2004.06.14, Автор: Игорь Терентьев2587 прочтений

Первое назначение

Теги: От редактора От редактора Publish

Некоторые социологи считают, что армия - это модель общества, в той или иной степени отражающая все процессы, происходящие в "большом" мире.

Терентьев Игорь Некоторые социологи считают, что армия — это модель общества, в той или иной степени отражающая все процессы, происходящие в «большом» мире. В силу её замкнутости и относительной немногочисленности, социальные явления здесь более наглядны для изучения и анализа. Для примера возьмём военную карьеру. Ещё в советские времена армия была практически единственной структурой, где открыто поощрялись и даже пропагандировались карьеристские настроения — это называлось служебным ростом. Чтобы офицеры явственней видели перспективу, в Положении о прохождении воинской службы чётко оговаривались сроки, в которые военнослужащий должен был получать очередное звание, а в Уставе внутренней службы ясно и понятно излагалось, какую власть (и ответственность) приобретает добившийся повышения. Упомянутые документы в обязательном порядке изучались во всех военных училищах, и препятствий для служебного роста от лейтенанта до капитана фактически не было: «звёздочки» присваивались автоматически — нужно было лишь не сотворить чего-то из ряда вон выходящего. Самым сложным этапом в карьере оказывалось преодоление порога между младшими и старшими офицерскими званиями — тут нужно было занимать соответствующую должность, а майорских и подполковничьих было немного, к тому же к кандидатам предъявлялся ряд формальных требований. Не зря в войсках даже существовал термин «капитан Советского Союза» — так называли пожилых капитанов, не сумевших преодолеть заветный порог.

К чему это я? В гражданской карьере тоже существуют подобные пороги. Один из самых сложных — поиск первого рабочего места после окончания высшего (или среднего специального) учебного заведения. С распадом СССР приказала долго жить система распределения выпускников, затем настал черёд и программы производственной практики — барахтающимся в новых экономических условиях крупным типографиям (нас, конечно, в первую очередь волнует полиграфия) стало не до практикантов, а руководителям множества вновь образующихся частных фирм такие мысли и в голову не приходили. Если посмотреть на списки вакансий любой типографии, оказывается, что почти на все позиции, кроме курьера, требуются специалисты с опытом работы не меньше двух лет…

Надеяться, что опыт работы на реальном оборудовании студенты получат в своём учебном заведении, трудно — наши вузы и колледжи задыхаются от недостатка средств на самое необходимое, а обновление учебно-производственной базы с помощью спонсоров остроты проблемы не снимает: масштаб процесса невелик. Да и использование печатной техники для обучения не лучшим образом сказывается на её работоспособности и сроке службы, поэтому преодолеть соблазн «не пущать» студентов готовы далеко не все руководители учебных заведений. Более того: каким бы ни было оборудование в вузе, оно не может дать опыта работы на действующем производстве.

Единственный путь — возродить производственную практику как системную программу. Некоторые издательства и типографии уже осознали, что практика — не обуза, а неплохой способ предварительного отбора кадров. За это время можно в полной мере оценить способности будущего специалиста. Если повезёт — вытащите счастливый билет, получив недорого (понятно, что выпускник обычно готов начать с небольшой зарплаты — лишь бы работу дали) старательного и добросовестного сотрудника, уже знакомого со спецификой вашего производства. Не понравился практикант? Кончится практика, и вы расстанетесь без каких-либо хлопот и угрызений совести.

Пока программой производственной практики охвачены лишь некоторые крупные предприятия, чаще всего бывшие государственными. Ситуация обязательно улучшится, как только к процессу подключатся новые, частные фирмы. А ведь их тысячи!

Куда обращаться за практикантами — читайте в теме номера. Поверьте, первое назначение того стоит…

Архив журналов в свободном доступе.

На ту же тему:
  • Без повторов

    Этот номер посвящён цифровой упаковке и этикетке. Важными движущими силами этого рынка являются персонализация и вариативность. И мы подумали, почему бы не продемонстрировать это на примере обложки номера, являющейся нашей упаковкой в глазах читателей. Пусть каждая обложка будет вариативной и уникальной. Задумано — сделано. В этом сложном проекте объединили свои усилия несколько компаний и много людей.

     

  • Будничные достижения

    Тема этого номера — «Достижения года». В заглавной статье мы попросили представителей производителей и поставщиков рассказать о том, что они считают своими достижениями в ушедшем году. В опросе номера о своих победах рассказывают типографии. В статье «Итоги 2018 года в полиграфии» мы вспоминаем о самых важных событиях для нашей индустрии, произошедших в России и мире. Пожалуй, и нам стоит рассказать о том, чего удалось добиться за год небольшой редакции Publish.

     

  • Перемены широкоформатного ландшафта

    Сектор широкоформатной печати, который уже много лет опирается преимущественно на цифровые технологии, не высечен в камне. В нём регулярно происходят перемены. Какие-то из них обусловлены «внешним» влиянием, другие определяются изменениями в технологиях. И всё происходящее имеет прямое отношение к деятельности рекламно-производственных компаний и типографий, использующих оборудование для широкоформатной печати. Ведь всё то, что вы покупаете, должно служить и окупаться не один год. А значит, всегда существует риск, что ставка будет сделана не на ту «лошадь»…

     

  • Струйное будущее печати

    Новейшая история полиграфии — в части, касающейся развития струйной технологии, — неплохо документирована, но некоторые факты в ней уже слегка позабыты. Например, первый патент на печатающую головку с непрерывным истечением чернил якобы был выдан Вильяму Томпсону ещё в 1867 г. Понятно, что тогда не шла речь о физическом воплощении принтера на основе этой технологии, и первую модель с непрерывным истечением чернил выпустила… Siemens только в 1951 г. Но в следующие 30 лет, до появления импульсных технологий — термо- и пьезоструйной, вряд ли кто-то всерьёз считал, что струйные устройства смогут стать базой для настоящих полиграфических машин.

     

  • На пути к этикеточному чёрному ящику

    Судя по ответам в нашем традиционном опросе на сайте, общее направление движения к «цифре» для большинства руководителей флексотипографий — дело решённое. Конечно, мы ставили гораздо более узкий вопрос, чем заявленная тема номера по итогам нашей конференции «Цифровая трансформация во флексотипографии». Мы предлагали только высказать мнение на тему «Стоит ли внедрять цифровую печать во флексотипографии?», не касаясь перехода на цифровые техпроцессы и послепечать.

     

  • Бублик автоматизации и другие вкусности

    Продолжаем заботиться об удовлетворении интеллектуального голода наших читателей. По заветам всех бабушек особое внимание уделяем мучному. Да, мы в курсе, что десерт подаётся последним и к чаю, но в нашем случае сладкое оказалось темой номера. Не спрашивайте, почему на обложке бублик. Так тему автоматизации интерпретировало причудливое воображение одного из дизайнеров прекрасной студии Tomatdesign. Наш вариант объяснения — это метафора идеальной (но недостижимой) автоматизации, охватывающей все аспекты деятельности типографии. Не только на 360° по окружности, но ещё замыкающейся в трёхмерную фигуру — тор. Впрочем, вы можете придумать и собственное объяснение…

     


comments powered by Disqus