2004.11.03, Автор: Игорь Терентьев2432 прочтений

Минус педаль и рычаг

Теги: От редактора От редактора Publish

Водить машину я учился давно - лет 20 назад, ещё в школе. Помню, труднее всего давались повороты на перекрёстках - инструктор жутко раздражался, если я буквально в первые секунды манёвра не успевал переключиться на вторую.

Терентьев Игорь Водить машину я учился давно — лет 20 назад, ещё в школе. Помню, труднее всего давались повороты на перекрёстках — инструктор жутко раздражался, если я буквально в первые секунды манёвра не успевал переключиться на вторую. Конечно, с непривычки попасть рычагом в нужную точку раздолбанной коробки передач на учебном «УАЗике», да ещё не кося глазом (а как ещё не промахнуться?) и не отвлекаясь от дороги (страшно ведь — машины кругом), было делом почти невозможным. Так что успешно полученные права существенно преуменьшали степень опасности на дороге от меня в качестве водителя для окружающих.

С тех пор за руль я не садился, если не считать две-три неспешных поездки на дачу на отцовской «копейке». Следующий серьёзный опыт вождения пришёлся на текущий год — машину взял не новую (чтобы в случае чего не было мучительно жаль потраченного), но чистокровную, то бишь праворульную, «японку» (они славятся исключительной надёжностью), естественно, с автоматической коробкой передач. Уже с конца прошлого века в стране восходящего солнца практически не выпускают автомобилей с «механикой». Во всяком случае, для внутреннего потребления…

Коллеги, узнав о моём выборе, сильно сомневались: «Первая машина, да ещё с правым рулём…» В общем, не одобряли. Помня об уроках вождения и наблюдая со стороны пугающее устройство московского трафика, я собирался договориться со спецом о нескольких уроках на моей машине для восстановления водительских навыков. С такими мыслями мы (друг за рулём) приехали в ГИБДД — машинку на учёт ставить. После завершения мытарств в этом славном учреждении, собравшись назад и с духом, я решил рискнуть и сел за руль. С тех пор (меньше чем за месяц машина прошла первую тысячу) мыслей о том, что нужны какие-то дополнительные занятия, не возникает — настолько велика разница между управлением автомашины с «механикой» и «автоматом». Фактически, сразу забываешь о рычаге коробки до конца поездки, а педалей всего две! Посему, можно полностью сосредоточиться на контроле дорожной обстановки, не отвлекаясь на сугубо механические операции управления (типа переключения передач), которые иные водители вынуждены выполнять по сотне раз в день. Не случайно многие женщины, которым особенно тяжело давалось обучение на обычной «десятке» именно в силу необходимости параллельно выполнять несколько действий, потом отлично (главное, безаварийно) справляются с «автоматизированной» машиной.

Суть автоматизации в любых сферах, в т. ч. и в полиграфии, — избавить человека от рутины, ускорить выполнение задач. Иногда достаточно перепоручить автомату одну-две операции — и получаешь кардинальный выигрыш в производительности и удобстве работы. С этой точки зрения ближайший аналог автомобильной коробки-автомата на современных офсетных машинах — DI-технология. Если приходится часто «переключать передачи» — переходить с заказа на заказ, — DI-машина даст существенный выигрыш во времени и позволит обойтись меньшим количеством печатников. К тому же, она проще в обслуживании: неспроста поставщики DI-техники в числе наиболее перспективных клиентов называют начинающих — компании, пока ещё не располагающие собственными печатными мощностями (рекламные агентства, сервисные бюро) либо имеющие опыт работы только с ЦПМ.

Впрочем, «суперавтоматы», коими являются DI-машины, не очень популярны в России из-за своей дороговизны, да и специализированные расходники (формные материалы, а иногда и краски сухого офсета) «кусаются». Гораздо привлекательнее опции автоматизации, всё чаще встречающиеся в стандартных конфигурациях современной офсетной техники. Придумано их великое множество: автозагрузка форм, системы смывки красочных аппаратов и форм, предварительная настройка красочных зон и т. п. Некоторые уже стали привычными для наших печатников, другие ещё ждут своего часа. Однако тенденция очевидна — ваша следующая машина обязательно будет более автоматизирована. Просто потому, что это единственный практичный способ не завязнуть в пробках на полиграфических дорогах…

Архив журналов в свободном доступе.

На ту же тему:
  • Без повторов

    Этот номер посвящён цифровой упаковке и этикетке. Важными движущими силами этого рынка являются персонализация и вариативность. И мы подумали, почему бы не продемонстрировать это на примере обложки номера, являющейся нашей упаковкой в глазах читателей. Пусть каждая обложка будет вариативной и уникальной. Задумано — сделано. В этом сложном проекте объединили свои усилия несколько компаний и много людей.

     

  • Будничные достижения

    Тема этого номера — «Достижения года». В заглавной статье мы попросили представителей производителей и поставщиков рассказать о том, что они считают своими достижениями в ушедшем году. В опросе номера о своих победах рассказывают типографии. В статье «Итоги 2018 года в полиграфии» мы вспоминаем о самых важных событиях для нашей индустрии, произошедших в России и мире. Пожалуй, и нам стоит рассказать о том, чего удалось добиться за год небольшой редакции Publish.

     

  • Перемены широкоформатного ландшафта

    Сектор широкоформатной печати, который уже много лет опирается преимущественно на цифровые технологии, не высечен в камне. В нём регулярно происходят перемены. Какие-то из них обусловлены «внешним» влиянием, другие определяются изменениями в технологиях. И всё происходящее имеет прямое отношение к деятельности рекламно-производственных компаний и типографий, использующих оборудование для широкоформатной печати. Ведь всё то, что вы покупаете, должно служить и окупаться не один год. А значит, всегда существует риск, что ставка будет сделана не на ту «лошадь»…

     

  • Струйное будущее печати

    Новейшая история полиграфии — в части, касающейся развития струйной технологии, — неплохо документирована, но некоторые факты в ней уже слегка позабыты. Например, первый патент на печатающую головку с непрерывным истечением чернил якобы был выдан Вильяму Томпсону ещё в 1867 г. Понятно, что тогда не шла речь о физическом воплощении принтера на основе этой технологии, и первую модель с непрерывным истечением чернил выпустила… Siemens только в 1951 г. Но в следующие 30 лет, до появления импульсных технологий — термо- и пьезоструйной, вряд ли кто-то всерьёз считал, что струйные устройства смогут стать базой для настоящих полиграфических машин.

     

  • На пути к этикеточному чёрному ящику

    Судя по ответам в нашем традиционном опросе на сайте, общее направление движения к «цифре» для большинства руководителей флексотипографий — дело решённое. Конечно, мы ставили гораздо более узкий вопрос, чем заявленная тема номера по итогам нашей конференции «Цифровая трансформация во флексотипографии». Мы предлагали только высказать мнение на тему «Стоит ли внедрять цифровую печать во флексотипографии?», не касаясь перехода на цифровые техпроцессы и послепечать.

     

  • Бублик автоматизации и другие вкусности

    Продолжаем заботиться об удовлетворении интеллектуального голода наших читателей. По заветам всех бабушек особое внимание уделяем мучному. Да, мы в курсе, что десерт подаётся последним и к чаю, но в нашем случае сладкое оказалось темой номера. Не спрашивайте, почему на обложке бублик. Так тему автоматизации интерпретировало причудливое воображение одного из дизайнеров прекрасной студии Tomatdesign. Наш вариант объяснения — это метафора идеальной (но недостижимой) автоматизации, охватывающей все аспекты деятельности типографии. Не только на 360° по окружности, но ещё замыкающейся в трёхмерную фигуру — тор. Впрочем, вы можете придумать и собственное объяснение…

     


comments powered by Disqus