2004.07.30, Автор: Игорь Терентьев2453 прочтений

Накопилось, или Интервью с самим собой

Теги: От редактора От редактора Publish

Есть вопросы, ответы на которые я давно выучил наизусть. И сами вопросы могу продолжить после первых слов, почти как в игре "Угадай мелодию". Потому что задают их мне не то чтобы часто, но регулярно. А значит - накопилось.

Терентьев Игорь Есть вопросы, ответы на которые я давно выучил наизусть. И сами вопросы могу продолжить после первых слов, почти как в игре «Угадай мелодию». Потому что задают их мне не то чтобы часто, но регулярно. А значит — накопилось. Лучше ещё разок напрячься, спросить самого себя, бойко ответить на «пятёрку», но сразу всем, и бегом дальше — заниматься более интересными вещами.

Для кого вообще делается Publish? Не слишком ли широк круг освещаемых тем?

В далёком 96-м Publish начал выходить как русскоязычная лицензия одноимённого американского журнала, занимавшего тогда первое место среди изданий для специалистов по допечатной подготовке, — его 100-тысячный тираж выглядел очень солидно даже для Америки. Но мы с самого первого номера считали, что российский Publish может и должен иметь собственное лицо, во всех отношениях — от обложки и перечня рубрик до содержания и целевой аудитории.

Поэтому и решили: мы будем делать журнал для людей, пришедших в издательское дело и полиграфию в 90-е годы из смежных отраслей. На первый взгляд эта концепция кажется неочевидной, но она всё объясняет. Вначале с ней идеально сочетались практически все материалы сугубо «препрессного» американского Publish: ведь именно на волнах DTP-революции в издательское дело хлынули люди, отчаянно нуждавшиеся в изложенной человеческим языком информации о новой для них сфере деятельности.

А вскоре в России появилась настоящая рыночная полиграфическая отрасль, в формировании которой «пришлые» играли далеко не последнюю роль. Они строили собственные типографии, вместе с ними росли и мы — расширяли перечень тем, начали освещать актуальные вопросы печати и послепечатной обработки.

За это время многое изменилось — увы, был закрыт американский Publish, но мы остались, сформировали собственный круг интересных авторов, открыли новые рубрики и, главное, приобрели новых читателей.

Зачем вам лицензии иностранных журналов — у нас ведь своя, российская специфика?

Да, мы продолжаем покупать и публиковать переводные статьи. Сейчас — из журналов «Американский печатник» и «Мир красок». Просто мы отбираем для вас самое «вкусное» — обзорные статьи, отражающие передовые технологические тенденции, которые неминуемо доберутся и до нас. Иногда — даже быстрее, чем это можно представить. А нашу специфику стараемся учитывать даже при публикации переводных материалов — предлагая комментировать их опытным и авторитетным специалистам из российских компаний.

А как насчёт «заказухи» и чёрного пиара, небось, балуетесь?

Категорически нет. Мы жёстко разделяем редакционную и рекламную составляющие (поверьте, это очень непросто) — читатель всегда должен точно знать, где ему предлагается объективная оценка независимого автора, а где — замаскированный под неё маркетинговый посыл представителя поставщика оборудования, исполняющего свой служебный долг. Именно поэтому авторы наших статей — либо сотрудники редакции, либо люди, незаинтересованные в продвижении каких-то продуктов и решений. Исключения бывают, но их немного — обычно такие публикации попадают в рубрику «Форум» (если тема остра и актуальна), в уже упомянутые выше комментарии к переводным статьям или рассказы о полезных результатах технологических экспериментов, не затрагивающих чьих-то коммерческих интересов.

У вас интересный стиль обложек. Кто их придумывает и рисует?

Честно говоря, нет у нас стиля обложек. Точнее — мы не прикладываем каких-то специальных усилий к тому, чтобы обложки выполнялись в едином стиле. Конечно, есть разработанные Валерием Голыженковым, теперь уже привычные логотип и сетка. Всё остальное — плоды богатого воображения и таланта многих и многих хороших людей.

В первый же год существования журнала мы придумали программу, целью которой было помочь выйти на орбиту талантливым, но пока ещё малоизвестным дизайнерам. Суть проста: мы предоставляем дизайнеру или дизайн-студии четыре полосы в журнале для размещения портфолио и просим нарисовать обложку на заданную тему. Программа абсолютно некоммерческая — никто никому ничего не платит. За это время обложки для Publish рисовали около полусотни дизайн-студий. Некоторые приходят снова — видимо, им нравится с нами работать… А мы не отказываем — если в Publish «зажигают», значит, это кому-нибудь нужно!

Архив журналов в свободном доступе.

На ту же тему:
  • На пути к этикеточному чёрному ящику

    Судя по ответам в нашем традиционном опросе на сайте, общее направление движения к «цифре» для большинства руководителей флексотипографий — дело решённое. Конечно, мы ставили гораздо более узкий вопрос, чем заявленная тема номера по итогам нашей конференции «Цифровая трансформация во флексотипографии». Мы предлагали только высказать мнение на тему «Стоит ли внедрять цифровую печать во флексотипографии?», не касаясь перехода на цифровые техпроцессы и послепечать.

     

  • Бублик автоматизации и другие вкусности

    Продолжаем заботиться об удовлетворении интеллектуального голода наших читателей. По заветам всех бабушек особое внимание уделяем мучному. Да, мы в курсе, что десерт подаётся последним и к чаю, но в нашем случае сладкое оказалось темой номера. Не спрашивайте, почему на обложке бублик. Так тему автоматизации интерпретировало причудливое воображение одного из дизайнеров прекрасной студии Tomatdesign. Наш вариант объяснения — это метафора идеальной (но недостижимой) автоматизации, охватывающей все аспекты деятельности типографии. Не только на 360° по окружности, но ещё замыкающейся в трёхмерную фигуру — тор. Впрочем, вы можете придумать и собственное объяснение…

     

  • Зачем нам рекорды?

    Когда мы готовили тему номера, казалось, что собрать в неё достаточное количество рекордов, имеющих отношение к полиграфии, будет сложно. Ведь у нас — индустрия, а не спорт, сама суть которого заключается в достижении всё новых и новых рекордов. Однако это оказалось совсем не так. Причём некоторые рекорды по разным причинам даже не попали в статью.

     

  • Точки оцифровки

    В процессе подготовки к нашим конференциям на общую тему цифровой трансформации, но для разных аудиторий — офсетных и флексографских типографий — я обращал больше внимания на то, как полиграфисты, не относящие себя к «цифровикам», на самом деле уже давно и много пользуются преимуществами цифровых технологий. Да, безусловно, цифровая печать находится в сердце цифровой трансформации отрасли. Однако цифровые технологии уже пронизывают полиграфию сверху донизу. Причём даже на предприятиях, которые не особенно торопятся в цифровую эпоху, точек цифровизации — множество!

     

  • Путеводитель по широкому формату

    Тема номера — FESPA 2018. Эта выставка, когда-то бывшая нишевой и нацеленной на специальные виды печати — трафаретную, тампонную и др., вместе с индустрией пережила успешную цифровую трансформацию и активно растёт. Теперь основу её экспозиции составляют широкоформатные принтеры, а также необходимые для их нормального функционирования решения — от RIP и полномасштабных систем автоматизации до послепечатного оборудования, запечатываемых материалов и чернил.

     

  • Самая личная полиграфия

    Четверть века назад, когда миру были представлены первые цифровые печатные машины, одной из главных сфер их будущего применения была заявлена персонализированная печать. Это было вполне разумно, ведь именно способность «цифры» свободно менять содержание каждого отпечатанного экземпляра являлась неоспоримым преимуществом новой технологии по сравнению с привычными аналоговыми способами печати, «отягощёнными» формными процессами.

     


comments powered by Disqus