2001.03.20, Автор: Беттина Капс1194 прочтений

Друг искусства*

Теги: Печать Publish

Парижанин Эрик Седу специалист в области шелкотрафаретной печати и издатель считается мастером своего дела. Он призывает художников осваивать технику трафаретной печати.

Парижанин Эрик Седу – специалист в области шелкотрафаретной печати и издатель – считается мастером своего дела. Он призывает художников осваивать технику трафаретной печати.

Алая краска покрывает туго натянутый нейлон, как глянцевитый слой масла горячий ломтик хлеба. Эрик Седу нажимает ногой на педаль, и на ткань опускается ракель. Одним движением краска удаляется с нейлонового трафарета, проникая при этом в его поры. Трафарет поднимается и всеобщему обозрению предстает лист с отпечатавшимся изображением. Седу тщательно осматривает вновь созданную картину – четкий красный кристалл на белом фоне. Затем лист скользит по конвейеру в сушку. Ему предстоит попасть под пресс еще пять раз. Снова будет повторяться одна и та же процедура – подготовка новой сетки фотографическим методом, смешивание красок для нового цвета, подготовка новой сетки...

Увядший виноградный лист Фредерик Люсьен, парижская художница, внимательно ловит каждое движение Седу, глядя через плечо мастера. На трафарете, принесенном ею в студию, видны контуры виноградного листа, вырезанного из ученической тетрадки в клеточку. На другой странице – серебристая тень листа. Люсьен хочется, чтобы ее картина порождала целую волну ассоциаций и выражала сложную гамму чувств и эмоций. Ее работа символизирует безостановочное движение – смену времен года и течение жизни.

Седу и Люсьен провели немало времени, размышляя о том, как воспроизвести на бумаге идею времени, зыбкого и ускользающего, похожего на вечную смену света и тени. Наконец, Седу предложил воспользоваться калькой. Вместе они приступили к смешиванию красок – работе, в которой художник, возможно, более всего полагается на творческое чутье. Они подготовили около десятка образцов только для одной белой тени с тончайшими бликами красного. Седу сейчас работает над серией работ для Geographie d’Eugene в технике шелкотрафаретной печати, он будет заниматься и их изданием. В октябре этот высокий сухощавый мужчина снимет на неделю свой голубой рабочий фартук и возглавит организацию экспозиции «своих» художников на выставке Paris Art Fair (FIAC) уже в качестве владельца галереи. Седу совмещает в себе два таланта – художника и издателя – что, бесспорно, являет собой исключительно редкое сочетание.

Старые коробочки с пудрой «Творческий поиск – вот главное в моих работах, – поясняет Седу. – Я хочу помочь художникам в их самовыражении, предлагая им освоить технику трафаретной печати. Простое воспроизведение оригинала не представляет для меня интереса». Начиная с 1984 года, в его студии вместе с ним работают семнадцать художников, в том числе Ими Кнобел, Клод Виаллат, Пьер Бураглио и Ширли Джеф. Они прислушиваются к советам мастера и высоко ценят его опыт. «Часто случается так, что художник полон творческих идей, но не знает, как лучше их воплотить, – говорит Седу. – Моя задача – помочь художникам». Впрочем, из его слов трудно заключить, гордится ли он своей миссией или нет. Седу скуп на шумные проявления эмоций. Он работает тихо и сосредоточенно. Таков его стиль.

В самом начале пути, когда идея проекта только появилась на свет, 54-летний художник чувствовал на себе ответственность за весь процесс. Он использовал для печати любые материалы, даже самые необычные, и всегда умудрялся достать их. Для Клода Вьялла он «откопал» несколько старых коробочек пудры, которых не было в продаже несколько десятков лет. В другой раз художнику потребовалась бумага пятидесятилетней давности, поскольку он хотел попробовать работать с «печатью времени».

Эрик Седу с уважением относится к подобным запросам. В молодости он, сын дипломата, сам хотел стать художником. После окончания высшей школы изучал живопись и графику в художественном колледже в Нью-Йорке. Это было в начале шестидесятых, когда Энди Уорхол вызвал невероятный фурор, произведя на своей «Фабрике» настоящие художественные произведения методом трафаретной печати. Седу посещал Марка Ротко в его студии, познакомился с Кристо и Арманд. По возвращении в Париж он приступил к работе в трафаретном цехе, стараясь досконально освоить эту технику.

Уроки сопротивления

Май 68 года стал поворотным моментом для всей Франции, как и для ее гражданина – Эрика Седу. Один из товарищей привел Седу в Парижскую академию художеств, где студенты готовили плакаты методом литографской печати. «Этот процесс был слишком медленным», – вспоминает Седу. Под его руководством студенты попробовали трафаретную печать, и производительность неизмеримо возросла. Художники предлагали наброски, на совместном совещании вырабатывалась формулировка лозунга, после чего Седу запускал новый плакат в работу. А некоторое время спустя студенты выходили на улицы Парижа, чтобы натянуть на стены новые яркие полотнища. «Каждый день мы предлагали по четыре-пять заготовок для новых плакатов, – гордо заявляет Седу, – и каждый день делали по 300 копий». С этими словами он вытаскивает из кипы папок и картин листы желтеющей бумаги. «Мы продолжаем борьбу», написано сверкающими синими буквами поверх силуэта шеренги людей с поднятыми вверх кулаками. Здесь же красными буквами: «Мы – сила!». На плакате есть и оттиск «Народная студия, бывшая Академия художеств». «Все это сделано методом трафаретной печати, – обращает внимание Седу. – Она оказалась наиболее подходящей техникой для тех бурных дней».

Именно тогда мастеру стало ясно, чему он посвятит себя. Быть художником – совсем не то, что быть партнером художника или иллюстратора, и помогая ему, овладеть всеми возможностями трафаретной печати... и начать открывать новые.

Седу сделал первый шаг к осуществлению своей мечты в 1974 году, организовав собственную мастерскую трафаретной печати на 14 Paris Arrondissement, в южной части Монпарнаса. Он назвал ее очень просто «L’Atelier» (то есть «Студия»). «Мне потребовалось совсем немного времени, чтобы пробудить творческую мысль иллюстраторов, – говорит Седу. – Они получили возможность приходить в мою мастерскую и шаг за шагом контролировать весь процесс. Полученные в результате оттиски становились, по существу, плодом их труда. – Седу подходит к объемистому шкафу и достает книгу иллюстраций Лусталя, отпечатанных им самим. Иллюстрации сразу привлекают глаз богатой палитрой цвета: здесь есть красный, желтый, различные оттенки синего и глубокий черный цвет. Работая в технике трафаретной печати можно использовать сколько угодно краски. Поэтому цвета отличаются такой насыщенностью. Однако эта техника способна привлечь к себе и графиков, которые могут увеличить таким образом объем продаж своих работ, издаваемых малыми тиражами. Итак, Седу начал задумываться о новых направлениях. В 1987 г. в Париже была открыта выставка художественной печати, получившая известность под аббревиатурой SAGA. Лучшего места для ее проведения было не найти – монументальный «Grand Palais» в самом центре города, неподалеку от Елисейских полей. Так Седу получил неожиданную возможность продемонстрировать свои работы широкой профессиональной аудитории. «Для меня это послужило серьезным стимулом, – отметил художник. – С этого времени я сосредоточился на современном искусстве». Поначалу ему приходилось проводить немало времени, переубеждая художников, творчество которых привлекало его, но которые, со своей стороны, не придавали никакого значения технике шелкотрафаретной печати. «Во Франции в этой технике выполнялось очень мало работ», – сетует художник. Разумеется, Седу владел и другими техниками печати, но они его совсем не интересовали. Литография и ксилография – очень древние искусства, с богатыми традициями, но Седу менее всего манила слава хранителя старины.

Впрочем, если строго придерживаться истины, придется признать, что история шелкотрафаретной печати также насчитывает не меньше ста лет, хотя она остается самой молодой из «классических» техник печати. Главное же, по словам Седу, что эта техника используется сейчас для промышленной печати, следовательно, находится в постоянном развитии. Совершенствуются краски и трафареты, их ассортимент становится разнообразнее. В конечном итоге, все это идет на пользу художникам. Особо Седу отмечает простоту техники. «Трафаретной печати подвластно почти все, – уверен мастер. – Стремящийся к новому художник всегда может подобрать выразительные средства, способные его устроить, из арсенала шелкотрафаретной печати».

Седу придает очень большое значение диалогу со «своими» художниками. Он не жалеет времени, внимательно выслушивая их планы. С особенным энтузиазмом встречает смелые идеи и технические эксперименты. Так, например, для швейцарского скульптора Яна Зубера, Седу добавил в краску мраморную пыль. Францис Булло готовил свои коллажи на листах гальванизированной стали. Джефф Грейвис, печатая на стекле, закреплял горку соли и помещал под нее кусочек стального провода, который покрывался ржавчиной и менял цвет итоговой картины.

Ценные отпечатки Начиная с 1987 года, Седу регулярно показывал свои малотиражные работы на выставке художественной печати. Когда в 1999 году было принято решение не продолжать организацию SAGA, его пригласили участвовать во всех будущих выставках Современного искусства в Париже. В дополнение к этому издатель и специалист по шелкотрафаретной печати трижды получал собственный стенд на знаменитой выставке «Art Basle».

Сейчас «кисти» Седу принадлежат 55 малотиражных изданий художественной печати, каждое их которых выпускалось в количестве от десяти до шестидесяти копий. Он делит права на них с художниками, предложившими идею и работавшими над изданиями. Каждая из сторон имеет право продавать работы по совместно установленной цене. Копии, полученные методом шелкотрафаретной печати, стоят от 200 до 1000 долл., в зависимости от известности художника.

Для Седу издание художественных произведений и участие в дорогих художественных выставках – роскошь, которую он может позволить, благодаря своей рачительности в содержании мастерской. Она занимает небольшое помещение на первом этаже далеко не самого престижного парижского городского дома. Работает Седу, как правило, без помощников. Доходы художника складываются в основном из комиссионных (например, от заказа группы отелей «Novotel» на отпечатки работ современных художников). Кроме того, основные парижские галереи регулярно заказывают Седу работы, множество запросов поступает от других музеев и учреждений культуры.

Сейчас Седу уже нет нужды заниматься популяризацией трафаретной печати. Качество его работ говорит само за себя. Одна только Фредерик Люсьен выпустила шесть оттисков своих картин за последние девять лет. Она ни секунды не сомневается, что имеет дело с «самым лучшим мастером по трафаретной печати» во Франции: «У него очень острый глаз, и он понимает, что важно для работы художника». Седу, со своей стороны, высоко ценит атмосферу доверия, которая установилась между ним и художниками за годы работы. Для этого он, как и подобает хорошему владельцу галереи, регулярно поддерживает «своих» авторов. Им сейчас приходится убеждать мастера в своей значимости, только после этого работы попадают в «Atelier». Седу может позволить себе быть щепетильным в выборе людей, «для которых разрисовывает шелка».


* Print Process, № 11, 2000 г.,с.30

Архив журналов в свободном доступе.

На ту же тему:
  • Простые секреты «Артес»: машины, люди и диверсификация

    11 апреля 2018 г. мне по приглашению директора «Терра Системы» Стефана Валуйского удалось побывать на дне открытых дверей в екатеринбургской типографии «Артес», которую знаю уже почти два десятилетия.

     

  • Что в имени тебе моём?

    В этот раз считаем распространённый заказ — буклеты А4 формата в готовом формате, 6 полос. Запрос такой: Буклет 21x30 см в готовом виде, 63x30 см в развороте, 4+4, бумага — мелованная, 200 г/м2, 2 параллельных сгиба до формата 21x30 см. Тираж — 200 и 500 экз. Просьба указать сроки и способ печати.

     

  • Варианты будущего для типографий

    Передовые полиграфические технологии Komori и Brausse — теория и практика для представителей российских типографий. Без секретов.

     

  • Конкурентный офсет

    Ко мне обратился знакомый художник. Он хочет напечатать небольшой каталог своих работ. Параметров получилось много: 2 вида бумаги и 3 тиража. Клиент далёк от полиграфии и сразу определить точные данные ему сложно. Считаем: Каталог 21x21 см, 24 полосы, 4+4, бумага 2 варианта: все на 170 г/м2 и все на 200 г/м2, 2 скобы, тираж 100 экз., 200 экз. и 500 экз. Будут готовые макеты.

     

  • Времена не выбирают

    Сказать, что московская компания «Ситипринт» никогда не сталкивалась с серьёзными проблемами, было бы неправдой. Этой типографии не раз приходилось преодолевать трудности, и всякий раз она выходила из очередного кризиса более сильной. Рецепт успеха «Ситипринт»: «Если что-то делаешь — делай хорошо». *

     

  • Сложная сумма простых слагаемых

    На этот раз мы решили посчитать готовый промонабор. Точно такой же, как найденный недавно главным редактором в его почтовом ящике. Набор включал три продукта: 1) конверт евро 4+0, без окон; 2) буклет А4, 4+4, матовая меловка 150 г/м2, фальцовка типа гармошка, карточка на двухстороннем скотче; 3) карта пластиковая, стандартная, 85х55 мм, 4+4, нумерация 4 знака на лице, вид нумерации на усмотрение производителя. Отгрузка: конверт отдельно, буклет с вклеенной картой. Тираж 200, 500 или 1000 экз. Будут готовые макеты.

     


comments powered by Disqus