101 СПОСОБ  ЗАРАБОТАТЬ   НА ПЕЧАТИ

История освобождения от «цепких объятий» CMYK

  • Игорь Кистенёв
  • 10 июня 2021 г.
  • 2004
Часть первая. Одна из проблемных тем в современной полиграфии — технологии многоцветного растрирования для печати с расширенным цветовым охватом.

Я кричу тебе: «К черту старое!»

Непокорный, разбойный сын.

Сергей Есенин («Пантократор»)

Кричать и богохульничать автор, конечно, не собирается, но смеет предположить, что желание избавиться от ограничений четырёхкрасочного триадного цветоделения появилось у полиграфистов довольно скоро после его появления. Однако воплощаться в конкретные технологические схемы столь смелое желание стало лишь в 90-х годах прошлого века после появления первых персональных компьютеров и начала автоматизации процесса цветоделения. При обсуждении темы печати с расширенным цветовым охватом в специальной литературе чаще всего используют термины Enhanced Gamut Printing (EGP) или Enhanced Color Gamut (ECG), а разработчики ПО и оборудования нередко используют собственные фирменные названия.

Ограничения, загоняющие печатников в «цепкие объятия» цветового охвата CMYK, вынуждают многие типографии «хоронить» деньги в обширных запасах красочных материалов и собственных станциях смешения красок.

Первые попытки

Разорвать «объятия» и вырваться на просторы широкого цветового охвата можно было очевидным способом: модернизировать стандартную схему цветоделения, добавив в неё, целиком или выборочно, «противоположные» триаде бинарные цвета — красный (Red), зелёный (Green) и фиолетовый (Violet или Blue). Практиковались и другие, прикладные варианты, когда в растровую розетку той же триады внедрялся вспомогательный цвет, например, в виде смесевого оттенка из шкалы Pantone.

Принцип формирования расширенного цветового охвата за счёт добавления к триаде бинарных цветов

Именно на такой методологии основывались первые реализованные алгоритмы многоцветного растрирования Eder MCS (1995 г.) и более известная российским специалистам система Opaltone (1998 г.). Разработчики из Pantone, также в 1995 г., анонсировали технологию Hexachrome, в которой, как ясно из названия, к стандартной триаде добавлялись два цвета — Orange и Green. В результате чего её зона цветового охвата «отдавала» область глубоких синих оттенков во владения Opaltone, но «захватывала» недоступную той зону ярких и тёплых оранжевых и жёлтых тонов.

Сравнение цветового охвата Opaltone, Hehachrome и CMYK

Учитывая время разработки обоих решений, ясно, что основной сферой их применения являлась офсетная печать как наиболее управляемая, стандартизированная, автоматизированная, обеспечивающая работу с высокими линиатурами и точную цветовую приводку. Однако, несмотря на технологическое совершенство последней, больших успехов в продвижении печати HiFi Color, как её тогда называли, достичь не удалось.

Причин тому было много. Среди них: недостаточно высокая стабильность печатных красок, удорожание и усложнение техпроцесса и, главное, проблемы с муаром при цветоделении. И хотя целый ряд компаний, включая поставщиков красок, таких как как Huber Group и Siegwerk, а также разработчиков программного обеспечения, таких как VISU и Aurelon, предлагали в поддержку новой технологии свои решения, «большого скачка» в сфере многоцветного цветоделения так и не произошло.

Начало нового века

Тем не менее стремление представителей печатной индустрии, несмотря на все преграды, выбраться из жёстких рамок триадного цветоделения никуда не исчезло. Скорее оно даже усилилось, поскольку к теме печати в режиме расширенного цветового охвата стали активно подключаться представители упаковочной индустрии, использующие в своей работе технологию флексографской печати. Не дремали и производители цифровой печатной техники.

Продвижению флексографского направления способствовали появление инновационных допечатных технологий, возможность работы с высоколиниатурными печатными формами, способными воспроизводить широкий спектр тонового диапазона, что ранее для флексографии считалось недоступным. Стандартной практикой стало использование 8 - и даже 10-красочных флексографских печатных машин, что в листовой офсетной печати до сих пор редкость.

Одним из самых перспективных направлений стала печать на машинах с центральным барабаном, вокруг которого располагаются печатные секции. Достичь в такой конфигурации требуемой точности совмещения, не превышающей 0,1 мм, стало реальным делом. При работе же с машинами линейного построения добиться подобного если и удавалось, то либо только на самых современных автоматизированных печатных линиях, либо в случае активного использования стохастического растрирования. Не стали здесь исключением и машины глубокой печати.

Тем не менее итогом произошедших перемен стало появление в первом десятилетии XXI века целой серии новых решений как для офсета, так и для флексографии. Переломным стал 2005 г., поскольку к тому времени на рынок технологий EGP вышли такие системы многоцветного растрирования, как Kodak Spotless, Alwan ColorHub, Agfa Alterno, Heidelberg Prinect Multicolor, ColorLogic CoPra, Color-Logic Touch7, Esko Equinox.

Мало того, поскольку даже семикрасочное цветоделение было не в состоянии воспроизвести весь спектр оттенков шкалы Pantone, заметная часть таких решений не стала ограничивать себя стандартными наборами, такими как CMYK + OrGrVi или CMYK + RGB.

Сравнение цветового охвата 7-красочной системы цветоделения (CMYK + OrGrVi) и цветового охвата CMYK для трех различных уровней светлоты (L в координатах CIE L*a*b)

Мощную поддержку такому подходу оказали разработчики ПО и цветовых стандартов. Достаточно вспомнить программный пакет ICISS компании Aurelon, позволяющий выполнять цветоделение с базисом вплоть до 16 цветов.

В полную силу к тому времени заявили о себе и промышленные системы цифровой печати, в первую очередь в лице системы Indichrome в составе машин HP Indigo, оснащаемых алгоритмом полноценного семикрасочного цветоделения (CMYK + OrGrVi).

И именно с этим временным отрезком связаны первые, наиболее успешные, примеры практической реализации технологий EGP на производствах, оснащённых традиционной (не цифровой) печатной техникой, в том числе на территории стран бывшего СССР. В первую очередь — в белорусской «Унифлекс», где в подразделении флексографской печати начали работу с фиксированной палитрой цветов Esko Equinox.

Качественный перелом

Однако время первых проходит, и наступает период активных последователей. Его начало можно отнести к периоду 2010–2013 гг., когда производители упаковки, прежде всего «флексовики», осознали преимущества работы с фиксированной палитрой. Не отставали и поставщики соответствующих решений.

Одной из первых прорывных реализаций подобных систем в традиционной печатной индустрии на территории РФ стало внедрение в 2010 г. лицензированной системы Opaltone в челябинской «Союз-Полимер», занятой в сфере изготовления гибкой упаковки флексографским способом.

Дальше — больше. Активным продвижением концепции «цифровой флексопечати» (Digital Flexo) в 2013 г. занялась Bobst Group, в состав которой в это время вошла итальянская фирма GIDue, специализирующаяся на изготовлении узкорулонных флексографских печатных машин. Один из ключевых компонентов концепции REVO Technology — печать на автоматизированных флексомашинах GiDue фиксированной палитрой красок, формируемой с помощью технологии Esko Equinox на базе печатных красок Flint Group и систем изготовления печатных форм DuPont.

Первая и, увы, пока единственная установка в России подобной системы была осуществлена в 2017 г. в псковской компании White. Вслед за тем Bobst Group анонсировала аналогичные разработки и в сфере широкорулонной флексографии, обозначив их уже знакомой аббревиатурой ECG.

Увидели перспективы у нового технологического направления и в специализированных фирмах, занимающихся изготовлением флексографских печатных форм. Так, уже начиная с 2010 г. в российских репроцентрах «КолорСтандартСервис» и «Репропарк» приступили к практическим разработкам альтернативных систем многоцветного цветоделения, получивших общее название Multicolor. Цель у них была общая — составить реальную конкуренцию западным решениям, стоимость использования которых и получаемые результаты не смогли оправдать ожиданий отечественных специалистов.

Как видим, основные события в сфере систем EGP/ECG разворачивались на рынке изготовления гибкой упаковки и этикетки, осуществляемой методом флексографской печати. Причины тому понятны: появление высококлассного автоматизированного печатного оборудования, оснащённого большим количеством печатных секций; выпуск на рынок цифровых систем для изготовления высококачественных печатных форм, позволяющих печатать сюжеты, конкурирующие с офсетной и даже глубокой печатью; необходимость печати заказов, в дизайне которых присутствует большое количество смесевых («пантонных») цветов.

Практически стандартной практикой стала семикрасочная печать на ЦПМ HP Indigo. Заметно активизировались и другие поставщики цифровых систем, среди которых отметим Durst.

Типографии же листовой офсетной печати, также присутствовавшие на рынке упаковки, как правило, были оснащены машинами в традиционной четырёхкрасочной конфигурации, что препятствовало их высвобождению из «цепких объятий». Редким обладателям листовых автоматизированных многосекционных машин мешало неизбежное удорожание выпускаемой упаковки. Более успешными последователями технологий EGP/ECG впоследствии стали владельцы рулонной офсетной техники, яркими примерами которых являются уже упомянутая White и «Окил-Сато» из Санкт-Петербурга.

Что касается производств, использующих технологию глубокой печати, то здесь задержку с внедрением многокрасочного цветоделения можно связать с несколькими причинами. Основная из них — традиционное линейное построение машин, зачастую не позволяющее обеспечить требуемый уровень точности цветового совмещения.

Помимо этого, роль своеобразного тормоза сыграла одна из особенностей систем глубокой печати — существующая практика их оснащения большим количеством печатных секций — от 10 до 12 и более. Наличие на производстве машины в такой конфигурации позволяло, «не заморачиваясь» на внедрение многоцветного растрирования, устанавливать в машину любое необходимое число смесевых цветов. Немаловажную роль сыграла и способность машин глубокой печати наносить на материал более плотный слой краски, позволяющая заметно расширять цветовой охват.

В таких условиях переход на работу с фиксированной палитрой, требующий больших трудозатрат по корректировке дизайна макетов, созданию нового комплекта цветовых профилей и, что особенно неприятно, обновлению парка формных цилиндров, не вызывал энтузиазма ни у технологов предприятия, ни у его руководства.

Тем не менее есть надежда, что недавно анонсированная Bobst Group технология многокрасочного цветоделения oneECG, в том числе ориентированная на предприятия глубокой печати, поможет сдвинуть дело с мертвой точки и в этом секторе.

Практика

Разумеется, первые реальные примеры использования систем многокрасочного цветоделения на производствах, оснащенных традиционной печатной техникой, не могли пройти незамеченными. Столь их очевидные плюсы как яркие и насыщенные цвета на оттис ках, сокращение времени переналадок печатных машин, экономия печатных красок и уменьшение их отходов, заставляли многих задуматься о переходе на технологию EGP/ECG. Одним из «неубиваемых» аргументов была возможность печатать большим числом «пантонных» цветов на машине с меньшим числом печатных секций.

Активно подключились и продолжают подключаться к помощи по организации практической работы с многоцветным цветоделением ведущие производители печатной техники. Среди таковых, помимо уже названной Bobst Group, следует назвать испанскую Comexi и чешскую Soma Engineering.

Но даже при столь мощной поддержке всё оказалось не так просто. Первое, с чем столкнулись беглецы из «цепких объятий» CMYK, — с необходимостью перестройки технологического процесса, требующего внедрения жёсткого нормативного регулирования, а также полной переработки дизайна макетов под новые требования. Значительно повысились требования и к профессиональному уровню занятых на производстве специалистов. Особенно актуальным это оказалось для сотрудников отделов допечатной подготовки.

И, разумеется, такой переход можно было осуществить лишь при обладании высококлассной печатной техникой, обеспечивающей высокую точность цветового совмещения и, как минимум, оснащённой семью печатными секциями.

Переход с привычного 4-красочного на 5-, 6- и тем более на 7-цветное растрирование заставил резко ужесточить требования к точности цветовой приводки, заметно повысить линиатуру печати, гарантировать высокий уровень стабильности печатных красок, исключить применение печатных форм, не способных воспроизвести высоколиниатурный растр.

Далеко не все желающие смогли пройти «через тернии к звездам». Потому нет сомнений в полезности информации о практическом опыте и особенностях работы с системами многоцветного растрирования EGP/ECG в разных технологических областях печатной индустрии, о которых пойдёт речь в следующих частях статьи. Не будет обойдён вниманием и опыт владельцев ЦПМ промышленного класса.

Отдельного повествования заслуживает история развития многокрасочного цветоделения в сфере трафаретной печати. Работникам этой отрасли, в силу её специфики и в отличие от представителей остальных видов печати, не пришлось вырываться из «цепких объятий». Скорее наоборот, они всеми силами пытались и до сих пор пытаются, зачастую успешно, проникнуть за выстроенный вокруг «территории» CMYK «забор», используя всё ту же технологию многокрасочного цветоделения. Этой теме также будет посвящена одна из последующих статей на тему многоцветного растрирования.

***

Автор выражает глубокую признательность Александру Дроздову (Legion Group), Сергею Сергееву («Готэк Полипак»), Николаю Степанову (White), Александру Крупенькову («Контрольный пакет»), Алексею Журавлёву («Союз-Полимер»), Денису Сугробову («КолорСтандартСервис»), Михаилу Чикмареву (B2Print), Якову Сотникову («Репропарк»), Алексею Грибунину (UNIT Color Technologies), Арсену Манукяну (AM Labs) и Андрею Коробу за помощь, оказанную при подготовке данной статьи.

Об авторе: Игорь Кистенёв (ikistenev@yandex.ru) — технический писатель, независимый обозреватель и журналист, имеющий большой опыт работы в специализированной полиграфической прессе и в сфере продаж цифрового печатного оборудования.

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ
Путеводитель по Printech 2021

Представляем структурированный перечень оборудования и решений для полиграфии, представленных на главной российской выставке 2021 г. Все экспоненты Printech расположены в зале № 2 павильона № 1 МВЦ «Крокус Экспо». Выставка пройдёт с 15 по 18 июня. Наиболее полную версию путеводителя с последними дополнениями можно найти в официальной газете выставки. Мы пометили решения, которые ранее не показывались на выставках в России.

Зачем вы в первую очередь идёте на Printech 2021?

На этот раз решили уточнить планы руководителей типографий относительно посещения выставки. И обнаружили, что некоторые из них даже не помнят, что за выставка такая ожидается в июне. Похоже, очные мероприятия просто выпадают из кругозора многих полиграфистов.

Konica Minolta AccurioPress C4080

ЦПМ начального уровня для широкого круга типографий — от малых и средних цифровых до офсетных.

Раскройные «байки»: уши Микки Мауса и прочие неприятности

Мы завершили обзор режущего инструмента, но следует сказать, что очень трудно давать практические советы, кроме тех общих, которые опираются на обобщённый практический опыт.

Знакомьтесь — «Зин»

Имея более чем 20-летний стаж в полиграфии, до последнего времени я не знала, что такое «Зин»*. Оказывается, так называют недорогой малотиражный журнал, самиздат.


Новый номер

Тема номера – Printech 2021. Антимикробная защита. Обзор Konica Minolta AccurioPress C4080. Репортажи из ISCB, с конференции AVTOVAZ Smart Factory 2021, интервью с Tech-ni-fold. Планшетные режущие плоттеры с автоподачей. Тайный Покупатель «зинов». 


Голосование
Был ли у вас опыт модернизации уже установленного оборудования с помощью поставщика или стороннего подрядчика?
    Проголосовало: 5