2002.06.10, Автор: Михаил Кувшинов2508 прочтений

Управление цветом и цифровая проба

Теги: Допечатные процессы Publish

О процессе преобразования данных в допечатной подготовке и месте в нем цветопробы.

О процессе преобразования данных в допечатной подготовке и месте в нем цветопробы.

Одна из самых актуальных проблем современной полиграфии – проба. Десять лет назад под ней понимался прежде всего офсетный отпечаток (обычно со специального пробопечатного станка), называемый офсетной (или мокрой) пробой. Пять лет назад – контактная проба с пленок, чаще всего MatchPrint или Cromalin. Но сегодняшнее понимание самого термина оказалось крайне размытым. Можно встретить пробу «удаленную», «контрактную», «предварительную», «растровую», «дизайнерскую» и т. д. Причем разными терминами может обозначаться одно и то же устройство. Да и границу между «настоящей пробой» и «просто цветной картинкой» люди из разных секторов полиграфии проводят очень поразному. Кого-то устраивает отпечаток с плоттера или лазерного принтера, а кто-то морщит нос при словах «контактная проба».

Причина естественна. Сегодня процесс подготовки публикации самым причудливым образом разбит между дизайнером, издательством, репроцентром и типографией. А ведь вместе с материалами передается ответственность, для фиксации которой и служит проба. Участники процесса имеют разные цели, требования по качеству и финансовые возможности. Поэтому современная проба представляет собой редкостный зоопарк.

Здесь читатель вправе ожидать изложения принципов струйной печати, сублимации или лазерной аблации, классификации устройств цифровой пробопечати и сравнения последних с офсетной и контактной пробами. Автор обманет такие ожидания и займется рассмотрением идеологии построения процесса преобразования данных при подготовке публикации и роли в нем работающей цветопробы.

Черный ящик

Система – черный ящик

Закрытая система – оригиналы и макет издания подаются на вход и обрабатываются образом, известным внешнему наблюдателю лишь в самых общих чертах. Готовая продукция (тираж в случае типографии или пленки для репроцентра) проверяется на соответствие известным заранее требованиям. Исторически это самая заслуженная форма, но не надо думать, что отжившая. Любое достаточно крупное предприятие тяготеет именно к ней – давайте, что у вас есть, а мы сделаем лучше, чем кто угодно другой! Цветопроба на входе не нужна (берем оригиналы), внутри – разберемся сами, на выходе – дорогой, надежный и уважаемый вариант (контактная проба, сигнальный экземпляр и т. п.). Концепция, доказавшая свою работоспособность и (в случае специальных требований по качеству, времени изготовления) незаменимая. Недостаток, в общем, один – дорого. Но нам внутри ничего не рассмотреть, на то ящик и черный, поэтому идем дальше.

Канонический калибрационизм

Абсолютно открытая система, в которую единым образом можно включить все что угодно.

Любому устройству придается профиль, описывающий преобразование между его и универсальным пространствами, например, Lab. Процедура изготовления профиля стандартизована. Любая информация немедленно по получении преобразуется в универсальную форму, а при выводе – из универсальной в форму выводного устройства непосредственно в момент вывода. Чрезвычайно стройная концепция, обеспечивающая работу с любыми аппаратами. Единственная задача – построение для каждого правильного профиля. В ортодоксальном понимании цветопроба вообще не нужна – действительно, каждое устройство полностью описывается своим профилем, а универсальное цветовое пространство Lab идеально. Поэтому всегда выводится наилучшее изображение из возможных (сало есть сало – что его пробовать?). Если на пробе все же настаивают – пожалуйста. Преобразуем: Lab (профиль пресса)->CMYK (профиль пресса)->Lab. Этот «прошедший печать» цвет отправляем на цветопробу. Все равно какую, лишь бы у нее профиль был. Например, на монитор. Называется – «экранная проба».

Просто и элегантно! Недостаток, правда, тоже есть – не работает. Точнее, работает, но дает стабильно посредственные результаты. Иногда этого достаточно (например, для презентации, печатаемой в пяти экземплярах на офисном принтере). Иногда это единственный вариант (если о выводном устройстве неизвестно абсолютно ничего, кроме того, что оно будет какое угодно). Но в важном частном случае офсетной (высокой, глубокой и т. д. – не суть) печати другим способом можно получить при близких затратах существенно лучший результат. Это легко обюяснимо. Главное в том, что печатная машина – наиболее дорогой и наименее качественный по цветопередаче участник процесса. Вся допечатная обработка должна сказочно прогнуться, чтобы выжать из пресса максимум. И никакого единообразия устройств, лежащего в самой основе калибрационизма.

Идея информационного потока с универсальным цветом

Вторая проблема – нестабильность печатной машины. Достаточно точный профиль печатного пресса просто невозможно построить. Для подтверждения мысленно заменим пресс на фотопринтер – вуаля! – все заработало! Но печатать нам на прессе. Поэтому не стоит комплексовать по поводу того, что не все у нас идеально откалибровано. Не стоит и надеяться на то, что вот откалибруем – и заживем. Универсальные решения не обязательно лучшие, да и вообще жизнеспособные. Панацеи не существует, швейцарский нож не вытеснил остальные инструменты, а эсперанто не угрожает благоденствию естественных языков.

CMYKопоклонничество

Узкоспециализированная концепция, ориентированная на получение оптимального результата для офсетной печати. Может быть успешно настроена на листовую и ролевую офсетную, глубокую печать и, с некоторыми оговорками, на флексографию. Хуже работает с устройствами, основанными на других физических принципах (с цветным ксероксом или широкоформатным плоттером). Честно говоря, является основой большинства систем – черных ящиков.

Главная идея – в момент ввода или после предварительной обработки преобразовать всю информацию в формат идеализированного пресса того же типа, что и наше финальное устройство. Для идеализированного пресса задаются основные параметры – градационная характеристика по печатным секциям (она же – растискивание точки), полное красковосприятие, минимальный и максимальный печатаемый процент для выбранной линиатуры. Допускаются небольшие вариации реального пресса от идеального. Такими малыми отклонениями либо пренебрегают, либо учитывают их в самом конце цифрового процесса, явно или неявно осуществляя CMYK->CMYK преобразование. Если идеальный пресс был выбран правильно, такая подстройка оказывается тонкой – работаем полиролью, а не молотом. Можно навести блеск, но сильно изменить нельзя. А значит, нельзя и сильно испортить. Заметим, как это отличается от предыдущего, калибрационистского, подхода, когда одним «мощным и выверенным» ударом из сырого материала создается готовый цвет. Важное преимущество – заметно большие допустимые погрешности в печати, позволяющие все же получить должное качество. Уже говорилось, что печатный процесс нестабилен. Отличие «головы» и «хвоста» одного тиража, скорее всего, выходит за пределы диапазона 3 н?Е (иначе бы не было проблемы разнооттеночности). А допечатка тиража с тех же пластин на том же прессе будет отличаться еще сильнее. Однако мы все знаем, что допечатывать обычно можно. Парадокс? Если я спрошу вас, с какой точностью следует расположить человека в комнате – что вы ответите? Наверное, полметра или 10 см? А как вам понравится оказаться по колено или по щиколотку в полу? Не все направления в жизни равноценны. А параметру н?Е все равно, позеленело лицо на фотографии или поржавело.

Прокрустово ложе информационного потока, ориентированного на печатную машину. Все, что не может быть напечатано, сразу отбрасывается. Остальное максимально подгоняется под возможности печати.

Работа в пространстве CMYK позволяет получить управляемую систему. Каналы CMYK в грубом приближении взаимонезависимы. Как руль, тормоз и акселератор в машине. Одно крутим, на другое влияет во вторую очередь. Поэтому можно понять, что и куда крутить. Теперь предположим, между нашим ожиданием и реальным отпечатком столько-то н?Е – и что теперь? Неизвестно. Из личного опыта: напечатали тираж, заказчик принял, но что-то лица на картинках больно загорелые. Вызвали экспертов со спектрофотометром. Померили – да, говорят, отличается от «матчпринта» на много н?Е. Но, говорят, это нормально. У вас ведь новый SpeedMaster, значит, печатаете правильно. Надо вам профиль пресса заказать, а «матчпринту» не верить. Вроде, все честно – приезжаю смотреть. Оказывается, растискивание в желтом в 1,5 раза больше, чем по остальным цветам. И не профиль строить надо, а сервисинженера вызывать. Скажете, притянуто за уши к нашей теме? Отнюдь. Те «эксперты» вместо CMYK в Lab и думали, и мерили. И получили естественный для своего подхода результат – отличается; надо профиль строить. Заметим, что шкалы всегда в CMYK делают и никогда в Lab или RGB. Так что в идее готовить картинки (ради которых и печатаем) в том же ключе, как шкалы (по которым проверяем), все же есть смысл.

Конечно, кроме пуристского варианта, начисто отрицающего всякие профили, есть гораздо более распространенный реформаторский вариант. Профили и управление цветом в нем могут применяться для ввода изображений, вывода на монитор и даже для проводимого в последний момент преобразования CMYK->CMYK. Но суть остается – мы работаем в системе координат печатной машины, и нам совсем не все равно, куда пойдет картинка. Впрочем, довольно агитации за «советскую власть» – как быть с пробой?

Проба в технологическом процессе CMYK

Итак, условия задачи: проба должна принимать данные о цвете в модели CMYK, подготовленные для финального пресса. Этот пресс обладает естественными довольно значительными вариациями цветопередачи, но именно его надо имитировать на нашей пробе.

Первое требование к цветопробе – стабильность. Достаточно того, что цвет офсетного отпечатка дрейфует, подобно реющему флагу. А для пробы естественно требовать очень жестких допусков, возможно и меньших, чем 3 н?Е – также как нормальные линейки делают металлическими. Достигается это по-разному, в зависимости от физики процесса, лежащего в основе пробы.

Проба с сохранением растровой точки, имеющая разрешение, совпадающее с разрешением CtP, калибруется, как CtP или фотонабор. Точность обеспечивается микронной передачей каждой лазерной точки. Компенсация изменений цвета, вызываемых растискиванием в печати и потерями точки при проявлении пластины, производится градационными кривыми. Точность цвета обеспечивается соответствием цветов красителей цветам офсетных красок. Повторяемость цвета порядка 1 н?Е – вещь нормальная. Профилировать (как и для ФНА или CtP) обычно ничего не требуется, но, по желанию, перед выводом можно преобразовывать цвета с использованием профилей. Все как для аналоговой пробы, к которой цифровая растровая идеологически очень близка – фактически это аналоговая проба с виртуальной цифровой пленки.

Заметим, что все сказанное не имеет никакого отношения к т. н. растровой пробе на базе струйного плоттера. Разрешения 1440 явно не хватает для отображения точка в точку картинки с CtP или ФНА. На самом деле – 1440 это по одной координате, а по другой обычно вдвое меньше. Да и вообще, чтобы понять, какое точно разрешение у подобной системы, можно просто подать на нее набор решеток разной частоты в виде 1-разрядного TIFF (легко рисуется в Photoshop). Примерно как это делается при тестировании сканеров на разрешение с использованием штриховой миры. С цветом та же история – то, что цвета плоттера не совпадают с цветами офсетных красок, сомнения не вызывает. Но картина еще живописнее – плоттеры-то все больше используются 6цветные, со светлыми голубым и пурпурным. Понятно, дополнительные цвета помогают рисовать полутоновую пробу. Но для растровойто они зачем? Чтобы край у растровой точки был половинной плотности? Но и такое устройство при разумном применении может оказаться полезным. Например, для обнаружения обюектного муара.

Для полутоновой пробы задача сложнее. Как обеспечить, чтобы все устройства одного типа печатали неотличимо на глаз, с точностью, допустим, 2 н?Е? Например, в струйном принтере чернила разных партий чуть-чуть, но отличаются. На формирование капли слабо, но влияют температура воздуха и атмосферное давление. А главное – впитывание капли в бумагу процесс не самый стабильный. Все вместе это вызывает дрейф устройства. И если говорят, что он пренебрежимо мал – простите, не верю. Необходима обратная связь. А именно, выводим на каждую энную пробу маленькую шкалку. Промеряем спектрофотометром. Если меньше допустимой ошибки, скажем, в 1, 2 или 3 н?Е – продолжаем работать. Если больше – выводим шкалу побольше, промеряем, вгоняем в заводской эталон. Так работает связка Creo Brisque-Iris 2/4PRINT. И позволяет достоверно обеспечить идентичность отпечатков с любых двух «айрисов». Подобные механизмы есть и у других производителей. И если они действительно используются, то проба может быть контрактной (но не обязательно будет ею). А если нет или не используются – не будет точно.

Конечно, этот механизм обратной связи может работать, если калибруемое нами устройство относительно стабильно, т. е. дрейфует за смену на величину меньше допустимой ошибки. Иначе перекалибровывать придется непрерывно. Этим свойством обладает очень малая доля цветных печатных устройств, в т. ч. и позиционируемых как цветопроба. А по листовкам отличить одно от другого непросто. Чуть ли не единственный признак – как раз наличие такого механизма калибровки с заявленной допустимой ошибкой вместо некоего управления цветом вообще. Например, связка Creo Brisque-Iris 43Wide, как и большинство подобных решений на базе плоттеров общего назначения, этому жесткому признаку не удовлетворяет, выполняя функции менее критичной пробы. Поэтому так странно видеть таблицы «чемпионата цветопро» вроде опубликованной в Publish б? 4 на стр. 21 со включением менее точной модели Iris43Wide во многих вариантах и без упоминания более точной Iris PRINT. Спрашиваете, а как же победитель в той таблице – плоттер HP5000, показавший отклонение в 4 с чем-то н?Е от отпечатка на прессе Heidelberg? Если все так и есть, то нам всем придется признать, что и плоттерный, и офсетный отпечатки обеспечивают стабильность никак не хуже 4 н?Е, а мне сюесть свое сомбреро. Но вряд ли. Скорее всего, при публикации таблицы остались за кадром какието важные детали методики тестирования, а было бы интересно посмотреть без купюр.

Но вернемся к сухому остатку по вопросу стабильности: полутоновая проба старшего класса («контрактная») должна обеспечивать повторяемость цвета не хуже, чем различимо глазом. Если это происходит и между любыми двумя устройствами одной модели, то она может работать как «удаленная проба». Должен быть предоставлен механизм, позволяющий измерить и убедиться в том, что требуемая точность действительно обеспечена для данного отпечатка. Делается это путем измерений шкал спектрофотометром и введения корректировок («калибровки»). Такая гарантия соответствия реального устройства заводскому эталону имеет мало общего с профилированием устройства, но служит основой для пресловутого профилирования.

Профилирование и управление цветом

Итак, мы имеем устройство, которое заставили стабильно печатать одно и то же. Теперь (и только теперь) его можно искривлять для получения отпечатка, позволяющего предсказать результат реальной печати. Ям на этом пути много. Самая большая – не раз упомянутая нестабильность печатного процесса, результат которого нам и надо предсказать. Поэтому начать надо со стабилизации процесса печати, вложив в него столько сил, сколько у вас есть. Или махнуть рукой и выбрать менее подвижную цель, например, стремиться попасть в аналоговую пробу или взять за целевой приглянувшийся готовый профиль какого-нибудь «евростандарта». Если все же профилируется реальный пресс, имеет смысл промерить экземпляры шкалы из одного или нескольких тиражей, усреднить и строить средний профиль. А перед тем рассчитать разброс замеренных значений от среднего и не строить излишних иллюзий о том, сколько н?Е получим в результате.

Флуктуации при печати тиража и измерение мгновенных значений цвета

Второй шаг – промеряем пробу; если она стабильна, строим ее профиль. В идеале уже можно работать. В реальности выясняется, что пробный отпечаток имеет некоторые отклонения от целевого. Придется профили корректировать. Лучше начать с автоматической коррекции – промеряем, что получилось, подстраиваем профили. Печатаем следующее приближение пробы, измеряем и дальше подстраиваем вручную. Если автокоррекции нет, сразу переходим на ручное управление. Зачем, спрашиваете? Так ведь не все цвета одинаково важны. Если можно чутьчуть улучшить передачу телесных тонов ценой заметного загрубления, скажем, коричневых или розовых, обычно стоит это сделать. В целом, тонкий тюнинг профилей сродни работе оператора сканера – открываем картинку, прилагаем профили, правим, печатаем, смотрим, снова правим, проверяем с другими картинками, правим. Видимо, понятно, что научиться строить действительно хорошие профили ничуть не легче, чем профессионально сканировать.

Еще одно важное техническое замечание. В начале статьи говорилось о преимуществах работы в CMYK. Здесь это приводит к желательности замены пары преобразований (и профилей) CMYK->L'a'b' и Lab->C'M'Y'K' на одно СMYK->C'M'Y'K'. Такой профиль связи устройств (devicelink) обладает рядом преимуществ, достойным отдельной статьи. Но даже интуитивно понятно, что чем меньше преобразований, тем выше точность. Кстати, при работе с devicelink-профилями разные системы управления цветом (CMM) ведут себя не одинаково. Apple CMM из Mac OS нормально с ними не работает, но здесь выручает также стандартно включенный в систему Heidelberg CMM. Последний механизм успешно работает и с обычными, и с devicelink-профилями, как и ряд других CMM, например, включенный в систему управления цветом Brisque. Совсем по-особому ведет себя Imation CMM. С одной стороны, чужих devicelink не понимает. С другой, получив два обычных профиля, немедленно делает из них свой devicelink и уже с ним работает, обеспечивая целостность черного канала. Все эти детали достаточно важны: если ваша система понимает devicelink-профили, стоит именно его и сделать перед ручной корректировкой. Оговорюсь, что именно такие операции производятся при построении и доводке профилей в Creo ProfileWizard. Другие, не менее достойные продукты могут предлагать несколько иной состав шагов. Цель не в том, чтобы слепо копировать, нет – думать и максимально использовать возможности продукта.

А теперь давайте посмотрим – вот мы все это сделали, буквально вырастили правильные профили (да не для одного целевого пресса) – и тут из-за дрейфа устройства или просто смены чернил цвет цветопробного принтера ушел. Насколько нам повезло, если его можно скомпенсировать калибровкой, как говорилось выше, и насколько жаль того беднягу, кому придется при каждой смене чернил все профили перестраивать. Но впрочем, так ему и надо – зачем такой легковерный?!

Не цветом единым

Мне уже приходилось писать (Publish ? 8, 2000, «Вызов цифровой формы»), что кроме цвета проба решает несколько не менее важных задач. Есть вопрос геометрии элементов страницы, передачи треппинга, проверки правильности взаимосвязи страниц и др. – не будем повторяться. Отметим, что проба тем лучше передаст содержание пленки или пластины, чем позже разошлись идущие на них данные. Если растровая проба получит на входе абсолютно такой же 1-разрядный TIFF, что пойдет на пластину, – то вопрос снимается автоматически. Если его делает такой же растеризатор из внутреннего растрового формата (CT/LW, Deltalist, TIFF/IT-P1 и т.п.) – придется проверить, идентичны ли настройки двух растеризаторов. Если да, то полагаемся на концепцию Rip Once Output Many – один раз растрируем, много раз выводим. Можно отойти еще на шаг, поставив в центр векторный PDF. И из него выводить и пробу, и пластины. Понадобится обеспечить идентичность параметров не только растеризатора, но и интерпретатора. Если это делается автоматически через базу данных, как в Prinergy, – может работать (хотя даже в этом случае есть сомневающиеся). Если вручную – повезло гораздо меньше. Наконец, если на пластины выводим через Adobe RIP, а на пробе у нас стоит, к примеру, BestColor со своим интерпретатором на базе GhostScript, то надеяться на абсолютное соответствие пробы и тиража сможет не каждый. Но это уже другая тема – организации всего производственного процесса.

Об авторе: Михаил Кувшинов, технический директор компании AMOS.

Архив журналов в свободном доступе.

На ту же тему:
  • Мир графических открытий–2018

    Самый подробный обзор новых возможностей популярнейшего графического пакета CorelDRAW Graphics Suite 2018 и множество полезным советов по его освоению.

     

     

  • Apple iPad Pro 2017

    iPad Pro 2017, Pencil

    Заключение: хотя по производительности новый планшет iPad Pro может конкурировать с ноутбуками, полностью заменить рабочие станции планшетами в издательском деле пока не получится. Однако появление полнофункциональных приложений для создания и обработки изображений позволяет дизайнерам, иллюстраторам и фотографам уже сейчас сделать своим основным рабочим инструментом iPad Pro с Apple Pencil. Главные недостатки планшета — традиционно высокая цена и всё ещё недостаточное внимание к нему со стороны разработчиков приложений.

     

  • Вывод офсетных форм как услуга 3.0

    Ситуация в секторе коммерческого вывода форм за последние годы стала сложнее: офсетный полиграфический рынок находится явно не на подъёме, типографии стараются экономить каждый рубль, а собственные мощности для вывода форм у некоторых компаний даже выросли. Закономерно повысилась конкуренция.

     

  • Какую выгоду даёт внедрение АСУП?

    Занимаясь плотно темой автоматизации типографий, заметил интересный феномен: почти все руководители типографий думают и хотят двигаться в этом направлении, но мало кто делает практические шаги. В некоторых типографиях издавна и безрезультатно пишут своей софт, кто-то приобрёл лицензионный продукт и годами мучается с его внедрением и адаптацией под техпроцессы своего предприятия.

     

  • Мультипаспорт

    Региональный менеджер по продажам и технологиям GMG в странах EMEA Стивен Акку с инженером по печати отдела технического развития Анастасией Власовой во время выставки Printech 2017 объяснили нам, почему разработанные их компанией новейшие технологии мультикрасочного профилирования могут стать для типографий универсальным пропуском в мир гарантированно точного воспроизведения цветов.

     

    На фото — Стивен Акку и Анастасия Власова на стенде GMG на drupа 2016

     

  • CtFP c перспективой

    Система экспонирования флексографских форм Kodak Flexcel NX 3548/Wide-C — компактное и универсальное решение для различных объемов производства и форматов экспонируемых форм. Система состоит из экспонирующего устройства Trendsetter NX Wide, термочувствительной плёнки, ламинатора для прикатки маскирующего слоя на пластину, пластин Flexcel NX и программного обеспечения Kodak TIFF Front End с системой Kodak DigiCap NX Patterning, повышающей эффективность краскопереноса за счет создания микротекстур на поверхности пластины.

     


comments powered by Disqus