2004.03.15, Автор: Игорь Терентьев2217 прочтений

НА ЧТО жалуетесь?

Теги: От редактора От редактора Publish

Однажды я лечил зубы у необычного стоматолога. Он всё делал намного дольше и тщательнее, чем его коллеги, с которыми мне доводилось встречаться раньше. Примерно половину трёхчасового сеанса "общения" посвятил подробнейшему описанию...

Терентьев Игорь

Дождаться хорошего врача, купить лекарства…
Но можно этого и не делать. Если вас не интересует результат.

М. Жванецкий

Однажды я лечил зубы у необычного стоматолога. Он всё делал намного дольше и тщательнее, чем его коллеги, с которыми мне доводилось встречаться раньше. Примерно половину трёхчасового сеанса «общения» посвятил подробнейшему описанию стоматологического техпроцесса с учётом особенностей моего случая (хотя мне он представлялся самым что ни на есть банальным — обыкновенный больной зуб). Оказалось, что даже к такой задаче можно подойти совершенно по-разному и получить кардинально отличающиеся результаты: от все« готово, следующий!» до ближайшие« десять лет зуб вас не побеспокоит». В общем, я бы остался доволен, если бы вторую часть монолога не составил экскурс на тему Как« жить правильно», не имеющий никакого отношения к стоматологии. Но это уже совсем другая история…

Забавный случай навёл меня на мысль: насколько близки, оказывается, взаимоотношения заказчика и исполнителя в медицине и полиграфии. Судите сами: размещая заказ, вы ещё не знаете, с каким качеством он будет выполнен (как будет вылечен зуб). Естественно, в типографии вам продемонстрируют лучшие образцы своих работ (вспомните белозубых красоток в рекламе) и не станут рассказывать о неудачах. Выбирая исполнителя, все заказчики склонны доверять собственному опыту и мнениям коллег-знакомых. А какие ещё могут быть заслуживающие доверия источники информации о столь тонких материях, как здоровье и печатная продукция, особенно если она у вас хоть в чём-то нестандартна?

Наконец, вы остановили выбор на подходящей типографии и пришли разместить свой нетривиальный заказ. Принт-менеджер долго и внимательно выслушивает вас, задавая наводящие вопросы (совсем как на приёме у врача), а потом оглашает диагноз и курс лечения — готовит спецификацию заказа на печать. Увы, ни диагноз, ни спецификация не гарантируют, что на выходе вы получите то, что заказывали, в оговоренный срок и с должным вас качеством. Естественно, предвидя сложности, вы стремитесь сами контролировать процесс — проситесь в цех, на печать. А какому врачу понравится, если за его операцией будут наблюдать посторонние, да ещё близкие родственники больного? Поэтому принт-менеджер соглашается, скрепя сердце и закладывая в заказ большие, чем обычно, расходы на бумагу и краску — он видел жизнь.

Но и присутствие представителя заказчика тоже не гарантирует нужного результата. Печать закончена, а лак не« ложится»! Оттиски безнадёжно загублены. И вот собирается врачебный« консилиум» — призываются все местные авторитеты: от снабженца и главного технолога до начальников печатного и послепечатного производств. Скорбно осматривают тело« усопшего», пытаясь найти причину, — подвела ли бумага, или краска не сочетается с лаком, или неверно подобран режим работы оборудования… Иногда всё заканчивается благополучно — причина проблемы найдена и устранена, заказ выполнен. Но бывает, что медицина« бессильна» — особенно, если беда случилась где-то на стадии выбора материалов, а вскрылась лишь на этапе переплётных процессов, когда напечатан весь тираж. И хотя ошибка печатника обычно не вызывает столь фатальных последствий, как врачебная, нам с вами от этого не легче.

Впрочем, типографиям тоже хватает причин попенять на клиентов — то не явятся вовремя на приём (опоздают со сдачей материалов), то перепутают рецепты (понаделают замысловатых ошибок в макетах), то сэкономят на лекарствах (позарятся на дешёвые, но непроверенные расходники и принудят типографию их взять). И сами сорвут весь тщательно продуманный курс лечения.

Я не знаю всего содержания знаменитой клятвы Гиппократа, но думаю, что её главный и самый важный постулат — не« навреди». Врачу строго-настрого предписывается делать только те действия, которые ни при каких обстоятельствах не могут повредить больному. Чего и нам всем желаю…

Архив журналов в свободном доступе.

На ту же тему:
  • Струйное будущее печати

    Новейшая история полиграфии — в части, касающейся развития струйной технологии, — неплохо документирована, но некоторые факты в ней уже слегка позабыты. Например, первый патент на печатающую головку с непрерывным истечением чернил якобы был выдан Вильяму Томпсону ещё в 1867 г. Понятно, что тогда не шла речь о физическом воплощении принтера на основе этой технологии, и первую модель с непрерывным истечением чернил выпустила… Siemens только в 1951 г. Но в следующие 30 лет, до появления импульсных технологий — термо- и пьезоструйной, вряд ли кто-то всерьёз считал, что струйные устройства смогут стать базой для настоящих полиграфических машин.

     

  • На пути к этикеточному чёрному ящику

    Судя по ответам в нашем традиционном опросе на сайте, общее направление движения к «цифре» для большинства руководителей флексотипографий — дело решённое. Конечно, мы ставили гораздо более узкий вопрос, чем заявленная тема номера по итогам нашей конференции «Цифровая трансформация во флексотипографии». Мы предлагали только высказать мнение на тему «Стоит ли внедрять цифровую печать во флексотипографии?», не касаясь перехода на цифровые техпроцессы и послепечать.

     

  • Бублик автоматизации и другие вкусности

    Продолжаем заботиться об удовлетворении интеллектуального голода наших читателей. По заветам всех бабушек особое внимание уделяем мучному. Да, мы в курсе, что десерт подаётся последним и к чаю, но в нашем случае сладкое оказалось темой номера. Не спрашивайте, почему на обложке бублик. Так тему автоматизации интерпретировало причудливое воображение одного из дизайнеров прекрасной студии Tomatdesign. Наш вариант объяснения — это метафора идеальной (но недостижимой) автоматизации, охватывающей все аспекты деятельности типографии. Не только на 360° по окружности, но ещё замыкающейся в трёхмерную фигуру — тор. Впрочем, вы можете придумать и собственное объяснение…

     

  • Зачем нам рекорды?

    Когда мы готовили тему номера, казалось, что собрать в неё достаточное количество рекордов, имеющих отношение к полиграфии, будет сложно. Ведь у нас — индустрия, а не спорт, сама суть которого заключается в достижении всё новых и новых рекордов. Однако это оказалось совсем не так. Причём некоторые рекорды по разным причинам даже не попали в статью.

     

  • Точки оцифровки

    В процессе подготовки к нашим конференциям на общую тему цифровой трансформации, но для разных аудиторий — офсетных и флексографских типографий — я обращал больше внимания на то, как полиграфисты, не относящие себя к «цифровикам», на самом деле уже давно и много пользуются преимуществами цифровых технологий. Да, безусловно, цифровая печать находится в сердце цифровой трансформации отрасли. Однако цифровые технологии уже пронизывают полиграфию сверху донизу. Причём даже на предприятиях, которые не особенно торопятся в цифровую эпоху, точек цифровизации — множество!

     

  • Путеводитель по широкому формату

    Тема номера — FESPA 2018. Эта выставка, когда-то бывшая нишевой и нацеленной на специальные виды печати — трафаретную, тампонную и др., вместе с индустрией пережила успешную цифровую трансформацию и активно растёт. Теперь основу её экспозиции составляют широкоформатные принтеры, а также необходимые для их нормального функционирования решения — от RIP и полномасштабных систем автоматизации до послепечатного оборудования, запечатываемых материалов и чернил.

     


comments powered by Disqus