2004.05.05, Автор: Игорь Терентьев2176 прочтений

Без обмана

Теги: От редактора От редактора Publish

Распространённая в кругу преферансистов присказка "не обманывай себя" частенько звучит, когда заказавший игру, подсознательно чувствуя слабину своих карт и большую вероятность неблагоприятного расклада, кладёт первую взятку, не закрывая...

Терентьев Игорь Распространённая в кругу преферансистов присказка «не обманывай себя» частенько звучит, когда заказавший игру, подсознательно чувствуя слабину своих карт и большую вероятность неблагоприятного расклада, кладёт первую взятку, не закрывая снос, а крест-накрест поверх него. Создаётся иллюзия хорошего начала сразу с двух взяток, а по окончанию игры страстно желающему «обмануться» может даже показаться, что всё в порядке: заказ сыгран, заработаны очки в «пулю». Разница чаще всего принципиальна — от полной виктории (плюс в «пуле», соседи по столу скучно зевают и довольствуются стандартными вистами) до заметного проигрыша (плюс в «горе» — плохо, да и вистов на вас до обидного много). Короче, от прибыли до убытка — дистанция в одну взятку. Чем она дороже, тем больше награда победителю или штраф за проигрыш. От шампанского с икрой до милостыни в метро — один неверный шаг…

Но если игру рассматривать как модель реальных жизненных ситуаций, картина вырисовывается гораздо интереснее. Для примера возьмём предмет, исторически близкий и знакомый — полиграфию, а точнее — полиграфию оперативную, в самом модном её проявлении — как бизнес, основанный исключительно на устройствах цифровой печати. Всего пару-тройку лет назад новые копировальные салоны, оснащённые «цифрой», не испытывали особой конкуренции, с лёгкостью отбирая самые срочные и микротиражи у офсетных типографий и считая обычной прибыль в сотни процентов. Многие владельцы не могли удержаться от соблазна формировать цены на услуги, ориентируясь исключительно на чужие прайсы. Учитывая, что даже не добрав пару «взяток», салон всё равно оказывался в прибыли (запас-то велик), такой подход был вполне оправдан. Зачем утруждать себя тщательными подсчётами и анализом структуры заказов и оправданности цен на них, если результат всё равно будет положительным, и все заработают?

Но в последнее время ситуация меняется в неблагоприятную сторону. Похоже, в этом сыграли роль насыщенность рынка цифровой печатной техникой, развитие системы кредитования и лизинга, появление доступных и скоростных систем, а также не самая разумная ценовая политика некоторых игроков, стремящихся расширить клиентскую базу за счёт откровенного демпинга. Как следствие — за прошлый год средний уровень московских цен на услуги цифровой печати, перекрывающей значительную часть рынка оперативной полиграфии, упал более чем в два раза. Теперь составление прайс-листов на основе цен конкурентов для многих компаний может оказаться (или уже оказалось) гибельным. Многократного запаса больше нет, с этим придётся смириться — и научиться рассчитывать себестоимость продукции. Чем точнее, тем лучше. Даже если вы сознательно допускаете, что некоторые заказы выполняются в убыток (например, печать для постоянного и крупного клиента отдельной «мелочёвки», составляющей незначительную часть на фоне общего объёма денежных отношений с ним), совсем не мешает точно знать размеры потерь.

Причём в этом компаниям, оперирующим исключительно «цифрой», все карты в руки: штат сотрудников и фонд зарплаты обычно невелики и обозримы, печатное и послепечатное оборудование считанное-пересчитанное, сервисный контракт с поставщиком расходников может предусматривать покопийную оплату — вы совершенно точно знаете себестоимость каждого листа по тонеру и ресурсу машины, отговорки типа «а эта краска и 100 кг бумаги ушли на приладку» не проходят — не та технология. Интересно, что даже при отсутствии контракта с покопийной оплатой, можно точно оценить расходы на тонер с учётом процента заполнения листа — об этом мы подробно напишем в следующем номере. Сложнее всего с повременным учётом трудовых затрат на выполнение заказа — например, доля «чистых» расходов на печать при изготовлении визитки скорее всего меньше, чем суммарная стоимость времени на приём заказа менеджером по работе с клиентом и зарплаты специалиста, занимающегося послепечатной обработкой (визитки нужно порезать, отсортировать, упаковать и выдать). Но это вещь необходимая — возможно, результаты подсчётов откроют вам глаза и изменят отношение к некоторым заказам. Ценность этой информации можно смело приравнять к знанию прикупа в преферансе. Так что, не обманывайте себя, господа — считайте!

P. S. Наверняка, есть люди, которые уже занимались подобными вещами. Если вы готовы поделиться опытом — пишите publish@publish.ru.

Архив журналов в свободном доступе.

На ту же тему:
  • На пути к этикеточному чёрному ящику

    Судя по ответам в нашем традиционном опросе на сайте, общее направление движения к «цифре» для большинства руководителей флексотипографий — дело решённое. Конечно, мы ставили гораздо более узкий вопрос, чем заявленная тема номера по итогам нашей конференции «Цифровая трансформация во флексотипографии». Мы предлагали только высказать мнение на тему «Стоит ли внедрять цифровую печать во флексотипографии?», не касаясь перехода на цифровые техпроцессы и послепечать.

     

  • Бублик автоматизации и другие вкусности

    Продолжаем заботиться об удовлетворении интеллектуального голода наших читателей. По заветам всех бабушек особое внимание уделяем мучному. Да, мы в курсе, что десерт подаётся последним и к чаю, но в нашем случае сладкое оказалось темой номера. Не спрашивайте, почему на обложке бублик. Так тему автоматизации интерпретировало причудливое воображение одного из дизайнеров прекрасной студии Tomatdesign. Наш вариант объяснения — это метафора идеальной (но недостижимой) автоматизации, охватывающей все аспекты деятельности типографии. Не только на 360° по окружности, но ещё замыкающейся в трёхмерную фигуру — тор. Впрочем, вы можете придумать и собственное объяснение…

     

  • Зачем нам рекорды?

    Когда мы готовили тему номера, казалось, что собрать в неё достаточное количество рекордов, имеющих отношение к полиграфии, будет сложно. Ведь у нас — индустрия, а не спорт, сама суть которого заключается в достижении всё новых и новых рекордов. Однако это оказалось совсем не так. Причём некоторые рекорды по разным причинам даже не попали в статью.

     

  • Точки оцифровки

    В процессе подготовки к нашим конференциям на общую тему цифровой трансформации, но для разных аудиторий — офсетных и флексографских типографий — я обращал больше внимания на то, как полиграфисты, не относящие себя к «цифровикам», на самом деле уже давно и много пользуются преимуществами цифровых технологий. Да, безусловно, цифровая печать находится в сердце цифровой трансформации отрасли. Однако цифровые технологии уже пронизывают полиграфию сверху донизу. Причём даже на предприятиях, которые не особенно торопятся в цифровую эпоху, точек цифровизации — множество!

     

  • Путеводитель по широкому формату

    Тема номера — FESPA 2018. Эта выставка, когда-то бывшая нишевой и нацеленной на специальные виды печати — трафаретную, тампонную и др., вместе с индустрией пережила успешную цифровую трансформацию и активно растёт. Теперь основу её экспозиции составляют широкоформатные принтеры, а также необходимые для их нормального функционирования решения — от RIP и полномасштабных систем автоматизации до послепечатного оборудования, запечатываемых материалов и чернил.

     

  • Самая личная полиграфия

    Четверть века назад, когда миру были представлены первые цифровые печатные машины, одной из главных сфер их будущего применения была заявлена персонализированная печать. Это было вполне разумно, ведь именно способность «цифры» свободно менять содержание каждого отпечатанного экземпляра являлась неоспоримым преимуществом новой технологии по сравнению с привычными аналоговыми способами печати, «отягощёнными» формными процессами.

     


comments powered by Disqus