101 СПОСОБ  ЗАРАБОТАТЬ   НА ПЕЧАТИ

Типографы в юбках. Первые женщины в книгопечатании

  • Ксения Чепикова
  • 20 января 2023 г.
  • 368
Реальная история часто совсем не такая, как нам кажется. Например, в 1483 году из типографии при женском доминиканском монастыре Сан-Якопо-Риполи во Флоренции вышло издание «Декамерона» Боккаччо, в работе над которым самое деятельное участие приняли сестра Мариетта и сестра Розариетта, — как уложить этот исторический факт в наши представления о тёмном, невежественном и крайне патриархальном Средневековье?

Женщины были в книгопечатании с самого начала, хотя их присутствие и не вошло в «большую» историю. Речь не только о жёнах, дочерях и матерях ранних типографов, которые, помимо домашнего хозяйства и воспитания детей, часто в полную силу работали на семейном предприятии, но и о женщинах, самостоятельно руководивших типографиями и издававших под собственным именем. Удивительно, но это не единичные случаи. Возьмём 16 век, в течение которого книгопечатание постепенно становится массовым явлением, — только в этом столетии можно назвать по нескольку женщин-типографов в Италии, Испании, Нидерландах, Швейцарии, около пяти — в Германии и целый десяток — во Франции. Некоторые из них выпустили под собственной маркой более сотни изданий!

Две из самых знаменитых книгопечатниц 16 века — Кунигунда Хергот и Катарина Герлах — вели свои дела в Нюрнберге

Но пойдём по порядку. До изобретения книгопечатания некоторые женщины вполне успешно трудились писцами: либо в мастерских своих отцов и мужей, либо в монастырях. Тот же флорентийский монастырь Сан-Якопо-Риполи, основанный в 1292 году, до изобретения печатного пресса занимался переписыванием книг, а когда новая технология добралась до Италии, то в 1476 году братья Доменико да Пистойя и Пьетро ди Сальваторе да Пиза основали там типографию с двумя прессами, просуществовавшую восемь лет. Под их руководством монахини занимались набором текстов — для чего требовался высокий уровень грамотности! — и, возможно, даже разработкой оригинальных шрифтов.

А за звание первой самостоятельной женщины в книгопечатании соперничают Эстеллина Конат из Мантуи и Анна Рюгер из Аугсбурга. Эстеллина — супруга еврейского учёного и печатника Абрахама Коната, выполняла работу наборщицы и вместе с ним руководила типографией предположительно с 1483 или 1484 года. Анна в одиночку управляла типографией своего умершего в 1483 году мужа Томаса, её первое известное издание — «Саксонское зерцало», относится к 1484 году. Ещё была Беатриче ван Оруар — вдова типографа Аренда де Кейзера, есть упоминания около 1490 года, что она самостоятельно печатала в бельгийском Генте. Анна Фабри, первая печатница и издательница Швеции, унаследовала типографию мужа в 1496 году и печатала под собственным именем несколько лет, пока не подрос её сын.

Анна Рюгер, колофон Саксонского зерцала, 1484

Действительно, формально женщина могла получить семейное предприятие в полное владение лишь после смерти мужа. Именно тогда в налоговом реестре появлялось её, а не его имя, именно тогда она могла ставить его на продукцию. Вдовы — самая свободная категория женщин в том обществе. Впрочем, не стоит представлять себе замужнюю горожанку позднего Средневековья этаким бесправным созданием, насильно выданным за нелюбимого человека, чтобы всю жизнь прислуживать мужу и детям. Необразованная, неграмотная, измученная тяжёлым домашним трудом и многочисленными родами, в сорок лет уже старуха… Это далеко не всегда так.

Работающая женщина, в том числе и незамужняя, — необходимая часть средневекового общества, часто от неё в значительной мере зависело благополучие семьи. Нередко она имела профессию, отличную от мужа. Кроме того, существовали чисто «женские» ремёсла: кружевницы, вышивальщицы, золото- и шёлкопрядильщицы, акушерки, пивовары (да, во многих странах пивоварение считалось женским делом!) и даже палачи (ведь телесные наказания в отношении женщин из соображения приличий должны были осуществляться женщинами). Много представительниц прекрасного пола было среди каллиграфов и миниатюристов. Женщин принимали в цеха и гильдии.

Впрочем, «чёрное искусство», как тогда называли книгопечатание, считалось скорее мужским ремеслом. Но большинство типографов и книготорговцев выбирали себе пару в профессиональном кругу — так они получали девушку, с детства обученную всем премудростям сложного процесса печати и тонкостям чрезвычайно капиталоёмкого бизнеса. При этом никакого официального документа о квалификации женщине не полагалось, а труд её, как правило, не оплачивался отдельно. Скажем, у Кристофа Плантена — крупнейшего печатника и издателя Нового времени, открывшего свою типографию в Антверпене в 1555 году, — было целых пять дочерей, четыре из которых с раннего возраста помогали отцу, а три впоследствии вышли замуж за типографов.

Старшая, Маргарита, рано показала способности в чтении и письме, имела каллиграфический почерк, так что отец диктовал ей самые важные письма, а в 18 лет вышла за Франца Рафеленга — главного корректора типографии, позже шефа филиала в Лейдене. Второй дочери, Мартине, после нескольких лет вычитки корректур отец уже с 13 лет доверил часть торговли, с 15 лет она вела собственную бухгалтерию, а с 17 сама управляла магазином в здании антверпенской ярмарки. Настоящая бизнес-вумен, заключавшая крупные сделки! В 20 лет она стала женой Яна Моретуса — правой руки отца, отвечавшего в издательской империи Плантена за книготорговлю, — причём после свадьбы продолжила активно вращаться в деловом мире Антверпена.

Но особенно талантливой оказалась Магдалена, о которой отец писал, что в будущем она сможет достичь успехов даже в литературе и науке. Он возлагал на неё большие надежды и видел своей заместительницей в издательстве. Как и сёстры, Магдалена с детства трудилась в типографии: составление списков иллюстраций, вычитка текстов в поиске ошибок и опечаток — на латыни, греческом, арамейском, древнееврейском и сирийском! Языков этих девочка, конечно, не знала, её работа заключалась в простом сравнении букв и слов и поиске несоответствий. В 15-летнем возрасте Плантен выдал её замуж за управляющего парижским филиалом типографии. Он не мог сделать незамужнюю девушку главой филиала, но, по сути, Магдалена получила управление в свои руки.

Титульный лист: «Париж. Напечатано Иоландой Боном вдовой Тильмана Кервера в 1534 году»

Дочерью печатника была также Иоланда Боном — одна из самых значимых женщин-типографов во Франции 16 века. Её отец Паскье Боном известен как один из четырёх официальных типографов и книготорговцев Сорбонны, и девушка пошла по его стопам. Выйдя замуж за печатника Тильмана Кервера, она в 1522 году овдовела и таким образом в возрасте около 30 лет взяла типографию в свои руки, начав издавать под собственной маркой и девичьей фамилией. Сотрудничала с Сорбонной и католической церковью, выпустила один из прекраснейших часословов того времени, а в 1526 году стала первой женщиной, напечатавшей Библию. Всего до своей смерти в 1557 году Иоланда выпустила, по разным оценкам, от 130 до 200 изданий!

Её коллега и, вероятно, конкурентка — Шарлотта Гийяр, печатавшая в Париже в те же самые годы. Шарлотта родилась в Мэне около 1485 года, в 1502 году вышла за типографа Бертольда Рембольта, работавшего в университетском Латинском квартале, и стала его незаменимой помощницей, занимаясь в том числе корректурой латинских текстов. В 1519 году она овдовела и взяла на себя управление типографией, которой владела почти сорок лет до смерти в 1557 году. В 1520-м она вступила во второй брак — с книготорговцем Клодом Шевальоном, который серьёзно повлиял на издательскую политику. Шарлотта стала публиковать известных гуманистов вплоть до Эразма Роттердамского. Вторично овдовев в 1537 году, бездетная печатница со временем взяла в партнёры своего племянника, а затем пасынка. Пишут, что в её типографии было целых четыре пресса и от 12 до 25 сотрудников — хотя это очень много для того времени и, вероятно, цифры слегка преувеличены. Всего за свою долгую карьеру Шарлотта Гияйр выпустила почти 200 изданий.

Одним из первых типографов на Пиренейском полуострове стала Хуана Миллан — она же первая женщина-печатница Испании. Подробности её биографии утеряны, так что неясно, каким образом в 1531 году вдова крестьянина стала женой типографа и книготорговца французского происхождения Пьера Ардуэна. Но всего через пять лет Хуана смогла возглавить типографию после смерти мужа! Восемь лет она издаёт под собственным именем — очень необычно для Испании, более патриархальной, чем Нидерланды, Германия и даже Франция. В 1545 году она вступает в брак в третий раз — снова с типографом, так что дальше их совместное предприятие печатает под маркой севильца Диего Эрнандеса. Впрочем, третий её муж тоже долго не прожил, и после смерти Диего в 1549 году имя Хуаны снова появляется на продукции типографии и остаётся до её смерти в 1550 году. Удивительно, но говорят, что первая печатница Испании хоть и знала буквы и могла читать, но совсем не умела писать!

А вот Элизабет Пикеринг, считающаяся первой женщиной — типографом Англии, была замужем целых четыре раза, причём довольно странно, что книгопечатанием занимался только её второй муж — Роберт Редман, умерший в 1540 году. Собственно Элизабет в течение года после его смерти закончила и допечатала те одиннадцать изданий, над которыми работала типография, в том числе Великую Хартию вольностей, а затем продала бизнес. Следующие два её мужа занимались юриспруденцией, а сама Элизабет умерла в 1562 году.

Её случай — на самом деле нетипичный. Гораздо более привычно видеть вдов-типографов, вступивших во второй и даже третий брак с представителями той же профессии. Дело тут не в любвеобильности и эмансипации ещё, в общем-то, нестарых владелиц типографий, а в суровых реалиях городской экономики. Повторное замужество не просто приветствовалось цехом, но очень настоятельно рекомендовалось. Ведь количество патентов мастера или, там где у типографов нет своего цеха, просто рабочих мест — всегда ограничено; если после смерти ремесленников оставлять их вдовам, то они ещё не скоро «освободятся», потому что женщины часто моложе своих мужей, да и живут в целом дольше мужчин. Между тем двери цеха или гильдии постоянно штурмует очередь из молодых и не очень подмастерьев — мужчин, которым нужно делать карьеру. Женить такого подмастерья на вдове с готовой типографией — отличное решение!

Великая Хартия вольностей, изданная Элизабет Пикеринг в 1540 году, колофон.

Несмотря на то, что женщины в европейском христианском обществе имели значительно больше прав, чем нам кажется, всё же это было строго патриархальное общество, а подчинённое положение слабого пола вытекало из Библии. Типография в собственности или под управлением женщины рассматривалась как хотя и имеющая право на существование, но всё-таки своего рода «безхозная» — как-то нехорошо без хозяина в доме. И ладно бы не было подходящих кандидатур, но вот же сколько завидных женихов хотят посвататься! Поэтому вдовы нередко подвергались сильному давлению, которому не каждая могла противостоять.

Однако второй или третий брак всё же отличался от первого: внося в семейный бизнес значительные активы, владение и пользование которыми, как правило, подробно оговаривалось брачным контрактом, жена имела право голоса и нередко умела его отстоять. Более того, иногда она продолжала печатать под собственным именем, как, например, Кунигунда Хергот из Нюрнберга.

Кунигунда была замужем за Хансом Херготом, который открыл собственную типографию в 1524 году, но успел поработать совсем недолго. Это было неспокойное время Реформации, а Ханс печатал как раз радикальные реформаторские тексты: Лютера, Меланхтона, Томаса Мюнцера и революционеров масштабом поменьше. В 1525 или 1526 году он вдруг кардинально переосмыслил свою жизнь, бросил типографию и отправился проповедовать христианско-коммунистические идеи, за эту агитацию был в конце концов арестован и весной 1527 года казнён в Лейпциге. Кунигунда управляла типографией в его отсутствие, а после смерти мужа с 1528 года стала издавать под собственной маркой.

При этом интересно, что к тому моменту она уже вступила во второй брак — с типографом Георгом Вахтером в декабре 1527 года. В налоговом реестре Нюрнберга обозначены оба имени, то есть даже после свадьбы супруги продолжали вести бизнес как две отдельных типографии. Более десяти лет Кунигунда руководила типографией сама, и только потом её имя пишется в реестре как «Кунигунда Вахтер» — но вряд ли это означает, что она отошла от дел. За двадцатилетнюю карьеру (1527–1547) она выпустила более 400 изданий! Кроме традиционных реформаторских текстов, с которых начинал её первый муж, это были ноты, песенники и песенные листовки.

А самую долгую карьеру в типографском ремесле сделала Катарина Герлах из того же Нюрнберга — целых пятьдесят лет, из которых последние пятнадцать она руководила типографией единолично. Впрочем, и первые 35 лет её положение нельзя назвать подчинённым.

Отец Катарины, вероятнее всего, печатником не был. В 1536 году, в возрасте 15 или 16 лет, её выдали замуж за Николауса Шмидта, через три года родилась дочь, а ещё через год Николаус умер, оставив семье дом и коекакие деньги. Год спустя, в 1541-м, Катарина вышла за типографа Иоганна фом Берга, и в унаследованном доме появилась типография «Берг и Нойбер», печатавшая листовки, реформаторскую, музыкальную и историческую литературу. За 22 года брака с Иоганном фом Бергом, за которые они выпустили около 570 изданий на латинском, немецком и чешском языках, Катарина настолько глубоко вникла в премудрости книгопечатного дела, что после смерти мужа в 1563 году продолжила руководить типографией вместе с Ульрихом Нойбером.

В городском реестре за 1564 и 1565 годы «вдова Иоганна фом Берга» официально записана как книгопечатница. Однако имени Катарины на тех 43 изданиях, что вышли за эти два года, не наблюдается, вместо этого — нейтральное «Ульрих Нойбер и наследники Иоганна фом Берга». Впрочем, уже в следующем году в реестре появилось имя Дитриха Герлаха, за которого Катарина вышла в 1565 году — как раз по причинам, обозначенным выше. Власти Нюрнберга не допускали существования цехов, а после Реформации даже поддерживали работающих вдов, однако многовековые представления о мужской и женской природе никуда не делись. Катарине настойчиво «рекомендовали» выйти замуж, несмотря на то, что ей исполнилось уже 45 лет — по меркам того времени она считалась пожилой женщиной и давно имела внуков.

Они с Дитрихом совместно управляли типографией десять лет, вплоть до смерти Герлаха в 1575 году, и выпустили около 140 изданий. Интересно, что о Дитрихе нам мало что известно: ни даты и места рождения, ни чем он занимался до 1565 года. Он остался в документах лишь как супруг Катарины фом Берг (теперь Герлах), благодаря браку получивший городское гражданство. «Репертуар» типографии за эти годы не изменился, каких-то новшеств, позволяющих предположить личную инициативу Дитриха, в работе не появилось. Вероятно, главной в семейном бизнесе оставалась именно Катарина, которая к тому же была старше мужа.

Ещё в 1567 году Ульрих Нойбер основал собственную типографию и вышел из совместного предприятия, так что после смерти Дитриха в возрасте 55 лет Катарина наконец-то получила возможность издавать под собственным именем. Ещё раньше типография начала печатать заказы для городского совета, и теперь на выходивших огромными тиражами указах, постановлениях, заявлениях и прочих документах нюрнбергских властей стояла марка «Катарина Герлах». В 1579 году открылось отделение фирмы в Альтдорфе, где как раз появилась Академия — высшее учебное заведение, потреблявшее массу печатной продукции. Правда, через шесть лет филиал пришлось закрыть, потому что Академия ввела должность официального типографа.

Те пятнадцать лет, что Катарина в одиночку руководила производством, типография процветала. Библии и другие религиозные тексты, работы видных протестантских теологов, биографии известных личностей, античные классики, исторические труды, художественные авторы древности и современности, многочисленные листовки. Огромное количество музыкальных изданий.

В то время как её второй муж — убеждённый и активный протестант — главным издательским направлением считал религиозные тексты, Катарина сделала ставку на музыку. Иоганн фом Берг издавал в основном протестантских немецких композиторов и религиозные песнопения, при Дитрихе Герлахе каталог типографии пополнился творениями французских и фламандских композиторов. Катарина сохранила оба этих направления, добавив к ним итальянскую музыку, до сих пор мало известную в немецких землях. Её имя хорошо знают историки музыки, ведь она внесла огромный вклад в распространение итальянской музыкальной традиции.

Типография, которую Катарина со временем начала позиционировать как Officina Musica Catharinae Gerlachiae (то есть «музыкальная типография Катарины Герлах») печатала ноты, песенники, сборники псалмов, антологии знаменитых композиторов, учебники музыки, труды по музыкальной теории и вообще всё, так или иначе с музыкой связанное. Некоторые значимые немецкие композиторы того времени печатались исключительно у неё. Самые горячие музыкальные новинки с той стороны Альп всегда появлялись первыми в типографии Герлах.

Катарина умерла в 1592 году, проработав в книгопечатном деле более пятидесяти лет. Огромный срок. Огромный опыт. Её имя сохранилось на более чем 300 изданиях и вошло в историю наряду с именами других женщин-типографов, сумевших не просто реализовать себя, но добиться впечатляющих успехов в новом высокотехнологичном бизнесе, где до сих пор господствовали мужчины.

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ
Календари 2023

В работах студентов Школы Дизайна НИУ ВШЭ

Бессмертные

Уж сколько раз и лет визиткам пророчили смерть — бог весть! Я занималась полиграфией 16 лет, и почти каждый год раздавалось: визитки больше не нужны, они неактуальны, переходите на… электронные визитки, QR-коды, личные сайты и даже приложения

Мечта доступного шитья

27 октября 2022 года журнал Publish в рамках выставки «Реклама-2022» провёл конференцию «Как полиграфисту начать бизнес в текстильной печати: где деньги в текстильной печати и есть ли они там». К сожалению, один из заявленных спикеров не смог присоединиться к мероприятию — это Михаил Купавцев, генеральный директор компании «Димитекс».

Что происходит? Ситуация на сувенирном рынке 2022

2022 год ознаменовался мировым политическим кризисом, который не обошел стороной и бизнес, принеся с собой много тревог и неопределённости. В преддверии нового сувенирного сезона мы побеседовали с крупными участниками рекламно-подарочной отрасли и выяснили, что изменилось в их работе, какие рекомендации они могут дать заказчикам и чего следует ожидать в ближайшие месяцы.


Новый номер

Тема номера — Широкоформатная печать. Sharp MX-8090NEE. Журналус. «Твоя типография». Себестоимость печати. 15 приёмов создания упаковки. Самоклейка в России. Типографы в юбках. Планшетные УФ-принтеры. Картон «КАМА». «Текстильная печать». Publish Pro


Работаете ли вы на рынке рекламы?
    Проголосовало: 41