2005.08.311099 прочтений

Преступление не окупается

Теги: Publish

У этого человека невероятно тяжёлая ноша... Со стороны даже кажется, что его работа - типичная война с ветряными мельницами.

Наджиб Хан

У этого человека невероятно тяжёлая ноша… Со стороны даже кажется, что его работа — типичная война с ветряными мельницами. А что ещё можно подумать, если прошлогодний выигрыш одного процента (снижение мирового уровня незаконного использования ПО с 36 до 35%) за счёт роста объёма этого рынка обернулся почти четырёхмиллиардным увеличением потерь разработчиков? Тем не менее, наш гость — Наджиб Хан из Adobe Systems Europe — уверен в необходимости и правоте своего дела. Ведь без объединённых усилий всех, кто заинтересован в легальном использовании ПО, ситуация обстояла бы намного хуже…

Как официально называется должность, и за что Вы отвечаете?

Я менеджер по антипиратской деятельности европейского отделения Adobe Systems по региону EMEA. К нему относится Россия, страны СНГ, Восточной Европы и Африки. Моя главная задача — помогать дистрибьюторам разъяснять заказчикам преимущества легального ПО. Это большая образовательная работа — как можно больше людей должны знать исчерпывающий ответ на вопрос: «Почему я должен пользоваться легально купленными программами?»

И почему?

Прежде всего надо уважать интеллектуальную собственность. Что это такое? Ею владеют все: водитель такси — он знает свой город, помнит оптимальные маршруты, и в этом залог его эффективной и прибыльной работы. Женщина, умеющая печь лучший пирог на своей улице, — поэтому все стремятся попасть к ней на вечеринку. Журналист, пишущий статью (профессиональный стиль, структурирование материала, собранные уникальные факты) — подготовленная им публикация поможет изданию расширить аудиторию и привлечь рекламодателей. Примеры бесконечны — мир держится на этом. Мы должны уважать время и энергию людей, потраченные на создание интеллектуальной собственности. Если мы что-то или кого-то не уважаем, то не вправе ожидать ответного уважения — это вполне естественно.

Вы считаете этот аргумент исчерпывающим?

Конечно, этого недостаточно, чтобы убедить перейти на легальный «софт». Краденое ПО — потенциальный источник проблем. Представьте, что вследствие сбоя в программе одно из рекламных объявлений в вашем журнале выведено с ошибкой. Полбеды, если её нашли и исправили быстро. Но на каждом производственном этапе затраты растут, а с ними и цена ошибки. Тем, кто всё же считает покупку нелицензионных программ отличным способом экономии денег, я могу доказать обратное!

Например, цена русской версии Adobe Photoshop — 875 долл., текущая версия остаётся актуальной до двух лет. Будем считать, что специалист, работающий с программой, получает в Москве около 1000 долл. в месяц. К этому следует добавить прочие выплаты, связанные с обеспечением его труда — налоги, страховка, питание, коммунальные платежи. Набегает ещё около 1000 долл. За два года — 48 000 долл. Делаем пару несложных действий и получаем: цена инструмента составляет всего 1,8% от суммы, в которую обходится содержание специалиста. Думаю, цифра говорит сама за себя. А если речь идёт о безопасности и надёжности всего бизнеса, в котором задействовано наше ПО, то доля его стоимости в масштабах всего предприятия окажется также мала. Затраты на ПО сравнимы с затратами на кофе и чай, которые выпивают сотрудники. Чего не скажешь о масштабах потерь в случае сбоя пиратского ПО и потери из-за этого важных данных…

Так почему же люди продолжают покупать нелегальные программы? Просто они считают, что лицензионные продукты дороги. Но это неправда! Ошибки в пиратских пакетах обходятся намного дороже. Приведу близкую жителям мегаполисов аналогию. В Лондоне место на парковке стоит 300 руб./ч. Кажется, дороговато? Но, если вы не заплатите за парковку вовремя (простоите больше 5 минут) и колёса заблокируют — придётся заплатить уже 3000 руб. Задержитесь ещё дольше — вашу машину отбуксируют на штраф-стоянку, откуда её можно будет получить, заплатив 12 000 руб. Получается, что сумма за легальную парковку совсем невелика!

Каков нынешний уровень пиратства на рынке ПО в России?

К сожалению, высокий. Я думаю, это связано с тем, что рыночные отношения в вашей стране родились совсем недавно. Первое время ПО просто негде было купить — не было официальных дилеров и дистрибьюторов, да и средствами на это располагали немногие. К тому же, у вас, как и в других, недавно вступивших на рыночный путь странах, очень большое значение придаётся цене продукта, независимо от качества. И когда у покупателя есть выбор между легальным и нелегальным, но очень доступным ПО, частенько побеждает кажущаяся выгода последнего.

Но сейчас ситуация иная. Достаточно пройтись по московским магазинам и посмотреть на ценники. Я был сегодня в ГУМе — там есть отличные, высококачественные товары, но всё очень дорого, нисколько не дешевле самых дорогих лондонских магазинов. Но покупатели есть, и деньги в России есть! А разве покупка легального ПО не столь же престижна, как фирменной одежды? Многие компании приобретают только лучшие инструменты для ведения бизнеса, а наше ПО относится к этой категории.

Я знаком со многими людьми в России — большинство отлично образованы, закончили хорошие вузы по 4-5-летнему курсу. У вас больше инженеров, чем в Америке, и отличные достижения во многих отраслях: от фундаментальной науки до космоса. Поэтому Россию нельзя сравнивать с маленькой страной третьего мира.

Но посмотрите на вашу индустрию разработки ПО. Ноль! Есть ПО, которое разрабатывается и продаётся на внутреннем рынке, а вот компаний, имеющих вес в мировом масштабе, нет. Всё дело в том, что у разработчиков не хватает средств на создание и развитие серьёзных продуктов. Выходит первая версия, если повезёт — вторая, а потом — провал. Высокий уровень пиратства не позволяет получать достаточно средств для развития в международном масштабе. Я знаю, что сейчас ваше правительство озабочено перспективами создания собственной программной индустрии. Надеюсь, придёт понимание и необходимости последовательной борьбы с пиратством, поскольку это взаимосвязано.

Можно ли говорить о прогрессе в борьбе с пиратством?

Вот результаты совместного исследования IDC и Business Software Aliance — международной организации, занимающейся борьбой с пиратством в сфере интеллектуальной собственности. В процентном отношении уровень 2004 г. не изменился — 87%, хотя в денежном отношении (за счёт увеличения оборота рынка) объём потерь производителей вырос и достиг 1362 млн долл. (1104 млн долл. в 2003 г.). Тем не менее, считаю, наметилась положительная тенденция. Моё впечатление основывается на опыте общения с дистрибьюторами и пользователями. Людей, осознающих необходимость покупки легального ПО, становится всё больше! Я уверен, что всего за пять лет уровень пиратства в России может снизиться до показателя Великобритании (27%).

Оказывает влияние и фактор глобализации. Компании, ранее сталкивавшиеся только с конкуренцией внутри страны, неожиданно оказываются лицом к лицу с мощными международными игроками. Подавляющее большинство крупных рекламных агентств, издательских групп, типографий пользуются только легальным ПО. Иначе просто не получат заказов…

Какие средства могут помочь в борьбе с пиратством?

Adobe берет на себя инициативу по разъяснению пользователям их ответственности. Упаковка, диски CD-ROM, заставки программ и вкладки в документацию содержат предупреждения о противозаконности нелегального копирования программ.

Разумеется, помимо образовательной политики, необходима и работа на законодательном уровне. Причём важно, чтобы законы, защищающие интеллектуальную собственность, подкреплялись их неукоснительным проведением в жизнь. Дело не в суровости наказания, а в его неотвратимости. Это забота правительства.

Мы, со своей стороны, стараемся обеспечить различных пользователей наиболее быстрым и экономически эффективным способом получения необходимого количества копий. Нами внедрена и активно развивается программа продаж многопользовательских лицензий, установлены специальные, значительно более низкие цены для образовательных заведений.

Основным аргументом, который мне приходилось слышать от людей, приобретающих пиратское ПО для работы дома, является то, что стоимость программ Adobe слишком высока, чтобы они могли себе позволить приобрести его официально. Что им можно возразить? Линейка программ Adobe не ограничивается высокопрофессиональными и дорогими программами, типа Adobe Photoshop или Adobe Premiere. В ней есть и программы вполне доступные по цене (от 60 до 150 долл.), функциональность которых соответствует «домашним» нуждам.

Но главное не в этом. Посмотрите вокруг — мы находимся в офисе вашего издательства. Здесь сделан хороший ремонт, установлена качественная мебель, кондиционеры — присутствуют все атрибуты цивилизованной жизни. Неотъемлемая её часть — легальное ПО. Ваш журнал печатается на отличной бумаге, современных печатных машинах, хорошей краской — значит, и допечатная подготовка должна проходить с помощью высококачественных, надёжных программ.

Я считаю, что главное в борьбе с пиратством — внедрить в сознание людей понимание необходимости приобретения легального ПО. Ведь большинство цивилизованных людей не нарушают закон не потому, что боятся наказания. Это вопрос воспитания в семье и в обществе. Нужно, чтобы все, чья деятельность зависит от ПО, понимали: работа с пиратскими программами — это риск. Вы рискуете потерять ваши данные, результаты вашего труда и, в конечном итоге, ваш бизнес! Кража невыгодна — она не окупается!

Архив журналов в свободном доступе.

На ту же тему:
  • Зарабатываем на «металлах»

    Специальный обзор решений для цифрового нанесения фольги.

     

  • География экспансии Ricoh: продолжение

    Мы продолжаем рассказ о развитии направления промышленной печати  Ricoh в странах СНГ. На очереди — Армения и Узбекистан.

     

  • Печать по тканям: «цифра» решает

    Всё, что вы хотели узнать про цифровую печать по тканям, — от основ до практики и перспектив.

    Сегодня объём мирового рынка цифровой печати по текстилю, по разным оценкам, значительно превышает 2 млрд долл. А в натуральном выражении суммарный объём печати — примерно 1 млрд м2. Ежегодный рост рынка составляет примерно 12%. В России уровень проникновения цифровых технологий в этот сегмент существенно ниже, чем в странах Западной Европы, США и Китае, поэтому потенциал развития намного больше. 26 сентября 2018 г. в рамках выставки «Реклама 2018» Publish совместно с «ЭкспоЦентром» провели конференцию «День цифровой печати по тканям».

     

  • FSC: бумажная этика будущего

    Что такое FSC-сертификация бумаги и в чем она может быть полезна типографиям.

     

  • Струйное будущее печати

    Новейшая история полиграфии — в части, касающейся развития струйной технологии, — неплохо документирована, но некоторые факты в ней уже слегка позабыты. Например, первый патент на печатающую головку с непрерывным истечением чернил якобы был выдан Вильяму Томпсону ещё в 1867 г. Понятно, что тогда не шла речь о физическом воплощении принтера на основе этой технологии, и первую модель с непрерывным истечением чернил выпустила… Siemens только в 1951 г. Но в следующие 30 лет, до появления импульсных технологий — термо- и пьезоструйной, вряд ли кто-то всерьёз считал, что струйные устройства смогут стать базой для настоящих полиграфических машин.

     

  • Два мира — одни «Терра Системы»

    Компания «Терра Системы», до лета 2018 г. предлагавшая полиграфистам печатные решения только на основе офсетных машин RMGT и светодиодных сушек AMS, теперь, совместно с Ricoh Rus, начала активную работу по внедрению «цифры». Партнёры уверены, что могут предложить офсетчикам лучшее из двух миров — аналоговой и цифровой печати.

     


comments powered by Disqus