2014.12.051514 прочтений

Трансформация: 20 лет спустя

Теги: От редактора Широкоформатная печать Эксклюзив


Примерно за пару десятков лет активного развития широкоформатной струйной печати мы стали свидетелями её проникновения в новые области применения. История творилась буквально на наших глазах! Помнится, году эдак в 95-м наблюдал на «Полиграфинтере» настольный Espon Stylus Color с сумасшедшим по тем временам разрешением печати 720 dpi. Ещё не «испорченный» впечатлениями от скорости и качества печати настоящей полиграфической техники — офсетной — я поражался яркости цветов и простоте получения отпечатков из маленького аппаратика прямо на столе. Умудрённые годами полиграфисты только ухмылялись, проходя мимо, и, вероятно, думали про себя: «Этим игрушкам никогда не стать настоящими промышленными аппаратами». Печатали тогда настольные «струйники» медленно, дорого, а на обычной бумаге — ещё и с совершенно неприемлемым качеством.

В том же 95-м HP, ещё с 70-х годов занимавшаяся выпуском перьевых плоттеров, закончила разработку первого широкоформатного струйного принтера DesignJet. Так эти аппараты начали завоёвывать мир, начиная с конструкторских и архитектурных бюро. Всего за несколько лет большие струйники полностью вытеснили перьевые и не успевшие особенно распространиться электростатические плоттеры и теперь делят эти рынки только с высокопроизводительными электрографическими аппаратами. Но там же в HP уже пообещали, что продлится это недолго — на пороге технология HP PageWide, способная соперничать по скорости с самыми быстрыми тонерными инженерными системами. Сейчас HP продолжает доминировать на рынке струйных широкоформатных инженерных принтеров, фактически конкурируя только с Epson и Canon.

Чуть раньше, в 1989 г., на рынке появился первый широкоформатный струйный фотопринтер от Iris Graphics — модель 3047. Долгое время это направление не особенно развивалось, пока за него всерьёз на взялась всё та же большая тройка — HP, Epson и Canon. Эти компании начали выпускать принтеры со всё большим количеством цветов — 6, 8, 10 и даже 12. Капли стали меньше, механика — точнее, цветовой охват — шире. Качество печати стало удовлетворять самых взыскательных фотографов, для которых многие десятки лет до этого момента существовал только один эталон — традиционный «мокрый» процесс. А начавшийся с конца 90-х постепенный переход на более стойкие пигментные чернила ещё больше добавил очков «струйникам» в глазах профессионалов — теперь их шедевры могли храниться десятки лет. Во многих фотостудиях сейчас хороший широкоформатный фотопринтер — единственный инструмент, на котором печатают снимки любых форматов.

Интересно, что в том же 1995 г. ещё одна японская компания Roland DG представила миру первый плоттер/каттер для винила — PNC-5000, а ещё через год вывела на рынок струйную щирокоформатную версию принтера/каттера Cammjet CJ-60. Появление подобных инструментов вызвало огромный энтузиазм на рекламном рынке. Сольвентные и экосольвентные чернила, под которые начали также выпускать свои модели Mimaki и Mutoh, существенно расширили ассортимент доступных материалов — а именно этого и ждали рекламщики.

Начало 90-х — это ещё и время, когда появились первые сверхширокоформатные принтеры. У истоков стояли Matan Digital Printing, VUTEk и SignTech, а начиналось всё с моделей, где капли из сопел выбрасывались потоком воздуха и наносились на материалы с разрешением в десятки точек на дюйм. Зато удавалось за один прогон получать «картинки» шириной в несколько метров. Современные модели в «гранд»-формате способны создавать точки, едва различимые человеческим глазом со скоростями в сотни «квадратов» в час. И теперь именно струйные машины доминируют на рынке наружной рекламы, оставляя на долю трафаретной и крупноформатной офсетной печати лишь единицы процентов от огромного рыночного пирога…

Почему я вспомнил об этих примерах? Во-первых, чтобы напомнить — ничто не вечно. Любая перспективная технология, которая в процессе своего развития демонстрирует явные преимущества над давно устоявшимися стандартами, рано или поздно сама превратится в новый стандарт. Во-вторых, возможности новых технологий требуют постоянного переосмысления привычных методов и способов работы. И это именно то, о чём маркетологи производителей цифровой печатной техники регулярно твердят на презентациях, говоря о цифровой трансформации…

 

Архив журналов в свободном доступе.

Купить номер с этой статьей в pdf

На ту же тему:
  • Будничные достижения

    Тема этого номера — «Достижения года». В заглавной статье мы попросили представителей производителей и поставщиков рассказать о том, что они считают своими достижениями в ушедшем году. В опросе номера о своих победах рассказывают типографии. В статье «Итоги 2018 года в полиграфии» мы вспоминаем о самых важных событиях для нашей индустрии, произошедших в России и мире. Пожалуй, и нам стоит рассказать о том, чего удалось добиться за год небольшой редакции Publish.

     

  • Перемены широкоформатного ландшафта

    Сектор широкоформатной печати, который уже много лет опирается преимущественно на цифровые технологии, не высечен в камне. В нём регулярно происходят перемены. Какие-то из них обусловлены «внешним» влиянием, другие определяются изменениями в технологиях. И всё происходящее имеет прямое отношение к деятельности рекламно-производственных компаний и типографий, использующих оборудование для широкоформатной печати. Ведь всё то, что вы покупаете, должно служить и окупаться не один год. А значит, всегда существует риск, что ставка будет сделана не на ту «лошадь»…

     

  • Струйное будущее печати

    Новейшая история полиграфии — в части, касающейся развития струйной технологии, — неплохо документирована, но некоторые факты в ней уже слегка позабыты. Например, первый патент на печатающую головку с непрерывным истечением чернил якобы был выдан Вильяму Томпсону ещё в 1867 г. Понятно, что тогда не шла речь о физическом воплощении принтера на основе этой технологии, и первую модель с непрерывным истечением чернил выпустила… Siemens только в 1951 г. Но в следующие 30 лет, до появления импульсных технологий — термо- и пьезоструйной, вряд ли кто-то всерьёз считал, что струйные устройства смогут стать базой для настоящих полиграфических машин.

     

  • На пути к этикеточному чёрному ящику

    Судя по ответам в нашем традиционном опросе на сайте, общее направление движения к «цифре» для большинства руководителей флексотипографий — дело решённое. Конечно, мы ставили гораздо более узкий вопрос, чем заявленная тема номера по итогам нашей конференции «Цифровая трансформация во флексотипографии». Мы предлагали только высказать мнение на тему «Стоит ли внедрять цифровую печать во флексотипографии?», не касаясь перехода на цифровые техпроцессы и послепечать.

     

  • Бублик автоматизации и другие вкусности

    Продолжаем заботиться об удовлетворении интеллектуального голода наших читателей. По заветам всех бабушек особое внимание уделяем мучному. Да, мы в курсе, что десерт подаётся последним и к чаю, но в нашем случае сладкое оказалось темой номера. Не спрашивайте, почему на обложке бублик. Так тему автоматизации интерпретировало причудливое воображение одного из дизайнеров прекрасной студии Tomatdesign. Наш вариант объяснения — это метафора идеальной (но недостижимой) автоматизации, охватывающей все аспекты деятельности типографии. Не только на 360° по окружности, но ещё замыкающейся в трёхмерную фигуру — тор. Впрочем, вы можете придумать и собственное объяснение…

     

  • Зачем нам рекорды?

    Когда мы готовили тему номера, казалось, что собрать в неё достаточное количество рекордов, имеющих отношение к полиграфии, будет сложно. Ведь у нас — индустрия, а не спорт, сама суть которого заключается в достижении всё новых и новых рекордов. Однако это оказалось совсем не так. Причём некоторые рекорды по разным причинам даже не попали в статью.

     


comments powered by Disqus