2004.11.03, Автор: Игорь Терентьев3299 прочтений

Стратегический бумажный запас

Теги: Бумага Бумага, картон Publish

По значению для типографий и их заказчиков-издательств бумагу для рулонной печати с сушкой можно сравнить со стратегическим запасом страны.

По значению для типографий и их заказчиков-издательств бумагу для рулонной печати с сушкой можно сравнить со стратегическим запасом страны. Поэтому и к планированию её закупок следует относиться со всей ответственностью — любой сбой грозит обернуться внушительными финансовыми потерями, ведь речь всегда идёт о тиражах, выражающихся пяти-шестизначными числами.

Для выпуска издательской продукции — газет, книг, журналов и каталогов — в основном используется четыре группы рулонной бумаги. Самая доступная — газетная, несколько дороже — бумага для высокой печати и офсетная немелованная. Первая применяется для печати газет и дешёвых книг. Потребности наших типографий в газетной бумаге практически полностью удовлетворяются за счёт российских фабрик, импортируется лишь относительно небольшое количество тонированной в массе — для выпуска каталогов и пока немногих газет. Бумага для высокой печати применяется для ч/б книжной печати — многие книжные типографии активно используют машины высокой печати с фотополимерными формами для изготовления книг со штриховыми иллюстрациями. Офсетная предназначена для книжной продукции и журналов, к которым не предъявляется особых требований по качеству репродуцирования цветных изображений (в основном — чёрно-белых). Как и с газетной бумагой, большая часть рынка принадлежит отечественным производителям.

Нас же интересует третья группа: бумага для рулонной офсетной и глубокой печати с сушкой. Её виды различают по типу покрытия и содержанию древесной массы. Суперкаландрированная (supercalandered, SC, SCA+; плотность — 33–60 г/м2), с машинным однослойным мелованием (machine finished coated, MFС; 48–80 г/м2), лёгкого мелования (light weight coated, LWC; 35–72 г/м2), среднего двухслойного мелования (medium weight coated, MWC; 65–115 г/м2), мелованная без содержания древесной массы (иногда её называют чистоцеллюлозной, но это не совсем верно; woodfree coated, WFC; 70–150 г/м2). Классификация расходится с тем, что заявлено в отечественных ГОСТах (ГОСТ 9095 «Бумага для печати типографская», ГОСТ 9094 «Бумага для печати офсетная», ГОСТ 21444 «Бумага мелованная»), но она общепринята у западных производителей.

Рынок

Практически 100% рулонной бумаги для печати с сушкой сейчас импортируется. Российский рынок фактически поделен между «большой тройкой» — M-Real, Stora-Enso, UPM, — представляющей интересы четырёх производителей. Как объяснила менеджер по продажам московского представительства M-Real Лииса Стрём, помимо бумаги собственного производства, компания отвечает за поставки в Россию и на Украину продукции фабрики Myllykoski Paper (SC M-Plus и MWC M-Brite).

За последние несколько лет ни одна российская фабрика не смогла наладить выпуск рулонной мелованной или суперкаландрированной бумаги в сколь-нибудь заметных объёмах, хотя намерения заявлялись не раз. В начале года ОАО «Кандопога» объявила о том, что готовится к выпуску легкомелованной бумаги и даже ведёт переговоры с потенциальными поставщиками БДМ 11 мощностью (по разным данным) 160-180 тыс. т в год. Однако нынешние участники рынка оценивают его ёмкость в 2003 г. на уровне 70-80 тыс. т, с перспективой роста до 100 тыс. т в текущем году. Если принять за среднюю стоимость тонны рулонной бумаги 800 долл., то простые расчёты покажут — речь идёт о рынке с годовым объёмом 80 млн долл. Скорее всего, ожидать появления российских мощностей для выпуска такой бумаги можно, лишь когда спрос на внутреннем рынке оправдает инвестиции в создание производства (а это десятки и даже сотни миллионов долл.), т. е. значительно превысит предполагаемый объём выпуска — ведь одна бумагоделательная машина не в состоянии изготавливать все необходимые виды бумаги.

В наступающем году расклад сил среди производителей всё же может измениться — свою лепту постараются внести компании, пока ещё не имеющие опыта регулярных поставок в Россию, но уже активно налаживающие контакты с ведущими типографиями — Arctic Paper (Швеция), Burgo Group (Италия), LEIPA Georg Leinfelder (Германия), SCA. Но единственная страна, у которой есть удобное ж/д сообщение с нами — Финляндия (в остальных странах Европы ширина ж/д колеи отличается от нашей). Как следствие — у «новичков» сложнее логистика (автомобильный транспорт обходится дороже, морской означает самые длинные сроки, к тому же каждая перегрузка увеличивает цену), поэтому по-настоящему заинтересовать своей продукцией крупных заказчиков — типографии и издательства — им будет очень непросто. Есть и другие сложности. Как объяснил руководитель представительства Sappi в России Александр Колков, из-за ограниченной мощности производства рулонной бумаги компания пока не может предложить нашим типографиям регулярных поставок гарантированных объёмов. При этом спроса на более дорогую чистоцеллюлозную бумагу, которую мы могли бы поставлять, в России пока практически нет.

Тем не менее, у новых игроков неплохие шансы — особенно если спрос на бумагу опять превысит предложение, а цены поползут вверх. С октября уже объявила о повышении цен на 5–8% компания UPM. Как заявил её менеджер по продажам Сергей Наон, производственные мощности загружены почти полностью. При этом он подчеркнул, что повышение цен связано не только с превышением спроса над предложением, но и рядом других, крайне важных факторов: ростом себестоимости производства (рост цен на сырье и электроэнергию) на фоне низкой прибыльности бумажной отрасли из-за почти четырёхлетнего спада. «У нас есть, что предложить нынешним и, конечно, новым клиентам. Более того, по согласованным и приемлемым для заказчика срокам изготовления, это лишь вопрос грамотного планирования», — заключил С. Наон.

Строим планы

Как говаривал генерал и любимый персонаж режиссёра Александра Рогожкина, «многие большие дела проваливались из-за недостатка планирования». Нельзя не согласиться, тем более что ещё в начале статьи мы договорились — речь идёт о настоящем «стратегическом» сырье. Ведь, по словам коммерческого директора типографии «Алмаз-Пресс» Михаила Амирджанова, составляющая цены бумаги в себестоимости журнального тиража колеблется в интервале 50–54%.

В планировании поставок участвуют несколько сторон: заказчик (типография или издательство, определяющие состав заказа), агент (обеспечивающий логистику, включая таможенное оформление), представитель производителя (планирование, логистика и координация заказов с фабрикой), бумажная фабрика (планирующая загрузку мощностей). Некоторые крупные типографии и издательства берут на себя и функции агентов, самостоятельно занимаясь таможенным оформлением.

Заказчик определяет марку, плотность, ширину рулона и предполагаемый месячный объём потребления бумаги. Если в этом качестве выступает издательство, настоятельно рекомендуется согласовать все параметры с типографией — это поможет избежать самой распространённой ошибки: недооценки сроков поставки. После чего можно начать переговоры с представителем производителя, который обеспечивает размещение заказа на фабрике. Если речь идёт о периодическом издании, оптимальные сроки планирования на год — октябрь-ноябрь (а не-которые поставщики рекомендуют определиться не позже сентября). Именно в это время большинство фабрик формируют общий план (бюджет) загрузки мощностей. Факти-чески — это квоты выпуска с учётом потребностей основной массы заказчиков. «Идеальный заказчик для фабрики заявляет предсказуемые объёмы в предсказуемые сроки», — заключает представитель Stora Enso Сергей Гусев. «С точки зрения типографии, — добавляет М. Амирджанов («Алмаз-Пресс»), — идеальными заказчиками являются издатели еженедельников».

Бумажное производство — циклический, непрерывный процесс. Например, бумагоделательная машина (БМ), работающая практически без остановок, может в течение недели выпускать глянцевую и матовую бумагу плотностью 70–130 г/м2. На следующей неделе плотность понижается от 130 до 70 г/м2, после чего цикл повторяется снова. Таким образом, нужная вам бумага выпускается только один раз в две недели. Фабрика аккумулирует заказы, стараясь оптимизировать распределение выпуска бумаги того или иного типа. Дополнительная сложность — свести к минимуму объёмы обрезков, поскольку ширина полотна БМ достигает 10 м. Естественно, заказчикам нужны более узкие рулоны, оптимизированные с учётом форматов машин и изданий. Отсюда, кстати, и разница в допусках для партий бумаги разного объёма.

По словам Л. Стрём (M-Real), утверждённый в начале декабря годовой бюджет продажи (виды и типы бумаги) обычно по объёму примерно на 20% превышает достигнутый уровень продаж текущего года. После этого каждый месяц происходит коррекция квартальных планов. То есть до 5 декабря вносятся изменения в производственный план на январь–март, а до 5 января — на февраль–апрель и т. д. С. Наон (UPM) рассказал, что специальное ПО связывает представительства с головным офисом и с производственными единицами — фабриками. Это большая глобальная сеть, где не только происходит размещение и сопровождение заказов, но и реализованы инструменты планирования, обеспечивающие прямую увязку с производством. Исходя из заявленных годовых потребностей клиентов и закладываемых для роста резервов, складывается и утверждается годовой бюджет, который размещается в системе с разбивкой по месяцам и дальнейшей многоуровневой детализацией: по фабрикам, сортам бумаги, клиентам. По мере актуализации, данные по запланированным объёмам могут корректироваться в режиме on-line. Все изменения фиксируются на фабриках и учитываются как в производственном планировании, так и службой логистики. Система позволяет отображать множество факторов одновременно в виде таблицы и/или различных диаграмм: бюджет, его исполнение, исходя из отгруженных и размещенных заказов; подробная статистика за прошлый или иной год по требуемым показателям; сезонные колебания и т.д.

Задача ещё более осложняется в периоды максимальной загрузки бумажных фабрик. Естественно, они совпадают с периодами пиковой активности заказчиков на журнальную печать: февраль–май, август–ноябрь. Многие типографии и издательства хорошо помнят горькие уроки четырёхгодичной давности, когда нельзя было купить рулонную бумагу сверх заявленного количества — спрос заметно превышал предложение.

Конечно, когда речь идёт о разовых заказах (каталогах, других рекламных изданиях) или новых проектах, учесть их в годовых бюджетах бумажных фабрик сложнее. Как подметил С. Гусев (Stora Enso), для новых заказчиков сотрудничество с типографией даёт ещё один плюс — последняя уже имеет историю отношений с поставщиком бумаги; к тому же у неё два-три десятка тонн бумаги подходящего типа могут просто находиться на складе. Рассказывает начальник отдела снабжения и сбыта типографии «АСТ—Московский полиграфический дом» Игорь Авадений: «Когда клиент просит оценить стоимость тиража сразу в нескольких типографиях, выиграть может уже располагающая необходимым запасом подходящей бумаги. Определяющим фактором оказывается не цена, а сроки. По ходовым позициям мы располагаем примерно трёхнедельным резервом, одновременно готовы за 10 дней до начала печати тиража до обеспечить бумагой периодические издания, которые увеличили тираж».

Важность собственных запасов бумаги признает и М. Амирджанов («Алмаз-Пресс»): «По ходовым позициям мы располагаем примерно месячным резервом, по неходовым — полуторамесячным. Типография всегда должна быть готова к тому, что буквально за неделю до печати тираж издания может вырасти на 20-30%».

Планы закупок типографий определяются объёмом запросов постоянных клиентов. Заказ формируется с указанием точных спецификаций бумаги (тип, плотность, ширина рулона и количество), требуемой для каждого издания. Как правило, существует план на год, квартал и месяц. Дополнительный резерв включает ходовые позиции и составляет 10–20% от общего объёма потребления.

В поисках золотой середины

Вас не удивляло, что с виду невинная коррекция формата издания (всего на несколько миллиметров) может привести к непропорциональному изменению цены изготовления тиража в типографии? Это справедливо для всех способов печати — листовой и рулонной, но в последнем случае (из-за более высокой доли цены бумаги в себестоимости тиража) изменения особенно заметны. Поэтому нет ничего зазорного в том, чтобы при размещении заказа в новой типографии согласовать с её технологами обрезной формат. Для рулонной печати определяющими являются ширина рулона, длина рубки и параметры фальцаппарата. Вы можете не только сэкономить бумагу, но и ускорить сроки выполнения «горящего» заказа — если уложитесь в один из стандартных для этой типографии форматов рулона (и такая бумага с более высокой степенью вероятности окажется на складе).

Впрочем, для некоторых изданий (например, международных брендов, имеющих стандарты, которые головной офис «спускает сверху») постоянство формата — момент принципиальный, выделяющий журнал на фоне остальных. Это может касаться не только формата, но и типа бумаги. Если это так — отнеситесь к планированию поставки бумаги более тщательно, т. е. будьте готовы к возможному увеличению срока поставки.

Иногда это происходит и с обычными заказами. Например, как отметила Л. Стрём (M-Real), нынешней осенью стандартные сроки поставки (три недели) по некоторым маркам выросли до 4-5 и более недель.

Важный вопрос — получение льгот по таможенным платежам (фактически – и по НДС) по бумаге, предназначенной для печати не рекламных и не эротических изданий. Речь идёт о существенной сумме — 15% от стоимости партии бумаги, истраченной на печать тиража. В «АСТ—Московский полиграфический дом» этот вопрос отдан полностью на откуп заказчикам-издательствам, в ПК «Пушкинская площадь» совместными усилиями издателей и типографии он решается вполне успешно, и даже в «Алмаз-Пресс», долгое время испытывавшей трудности с получением налоговой льготы, испытывают оптимизм: «Мы готовы к сотрудничеству с ФАПМК и надеемся на конструктивный подход со стороны этого ведомства, — замечает М. Амирджанов. — Пока же у нас проходят инспекционные проверки со стороны таможенного комитета, которые, как мы уверены, подтвердят правомерность предоставления нам льгот по импорту бумаги. Подвижки есть, так что мы надеемся, что сможем добиться положительного решения вопроса в полном объёме».

Хотя от 60 до 90% рулонной бумаги закупают типографии, некоторые крупные издательства сами договариваются с поставщиками. Одна из причин — так льготу по налогу получить проще. Следует отметить, что при несовпадении заявленного и реального тиража (всё ещё распространённое явление на журнальном рынке) получить льготу невозможно — ФАП строго контролирует соответствие тиража и истраченного объёма бумаги.

Говоря о ценах на бумагу, представители всех типографий, с которыми мы общались, особо подчёркивают, что просто «транслируют» цены поставщика клиентам, не стремясь заработать на продаже бумаги. Учитывая, что типография является крупнооптовым покупателем, получить выгодные условия издательству, самостоятельно занимающемуся закупкой бумаги, непросто. Да и вся ответственность за сроки доставки и качество бумаги ложится на издательство.

Один из путей экономии — выбор более доступной по цене бумаги. Самая недорогая — суперкаландрированная — в ходу только в «АСТ—Московский полиграфический дом». И. Авадений отметил, что в типографии подобрали оптимальные режимы печати на суперкаландрированной бумаге. В «Алмаз-Пресс» от SC отказались. «Печатники на суперкаландре расхолаживаются и не всегда выдерживают требования по качеству при печати тех изданий, для которых используются мелованные сорта бумаги», — отметил М. Амирджанов. Директор управления логистики ПК «Пушкинская площадь» Феликс Шадрунов сообщил, что работать с суперкаландрированной бумагой оказалось экономически нецелесообразно.

Матовая бумага обычно дешевле глянцевой, но первую пока выбирают нечасто. В основном, это издания (10-15% от всех), содержащие большие объёмы текста — убедить рекламодателей российских глянцевых журналов в целесообразности выбора более удобной читателю бумаги с меньшим уровнем глянца невозможно. Тем не менее, на Западе процент матовых журналов и каталогов выше, чем у нас — это подтверждает и статистика продаж поставщиков бумаги.

Хотя журнальные типографии больше других склонны к стандартизации, как правило, они располагают широким выбором сортов, уже испытанных в печати. Например, в «Алмаз-Пресс» в ходу полтора десятка марок плотностью 65–100 г/м2, ширина рулонов 760–1420 мм (всего более сотни сочетаний), в «АСТ—Московский полиграфический дом» — от 51 (SC) до 115 г/м2, 620–960 мм, в ПК «Пушкинская площадь» — 54–115 г/м2. Как подчеркнул И. Авадений, если заказчик просит использовать ещё не знакомую типографии бумагу, ему всегда могут предложить адекватную замену из уже введённых сортов. В большинстве случаев это срабатывает, но навязывать тот или иной сорт не станут — последнее слово всегда за издательством.

Время от времени поставщик бумаги или издатель предлагают типографии попробовать новую марку. Это трудоёмкая процедура, поскольку, помимо печати, необходимо оценить, как новый материал поведёт себя в послепечатных процессах. При наличии «окон» в производстве тестирование можно провести и за 2 дня, но вероятнее, что потребуется несколько недель.

В движении…

Рулонная журнально-каталожная печать — один из самых динамично развивающихся и быстрорастущих секторов российского полиграфического рынка, для нужд которого в страну в прошлом году (по оценкам поставщиков) ввезено не менее 70 тыс. т бумаги, в текущем — около 100 тыс. т. И это не предел!

Продолжается ввод новых печатных мощностей и миграция выпуска журнальной и каталожной продукции в Россию. В 2005 г. ожидается начало работы первой типографии глубокой печати «Ротограв», которой потребуется 30-35 тыс. т бумаги. Будет запущена ещё одна высокопроизводительная рулонная офсетная машина Heidelberg Sunday 4000 в ПК «Пушкинская площадь». Вполне вероятно, что ожидаемый рост превысит самую оптимистичную оценку представителей основных поставщиков — 30%. Кстати, три крупнейших журнальных типографии, с представителями которых мы общались при подготовке статьи, располагают внушительным парком из современных рулонных офсетных машин и (судя по заявленным ими цифрам) потребляют в год в общей сложности почти 60 тыс. т рулонной бумаги, или более трёх четвертей всего поставляемого в Россию объёма: «Алмаз-Пресс» — около 36 тыс. т, ПК «Пушкинская площадь» — 15 тыс. т, «АСТ—Московский полиграфический дом» — 7200 т. По словам Ф. Шадрунова (ПК «Пушкинская площадь»), в 2005 г. типография планирует выйти на рубеж потребления до 2500 т бумаги в месяц.

Конечно, типографии всегда готовы пойти навстречу заказчику, но их возможности по закупке и хранению сырья всё-таки ограничены, поэтому издателям, вынашивающим «наполеоновские» планы, следует заранее позаботиться о самом необходимом — стратегическом бумажном запасе.

Автор благодарит за помощь в подготовке статьи представителей бумажных компаний M-Real, Sappi, Stora Enso, UPM, а также типографий «Алмаз-Пресс», «АСТ—Московский полиграфический дом», ПК «Пушкинская площадь».


Рулонные новшества

Бумага для рулонной печати — один из самых консервативных секторов бумажной промышленности. Но за последний год в производственных линейках основных поставщиков произошли изменения.

С начала года прекращён выпуск бумаги Myllykoski M-Cote.

Расширен ряд плотностей серии UPM Finesse в глянцевом (Gloss) и полуглянцевом (Premium Silk) исполнении: с 70–115 г/м2 до 70–130 г/м2. Улучшена бумага UPM Star: повышена непрозрачность на 1% (до 97% для 100 г/м2); увеличена белизна (CIE) с 2% до 4% (теперь 124% для 100 г/м2). Непрозрачность UPM Satin повышена на 2%, увеличена её белизна (CIE) на 4% (до 82%). Прекращён выпуск UPM Satin 85 — вместо неё появилась UPM Satin Plus с расширенным рядом плотностей — до 51-70 г/м2; увеличенной на 10% белизной (CIE) — с 85% до 95%. Для трёх последних марок оттенок смещён в более голубую область спектра. Визуально бумага выглядит белее и благороднее по сравнению с производимой ранее.

С апреля начался выпуск улучшенной бумаги StoraEnso NovaPress. Основная идея — создать бумагу с более сбалансированными свойствами. Введены лёгкие сорта (от 65 г/м2); бумага теперь на 20% легче, чем листовые материалы аналогичной плотности.

Архив журналов в свободном доступе.

На ту же тему:
  • От листов к применениям

    В январе 2018 г. Ирина Романенко назначена исполняющей обязанности директора департамента дистрибуции бумаги и расходных материалов «Xerox Евразия». Тогда же департамент подвёл итоги 2017 г.: вырос объём продаж на всех ключевых направлениях, компания заняла более трети российского рынка материалов для цифровой печати.

     

  • Форум 2.0: будущее полиграфии — в автоматизации

    Полиграфисты собрались 9 февраля в парк-отеле Tulip Inn Sofrino, расположенном в одном из самых красивых мест Подмосковья, на Второй всероссийский полиграфический форум, чтобы обсудить, какой будет полиграфия будущего.

     

  • ТЕСТ: Насколько хорошо вы разбираетесь в бумаге?

    Редакция Publish совместно с партнёром — MONDI PRINT CLUB — разработала тест, в котором мы предлагаем проверить ваши знания в области бумаги и подготовиться к вступлению в закрытый Клуб полиграфистов.

  • ТЕСТ: Как выбрать бумагу для цифровой печати или Почему что-то пошло не так...

    Редакция Publish совместно с партнёром — Xerox — разработала тест, в котором мы предлагаем проверить ваши знания в области бумаги для цифровой печати и её воздействия на качество.

  • Бумага UPM DIGI: выразительность самого белого
     

    Цена бумаги — значительная часть стоимости заказа. Можно ли сэкономить, взяв для цифровой печати обычную бумагу, или стоит потратиться на цифровую? Ответ на этот вопрос получили участники встречи «Соцветие UPM DIGI: выразительность белого».

     

  • Многомерность бумаги
     

    При всей кажущейся простоте и «плоскости» бумага на самом деле — сложная, многомерная вещь, способная вызывать у людей сильные эмоции.  И на организованной 5 апреля компанией «Берег» в Москве презентации «Бумага и чувства» владелец фабрики Gmund — харизматичный Флориан Колер — это убедительно доказал.

     


comments powered by Disqus