новинок, к сожалению, выставляют мало, в основном хожу пообщаться с поставщиками расходных материалов и послепечатного оборудования. Также интересно повидаться с коллегами по цеху, посетить конференции. Всё это приносит пользу на перспективу.

     

  • Сферы интересов FESPA

    Выставка, когда-то начинавшаяся как «междусобойчик» для трафаретных мастерских и производителей сувениров, превратилась в самую популярную площадку для цифровой широкоформатной индустрии. Каждый год она не просто растёт, но предлагает участникам новые сферы применения цифровых технологий печати.

     

     

  • Точки оцифровки

    В процессе подготовки к нашим конференциям на общую тему цифровой трансформации, но для разных аудиторий — офсетных и флексографских типографий — я обращал больше внимания на то, как полиграфисты, не относящие себя к «цифровикам», на самом деле уже давно и много пользуются преимуществами цифровых технологий. Да, безусловно, цифровая печать находится в сердце цифровой трансформации отрасли. Однако цифровые технологии уже пронизывают полиграфию сверху донизу. Причём даже на предприятиях, которые не особенно торопятся в цифровую эпоху, точек цифровизации — множество!

     

  • Цифровое будущее книжной печати

    На организованной Canon и Hunkeler конференции обсуждались практические аспекты организации современного цифрового книжного производства на примере проекта в московской типографии «Паблит».

     

  • География экспансии Ricoh

    Развивая свой бизнес в странах бывшего СССР, Ricoh Rus эффективно использует возможности глобальных и локальных партнёров. В Грузии — это Heidelberg Georgia. В Казахстане и Киргизии — партнёры, которым помогает национальный менеджер по этим странам.

     


comments powered by Disqus