2001.08.27, Автор: Игорь Терентьев8917 прочтений

Тенденции ценообразования на бумагу и картон

Теги: Бумага Бумага, картон Интервью Publish

Цена - категория рыночная. Причем, когда речь идет о ценах на бумагу и картон, цена превращается в чистый "продукт взаимного непротивления сторон"

Цена — категория рыночная. Причем, когда речь идет о ценах на бумагу и картон, цена превращается в чистый «продукт взаимного непротивления сторон» — и покупатель, и продавец знают, что торговля при покупке бумаги не только естественный, но и совершенно неизбежный процесс. Мы почти никогда не пишем про рынок, стараясь уделять больше внимания технологиям, имеющим наибольшее воздействие на практическую деятельность наших читателей. Однако вопрос ценообразования на бумагу и картон насколько рыночен, настолько же и практичен. Поэтому мы решили обсудить его с главами представительств крупнейших компаний-производителей бумаги — StoraEnso и UPM-Kymmene — а также председателем «Содружества бумажных оптовиков», объединяющего пять крупнейших российских оптовых продавцов бумаги — «Александр Браун», «Берег», «Дубль В», «Комус» и «Регент». В этих интервью обсуждаются, в основном, вопросы ценообразования на импортную бумагу и картон. Тенденциям ценообразования на продукцию российских бумажных фабрик посвящается статья главного редактора журнала «Целлюлоза. Бумага. Картон».

Георгий Николаев, генеральный директор ЗАО StoraEnso (Россия)

Publish: Какие основные виды бумаги и картона для печати Stora Enso продвигает на российский рынок? Какие из них компания считает для себя приоритетными?

Георгий Николаев: У нас широкий диапазон производства — практически все виды бумаги, которыми пользуется человечество. В Россию больше всего мы поставляем офисной бумаги под очень известной здесь маркой Zoom. Потом следуют чистоцеллюлозные мелованные марки бумаги и разные виды этикеточной — для сухих этикеток и влагостойких. Эти стандартные группы — наши «три кита».

Мы также стремимся увеличивать поставки бумаги с содержанием древмассы с мелованным покрытием или без него специально для конечных пользователей, которым нужна ролевая бумага, поскольку в России запускается все больше и больше ролевых машин, и спрос на бумагу для них растет.

В основном, это мелованная бумага (LWC, MWC) и суперкаландрированная (SC). Я считаю, что это те три вида, потребление которых в России должно существенно вырасти на протяжении ближайших 5—10 лет. Все чаще журналы с большими тиражами печатаются в России, а ролевая печать для таких изданий, по сравнению с листовой, дает существенную экономию.

Кроме того, мы являемся лидерами и крупнейшими экспортерами картона для упаковки жидких продуктов. Наш картон используют многие компании, начиная с Tetrapack и заканчивая Blockpack. А чистоцеллюлозный картон для упаковки жидких продуктов является № 1 для российского и украинского рынка. Причем на Украину мы поставляем его даже больше, чем в Россию. Общий объем — порядка 25 тыс. тонн.

Вторая группа — это упаковочный картон с разным процентом содержания древмассы. Третья — картон для гильз, которым пользуются крупные российские производители газетной и офсетной бумаги. Дело в том, что многие из них имеют экспортные контракты по поставке своей продукции на Запад, а там — скоростные печатные машины с повышенными требованиями к качеству гильз.

Далее — сырье для производства гофротары. В частности, для нашего производства в Балабаново, а также для других российских предприятий.

В целом, мы продаем в Россию и Украину около 100 тыс. тонн бумаги и картона в год.

Publish: Какова разница в ценах при продаже продукции Stora Enso в странах Западной Европы и в России?

Георгий Николаев: Фирма-производитель очень редко может сама влиять на ценообразование в разных странах. В разных странах может быть разная цена. Существует очень много причин, определяющих это. Я могу сказать одно: есть совсем свежие цифры цен на нашу мелованную бумагу — они одинаковы в России, Финляндии, Франции, Германии. Разумеется, речь идет о контрактной цене без учета таможенных пошлин. Кто-то где-то платит больше, кто-то меньше; где-то обходятся без пошлин вообще.

Почему все же бывает разница в ценовой политике? Здесь очень много факторов, я насчитал около двадцати.

Прежде всего, выбранная фирмой стратегия продвижения своих продуктов. Почему компания считает для себя какие-то страны более важными, например, определяет, что Германия важнее, чем, скажем, Болгария? Есть традиции, есть постоянные и потенциальные заказчики. Потенциально важна страна, где есть большие объемы рынка, сильные оптовики, крупные конечные пользователи, нет финансовых проблем, можно работать на льготных финансовых условиях, нет проблем с логистикой, стабильное законодательство — это страны с минимальными рисками. Имеет значение и то, насколько сильна конкуренция в стране, куда ты собираешься продавать, есть ли там опасность так называемой «spot»-конкуренции, когда из Азии или Южной Америки выбрасывают партии бумаги по очень низкой цене (чтобы не портить ценовую политику своего региона в сложные моменты, происходят «выбросы» излишней продукции в географически удаленные районы).

Существенно и то, как проводится модернизация собственного производства в стране. Например, западные компании, которые являются акционерами таких крупных гигантов и комплексов, как Сыктывкар, Святогорск, делают вложения в эти производства, улучшая качество продукции (офсетной и офисной бумаги). Со временем продукция этих производителей имеет все шансы вытеснить большую часть импортной бумаги.

Примерно такое же усиление конкуренции мы ощущаем по некоторым видам картона. Российский коробочный картон явно конкурирует с импортными сортами, плюс к этому существенную конкуренцию составляют бумага и картон, произведенные в бывших братских странах, с относительно дешевой рабочей силой, — Польша, Словакия.

Publish: Какие возникают сложности при поставке бумаги в Россию. Какое влияние они оказывают на цены? Что можно было бы сделать для улучшения ситуации?

Георгий Николаев: Нас настораживает неопределенность: неожиданные приказы, указы, внезапно изменяющиеся правила растаможивания. Это вызывает определенные сложности у наших заказчиков и конечных покупателей.

Что касается таможенных пошлин, то не совсем понятно, почему печатники должны платить за мелованную бумагу, которая практически не производится в России, столь высокую пошлину? А на журналы, отпечатанные на такой же бумаге в Финляндии, пошлины ниже. Это несправедливо в отношении российского печатника — его ведь надо поддержать.

Publish: Насколько велика зависимость стоимости бумаги от цен на целлюлозу (для чистоцеллюлозных марок и с небольшим содержанием древмассы)?

Георгий Николаев: Конечно, эта зависимость существует. Цена на целлюлозу является одним из важнейших факторов, оказывающим влияние на формирование цены бумаги. В прошлом году, когда цена на целлюлозу начала расти, начался бум. Эта тенденция продолжалась до середины 2000 г. После этого произошла стабилизация, которая длилась до конца года, и после этого цена начала падать.

Publish: А на сколько примерно повысилась цена на целлюлозу за 1999—2000 годы?

Георгий Николаев: В начале 1999 года она составляла около 500 долл. за тонну, потом дошла до 700, а сейчас составляет около 600 долл. Здесь есть любопытная зависимость цены на бумагу от количества запасов целлюлозы на складах у производителей северных стран — Финляндии, Швеции, Норвегии, Канады и США. При уменьшении складских запасов цена увеличивается. Когда на складе лежит примерно 1 млн тонн, то рынок «производителен», а когда 2 млн тонн — рынок «покупателен».

Так показывает практика. Значение около 1,5 млн тонн означает относительную стабильность, баланс. Сейчас на складах больше 2 млн тонн, потому цена идет вниз. Хотя многие производители с тем, чтобы сдержать понижение цены, стоят, т. е. сократили производство целлюлозы. Также поступают и бумажники, которые не работают на полных мощностях. Во-первых, потому что не хватает заказов. Портфель заказов уже значительно тоньше, чем был год назад. Во-вторых, нельзя затоваривать склады, иначе снижаются цены. А бумажные оптовики сейчас ждут и не покупают, надеясь на минимальную цену.

Publish: Каковы, на Ваш взгляд, тенденции в отношении цен на бумагу в текущем году и на перспективу?

Георгий Николаев: Есть прогнозы, что положение улучшится во втором полугодии, пойдет подъем. Есть и другие прогнозы: год будет хуже, чем прошлый, причем для нас это уже очевидный факт. Как производитель, я хотел бы верить, что во втором полугодии будет определенное улучшение.

Я уже давно работаю в России, и знаю, что и для российского рынка самый лучший вариант — стабильный рынок. Самое худшее — это когда цены начинает трясти. Например, в 1999 году цены не менялись вообще на протяжении года.

Если говорить о более глобальных тенденциях в бумажной индустрии, то можно вспомнить о периоде слияния производителей бумаги и картона, который начался примерно 5—6 лет назад. Чем меньше производителей в мире, тем стабильнее должен быть и рынок.

Впрочем, если производителей слишком мало, это может создать опасность монополизации. Поэтому в Европе существует антимонопольный комитет, который проверяет каждую сделку о слиянии (когда одна фирма покупает другую).

Сейчас крупнейшим компаниям в Европе очень трудно расти, и они уже смотрят за Атлантику, в Азию и Южную Америку. Южная Америка обладает огромным потенциалом, и это касается не только сырьевой базы. Очень привлекательны обилие дешевой рабочей силы и низкие транспортные расходы при доставке по морю. Произведенную там бумагу можно завозить как в Европу, так и в Северную Америку. Поэтому все подвижки в этом направлении могут, в конечном итоге, оказать существенное влияние на цены.

Владимир Ларин, глава представительства UPM-Kymmene в России

Publish: Какие основные виды бумаги и картона для печати UPM-Kymmene продвигает на российский рынок? Какие из них компания cчитает для себя приоритетными?

Владимир Ларин: Мы поставляем в Россию практически все виды своей продукции, хотя объемы продаж по различным видам не одинаковы. До настоящего времени больше всего ввозилось чистоцеллюлозной бумаги: мелованной, офсетной и офисной. Еще одна важна составляющая – упаковочные материалы. UPM-Kymmene занимает ведущие места в мире по производству этикеточной бумаги и выпуску самоклеящейся бумаги (фабрика Raflatac).

Очень интересным направлением для нас является и бумага для упаковки сыпучих продуктов, для изготовления различных видов бумажной тары (пакетов и т. д.). На Западе это очень распространено, а у нас пока широко применяется полиэтилен. Мы ожидаем, что в ближайшее время спрос на такую бумагу будет увеличиваться и в России, так как полиэтилен имеет определенные недостатки.

Но приоритетным мы все-таки считаем рынок бумаги для производства журналов, где UPM-Kymmene также является ведущим производителем.

Publish: Какова разница в ценах при продаже вашей продукции в странах Западной Европы и в России?

Владимир Ларин: Трудно говорить о разнице в ценах между странами Западной Европы и Россией, поскольку мы не работаем с западными покупателями. Дело в том, что мы оперируем с контрактными ценами, которые могут быть разными на разных рынках. Кроме того, в разных странах существуют разные таможенные пошлины и налоги, оказывающие влияние на цену для конечного покупателя.

Publish: Как вы думаете, когда появится первое современное производство журнальной бумаги в России?

Владимир Ларин: Может быть, и завтра, а может, и через несколько лет, ведь это должен быть окупаемый проект. Дело в том, что потребление журнальной бумаги (LWC, MWC и SC) в России пока еще очень незначительно. А производительность одной современной бумагоделательной машины – как минимум 300 тыс. тонн в год, менее мощную ставить просто не выгодно. Потребителя на такое количество бумаги в России сейчас просто нет.

Publish: Какие возникают сложности при поставке бумаги в Россию и какое влияние они оказывают на цены? Что можно сделать для улучшения ситуации?

Владимир Ларин: Мы продаем свою бумагу на условиях CIP (стоимость, страхование, фрахт с указанием пункта назначения) или DAF (поставка до границы с указанием пункта), без работы с таможней. Конечно, нам известно о трудностях наших клиентов, и мы знаем, что до сих пор у некоторых компаний есть определенные проблемы при растаможивании бумаги.

Кстати, снижение таможенных пошлин могло бы оказать существенное влияние на расширение полиграфических мощностей. А следствием стало бы увеличение потребления бумаги, и тогда можно серьезно говорить о создании крупного производства журнальной бумаги в России — тех самых 300 тыс. тонн. И бумага, и полиграфическая продукция будет производиться на российских предприятиях, получать деньги будут российские рабочие, а налоги — российское государство.

Publish: Но ведь отмена таможенных пошлин на ввозимую бумагу может оказать негативное влияние на российских производителей бумаги?

Владимир Ларин: В России фактически производят три типа бумаги: газетная бумага и ее разновидности, и второй тип — чистоцеллюлозная офсетная, и третий — упаковочная. Мелованная бумага, лекгомелованная и суперкаландрированная журнальная у нас не производятся. Точнее, мелованная бумага выпускается, но в очень небольших объемах, чтобы конкурировать с продукцией западных производителей.

Publish: Каковы, на Ваш взгляд, общемировые и внутрироссийские тенденции в отношении цен на бумагу?

Владимир Ларин: Рынок бумаг в России уже стал частью общемирового и европейского. И процесс интеграции все более углубляется, поскольку много импорта бумаги, да и объем экспорта довольно велик (особенно по газетной бумаге). Поэтому мы считаем, что рынок уже интегрирован. Следовательно, все, что случается на европейском рынке, отражается и на нашем. Говорить о каком-то разделе ценообразования, как тенденции, уже поздно. Если европейские производители бумаги считают необходимым в какой-то ситуации повысить цены, то в любом случае это приводит к соответствующему изменению цены в России.

Publish: Насколько велика зависимость стоимости бумаги от цен на целлюлозу (для чистоцеллюлозных марок и с небольшим содержанием древмассы)?

Владимир Ларин: Как известно, цена на бумагу колеблется по синусоиде. Цены на целлюлозу и бумагу сильно связаны друг с другом. В большей степени от цены на целлюлозу зависит стоимость чистоцеллюлозной бумаги, в меньшей — бумаги с содержанием древмассы.

В прошлом году прошло значительное повышение цены на целлюлозу, а в этом году цена стабилизировалась. Но дальнейшие тенденции изменения цены пока не однозначны.

Publish: Изучаете ли вы потребительский рынок и спрос на бумагу в России? Если да, то как эта информация влияет на ценообразование?

Владимир Ларин: Конечно, изучаем. Поставщики бумаги постоянно ищут клиентов и следят за крупными полиграфическими предприятиями, а также за открывающимися новыми производствами. Ни одна большая типография не откроется, пока не будет решен вопрос обеспечения бумагой. К сожалению, российские предприятия начинают планирование поставок бумаги довольно поздно.

Publish: Насколько определяющим является фактор цены при поставке бумаги в Россию?

Владимир Ларин: Весьма большой. Во всем мире фактор цены уже не является главенствующим. Что такое хорошая цена для покупателя? Это минимальная цена. Соответственно, она минимальна и для производителя, и означает для него низкую прибыль. Если сегодня покупатель смог, используя те или иные возможности, получить минимальную цену, то завтра производитель будет пытаться сделать цену оптимальной — в таких условиях сделки уже изначально не носят стабильного характера.

Известно, что во всем мире сейчас система действует по-другому. Самое главное — это надежность во взаимоотношениях. И цены должны отражать интересы обеих сторон, поэтому они никогда не будут минимальны, но они никогда не будут и максимальны. При этом потребитель будет знать, что в этом месте он всегда получит запланированное количество бумаги по заранее известной цене. Соответственно, как производитель, мы будем знать, какое количество надо поставить для данного покупателя. Это совсем другая схема работы, другая степень доверия и уровень взаимоотношений.

Анастасия Высоткина, председатель «Содружества Бумажных Оптовиков», генеральный директор Группы Компаний «РЕГЕНТ»

Publish: Какие возникают сложности при поставке бумаги в Россию и какое влияние они оказывают на цены? Что можно было бы сделать, чтобы улучшить существующую ситуацию?

Анастасия Высоткина: Первое — это чисто географическое положение России, то, что она удалена от Центральной Европы и достаточно близка к Скандинавии. Поэтому большая часть бумаги и картона сегодня поступает к нам из Финляндии, ближайшего соседа России. С другой стороны, очень много европейских товаров импортируется в Россию с немецких и французских фабрик, из Испании. Для импорта из этих стран затраты на логистику более высоки. Второй, ключевой барьер — всем известные таможенные пошлины, НДС, которые на сегодняшний момент отличаются от таможенных пошлин и НДС на готовую печатную продукцию: журналы, этикетки, коробки и т. д.

Мы считаем, что необходимо уравнять пошлины на сырье и готовую продукцию. Если есть льготы на готовую продукцию, то надо давать льготы также и на бумагу. Речь идет о бумаге, аналогов которой в России нет или ее выпускается очень мало, ведь для полноценного развития отечественной полиграфии необходимо наличие на рынке полного спектра полиграфических материалов, существующих в мире.

Publish: А есть ли у СБО какие-то рычаги воздействия на наших законодателей?

Анастасия Высоткина: Прямых рычагов воздействия у СБО нет. Но как объединение бумажных оптовиков СБО ставит своей целью доведение этих проблем до государственных органов. Например, Василий Сенаторов, будучи президентом СБО, несколько раз приглашался в думский комитет по разработке проекта закона, касающегося уравнивания пошлин. К сожалению, закон пока даже не проходил слушания в Думе.

Publish: Насколько мировые цены на бумагу влияют на внутрироссийские?

Анастасия Высоткина: Давайте рассмотрим, что оптовики учитывают при формировании цен. Первое — это мировая цена на бумагу. В зависимости от конъюнктуры мирового рынка колеблются и цены оптовиков. Второе — это кросс-курс евро и доллара. В основном импортируется европейская бумага, а Россия — страна «долларовая», к европейским валютам она относится достаточно холодно. Следовательно, наша цена тоже зависит от тенденций изменения кросс-курса. Например, когда в предыдущие два года было очень резкое повышение цен в Европе на бумагу, но тенденция по кросс-курсу евро/доллар была иной, нам удавалось удерживать цены, как-то договариваться с поставщиками, и повышение не стало столь существенным. И последний аспект – наша внутренняя логистика и все издержки внутрироссийского рынка, из которых формируется наша цена.

Publish: Насколько определяющим является фактор цены при продаже бумаги в России? Какое влияние цена оказывает на выбор определенных марок при поставке в Россию?

Анастасия Высоткина: Наверное, российский рынок не так уж резко отличается от других европейских рынков по приоритетности цены. Это, безусловно, очень важный фактор, но принципиальным все же является соотношение «цена-качество». Я бы не сказала, что клиент готов покупать по низкой цене худшее качество. Полиграфисты — народ консервативный. Они любят хорошее качество и так привержены к привычным маркам, что порой убедить их напечатать на какой-то новой бумаге, даже если цена долларов на 50 ниже, крайне трудно. Поэтому все СБО поставляет только бумагу с гарантированным качеством. Наша политика при формировании ассортимента такова: выбор товаров с оптимальным соотношением цены и качества.

Publish: Проводит ли СБО единую ценовую политику?

Анастасия Высоткина: В общем, нет, но жизнь заставляет всех членов СБО держать приблизительно одинаковый уровень цен, который диктуется определенным уровнем сервиса: отапливаемые склады, доставка бесплатная и в достаточно сжатые сроки. У нас постоянное количество товара на складе. Его содержание стоит больших денег, но это является основной миссией оптовика. У членов СБО работают эффективные информационные системы, позволяющие резервировать товар, обеспечивать выполнение обязательств, и это, пожалуй, самое главное.

Publish: Советуются ли компании-члены СБО с производителями при установлении цены на бумагу в России?

Анастасия Высоткина: Нет, мы не советуемся при установлении цен. Потому что российское ценообразование достаточно сложно для поставщика. Вопрос ценообразования — святой вопрос оптовика. Другое дело, если на рыночные цены оказывается давление от вновь пришедшего на рынок игрока, представляющего, допустим, новую фабрику, которая хотела бы продавать свою бумагу в России. Иногда появляются неизвестные ранее марки бумаги и предлагаются по более низким ценам, чем аналоги. Наша задача — сообщить об этом поставщику для того, чтобы поддерживать конкурентный уровень цен. Как правило, поставщики разумно реагируют на подобную информацию, сотрудничая с оптовиками в коррекции ценовой политики и маркетинговой активности.

Publish: Как соотносятся российские цены на бумагу с общемировыми?

Анастасия Высоткина: По нашим оценкам, входные цены на тонну бумаги для российских оптовиков примерно на 50 до 80 долл. выше, чем средние европейские цены. Мы хотим и делаем все, чтобы уравнять российский рынок с европейским, но общая экономико-политическая ситуация не позволяет нам это сделать, потому что все поставщики закладывают в нашу цену свои риски, достаточно большие для России.

Нам удалось очень серьезно снизить этот страховой коэффициент за счет своей репутации: все члены СБО очень хорошо вышли из кризиса, быстро и аккуратно оплатив долги поставщикам, поэтому страховая часть уменьшилась.

Publish: Насколько члены СБО в состоянии контролировать цены на нашем рынке?

Анастасия Высоткина: Мы не контролируем цены на рынке, потому что СБО — это не коммерческая организация, а ассоциация. Как члены СБО, мы проводим все мероприятия, чтобы точно оценивать общую ситуацию на рынке, и стараемся проводить все антидемпинговые мероприятия, но это в основном разъяснительная работа. Мы прекрасно понимаем, что стоит за демпингом — страдает сервис, страдает качество, и стараемся объяснять это заказчику.

Нам очень неприятно, когда российские печатники срывают сроки выполнения заказа по причине непоставки бумаги. Часто это происходит из-за того, что выбранный печатником мелкий оптовик обязуется поставить бумагу на заказ, но не делает этого вовремя. Мы напоминаем своим клиентам простую истину: «Бесплатный сыр только в мышеловке».

Publish: Будет ли бумага дешеветь или дорожать в ближайшее время и почему?

Анастасия Высоткина: По всей видимости, в ближайший год на российском рынке бумага не будет ни дешеветь, ни дорожать. Дело в том, что к настоящему моменту мы уже закончили небольшую корректировку в сторону увеличения цены, связанную в первую очередь с ростом внутренних издержек. Ни для кого не секрет, что после кризиса 2000 год был переломным, а начало 2001 ознаменовалось ростом внутренних тарифов. Все тарифные условия, которые также являются ключевыми факторами нашей внутренней российской себестоимости, выросли. Поэтому цены были скорректированы в соответствии с выросшими затратами на логистику. Но больше чем коррекцией это назвать нельзя. В прошлом году мы имели повышение цен от наших поставщиков, но нам удалось удержать цены для наших клиентов. Поскольку конъюнктура мирового рынка благоприятна — есть стабилизация объемов, стабилизация цен на бумагу, есть высокий спрос, и сохраняются хорошие цены на целлюлозу — я думаю, в течение ближайшего года на российском рынке цены будут стабильны.

Publish: Какая цена на целлюлозу хороша для вас — высокая или низкая?

Анастасия Высоткина: Для оптовиков хороша средняя, стабильная цена на целлюлозу. Когда цена на целлюлозу падает, падают и цены на бумагу, правда с определенной задержкой. Если же целлюлоза резко дорожает, также повышаются цены на бумагу, но нам это неудобно, т. к. мы поставляем бумагу со складов, и оказывается сложно подстраиваться под рыночную конъюнктуру. Стабильные цены более желательны — тогда работают постоянные договоренности с клиентами, эффективнее функционирует механизм поставок.

Publish: Оказывает ли перенос части производственных операций (например, флатование, нарезка ролей под другие форматы) в Россию существенное влияние на цену бумаги для конечного потребителя?

Анастасия Высоткина: Я думаю, что существенного влияния на цену бумаги для конечного потребителя эти операции не оказывают, другое дело, что качество некоторых услуг сервисного пакета становится выше, например, возрастает скорость поставки нестандартных форматов.


Stora Enso: статистика и факты

Объем продаж в 2000 году: 13 017 млн евро (1999 год — 10 635,7 евро).
Балансовая прибыль в 2000 году: 2371,3 млн евро (1999 год — 1399,6 млн евро).
Общий объем производства бумаги и картона в 2000 году составил 12 971 тыс. тонн (в 1999 – 11 995 тыс. т).
Бумага для печати и картон (тыс. тонн в год):
Журнальная легкомелованная и суперкаландрированная (magazine paper) 3269
Газетная (newsprint) 3143
Чистоцеллюлозная мелованная и немелованная (finepaper) 3151
Упаковочный картон 3417
Количество персонала 44 624 чел.
Источник: www.storaenso.com.


UPM-Kymmene: статистика и факты

Оборот в 2000 году: 9583 млн евро; рост по сравнению с 1999 годом — 16%.
Доход в 2000 году: 1860 млн евро; рост по сравнению с 1999 годом — 18%.
Общие объемы производства бумаги в 2000 году
Бумага для печати (тыс. тонн в год)
Журнальная легкомелованная и суперкаландрированная (magazine paper) — 4570
Газетная (newsprint) – 1780
Чистоцеллюлозная мелованная и немелованная (fine paper) — 2430
Всего — 8780
Упаковочные материалы (этикеточная бумага (label papers), самоклеящиеся материалы (self-adhesive labelsstock), бумага для конвертов (envelope papers), оберточная бумага (industrial wrappings), силиконизированная бумага-основа (siliconized papers) — 870
Общая мощность бумажного производства — 9,7 млн тонн в год.
Количество персонала — 33 000 чел.
Источник: годовой отчет UPM-Kymmene за 2000 год.


ИМПОРТНАЯ БУМАГА: О ТАМОЖЕННЫХ ПОШЛИНАХ, НАЛОГАХ И ЛЬГОТАХ

Петр Михайленко

Прежде всего, следует отметить, что пункт внешнеэкономического контракта по бумаге, разъясняющий условия поставки товара должен соответствовать «Инкотермс-2000» (см. Международные правила толкования торговых терминов «Инкотермс»). Этот пункт может повлиять на величину таможенных платежей, которые при перемещении товара через таможенную границу РФ, будут состоять из:

  1. таможенной пошлины;
  2. налога на добавленную стоимость;
  3. таможенного сбора за таможенное оформление.

В случае, если выпуск товара для свободного обращения затягивается, появляется еще одна составляющая — таможенный сбор за хранение.

Таможенная пошлина В соответствии с «Таможенным Тарифом РФ», утвержденным Постановлением Правительства РФ от 22.02.00 г. № 148, бумага и картон относится к 48 группе X раздела. Ставка ввозной таможенной пошлины на товар (бумагу и картон), который применяется в полиграфии, составляет 15% от таможенной стоимости товара.

Налог на добавленную стоимость Налог на добавленную стоимость взимается в соответствии с главой 21 « Налогового кодекса РФ» от 05.08.00 г. № 117-ФЗ.

В общем случае и при отсутствии льгот ставка равняется 20% от стоимости товаров и услуг. Особенностью исчисления НДС является то, что объект налогообложения (таможенная стоимость) увеличивается на размер таможенной пошлины.

Таможенные сборы за таможенное оформление В соответствии с Указанием ГТК РФ от 30.12.93 г. № 01-12/1054 « О взимании таможенных сборов за таможенное оформление товаров» сборы при выпуске товаров для свободного обращения взимаются в валюте РФ в размере 0,1% и в иностранной валюте (курс которой котируется Центральным банком РФ) в размере 0,05% от таможенной стоимости товара. Но при определенных условиях и при наличии письма в адрес таможенных органов, возможно заменить оплату части сбора в иностранной валюте на валюту РФ по курсу ЦБ на момент проведения таможенного оформления.

Таможенная стоимость товара В соответствии с ст. 12 Закона РФ от 21.05.93 г. № 5003-I «О таможенном тарифе» система определения таможенной стоимости (таможенной оценки) товаров основывается на общих принципах таможенной оценки, принятых в международной практике, и распространяется на товары, ввозимые на таможенную территорию РФ.

Порядок применения этой системы устанавливается Постановлением Правительства РФ от 05.11.92 г. № 856 «Об утверждении Порядка определения таможенной стоимости товаров, ввозимых на территорию РФ» на основании положений вышеупомянутого Закона.

Определение таможенной стоимости импортируемых товаров производится путем последовательного применения следующих методов оценки:

  1. по цене сделки с ввозимыми товарами;
  2. по цене сделки с идентичными товарами;
  3. по цене сделки с однородными товарами;
  4. вычитания стоимости;
  5. сложения стоимости;
  6. резервный метод.

Основным методом является оценка по цене сделки с ввозимыми товарами.

В случае, если основной метод не может быть использован, применяется один из перечисленных. При этом каждый последующий метод таможенной оценки применяется, если таможенная стоимость не может быть определена путем использования предыдущего.

Льгота по уплате таможенной пошлины Льгота по уплате таможенной пошлины появилась в связи с тем, что РФ подтвердила Постановлением Правительства РФ от 06.06.94 г. № 795 присоединение к международному «Соглашению о ввозе материалов образовательного, научного и культурного характера» от 22.11.50 г. (Флоренция), известному как «Флорентийское соглашение».

Пункт 1 ст. 1 этого «Соглашения» и пункт 1 Протокола к нему от 26.11.76 г. устанавливают, что государства-участники Соглашения обязуются не взимать таможенные пошлины при ввозе или в связи с ввозом книг, публикаций, документов, а также материалов просветительного, научного и культурного характера, являющихся продукцией другого государства-участника и перечисленных в приложениях к Соглашению и Протоколу.

Указанием ГТК РФ от 17.03.99 г. № 01-15/8613 «О некоторых вопросах применения норм Соглашения о ввозе материалов образовательного, научного и культурного характера и Протокола к нему» и «Методическими рекомендациями по реализации таможенными органами указания ГТК РФ от 17.03.99 № 01-15/8613» определен порядок предоставления льготы и перечень товаров, при ввозе которых она может быть получена.

Для получения льготы при ввозе бумаги и картона необходимо направить запрос в Министерство РФ по делам печати на предмет получения Подтверждения о соответствии издания критериям, указанным в Соглашении и Протоколе. Данное Подтверждение принимается таможенным органом, а в случае наличия сомнений он имеет право дополнительно проверить — подпадает ли ваше издание под действие Соглашения или нет.

Как правило, процедура получения Подтверждения, и дальнейшее принятие его таможенным органом может затянуться не на одну неделю.

Автор благодарит Олега Докина («Модо Пейпер») за помощь при подготовке этого материала.


«Содружество Бумажных Оптовиков» (СБО): цифры и факты

СБО создано в августе 1998 г. В организацию вошли лидеры российского бумажного рынка компании «Александр Браун», «Берег», «Дубль В», «Комус» и «Регент».

По оценкам СБО, его членам принадлежит не менее 80% доли рынка мелованной бумаги, не менее 80% рынка этикеточной бумаги, не менее 50% рынка импортного упаковочного картона и практически 100% рынка дизайнерской бумаги.

Источник: СБО.

Архив журналов в свободном доступе.

На ту же тему:
  • От листов к применениям

    В январе 2018 г. Ирина Романенко назначена исполняющей обязанности директора департамента дистрибуции бумаги и расходных материалов «Xerox Евразия». Тогда же департамент подвёл итоги 2017 г.: вырос объём продаж на всех ключевых направлениях, компания заняла более трети российского рынка материалов для цифровой печати.

     

  • Форум 2.0: будущее полиграфии — в автоматизации

    Полиграфисты собрались 9 февраля в парк-отеле Tulip Inn Sofrino, расположенном в одном из самых красивых мест Подмосковья, на Второй всероссийский полиграфический форум, чтобы обсудить, какой будет полиграфия будущего.

     

  • ТЕСТ: Насколько хорошо вы разбираетесь в бумаге?

    Редакция Publish совместно с партнёром — MONDI PRINT CLUB — разработала тест, в котором мы предлагаем проверить ваши знания в области бумаги и подготовиться к вступлению в закрытый Клуб полиграфистов.

  • ТЕСТ: Как выбрать бумагу для цифровой печати или Почему что-то пошло не так...

    Редакция Publish совместно с партнёром — Xerox — разработала тест, в котором мы предлагаем проверить ваши знания в области бумаги для цифровой печати и её воздействия на качество.

  • Бумага UPM DIGI: выразительность самого белого
     

    Цена бумаги — значительная часть стоимости заказа. Можно ли сэкономить, взяв для цифровой печати обычную бумагу, или стоит потратиться на цифровую? Ответ на этот вопрос получили участники встречи «Соцветие UPM DIGI: выразительность белого».

     

  • Многомерность бумаги
     

    При всей кажущейся простоте и «плоскости» бумага на самом деле — сложная, многомерная вещь, способная вызывать у людей сильные эмоции.  И на организованной 5 апреля компанией «Берег» в Москве презентации «Бумага и чувства» владелец фабрики Gmund — харизматичный Флориан Колер — это убедительно доказал.

     


comments powered by Disqus