2002.10.11, Автор: Олег Гурулев1649 прочтений

Заказчик не прав! Хотя не всегда...

Теги: Форум Publish

Я о своем, о наболевшем: о типографии и заказчиках, об их простых и таких сложных взаимоотношениях. Этот конфликт был всегда, менялись лишь регулярность и интенсивность. Сегодня его лучше назвать недопониманием, как правило - обоюдоострым.

Крошка сын к отцу пришел,
и спросила кроха:
— Что такое хорошо
и что такое плохо?

В. В. Маяковский

Ну что ж, устами младенца... И действительно, отрадно видеть умного младенца, задающего умные вопросы. По сути, его интересуют критерии оценки качества. Что — хорошо и что — плохо, и где та грань, за которой одно переходит в другое. Радостно за ребенка и совсем горестно за взрослых: ну почему они не задают себе подобных вопросов? Я о своем, о наболевшем: о типографии и заказчиках, об их простых и таких сложных взаимоотношениях.

Этот конфликт был всегда, менялись лишь регулярность и интенсивность. Сегодня его лучше назвать недопониманием, как правило — обоюдоострым. Основная причина — далеко не лучшее для полиграфии предыдущее десятилетие. Ушло много опытных специалистов, пришло много новых (и часто непрофессионалов), особенно в допечатных процессах. Появились разные курсы, где за сорок часов готовят «специалистов» (печатников, сканировщиков, верстальщиков и проч.). Со стороны полиграфия стала казаться чем-то простым и прозрачным. И действительно, у нас же компьютеры, которые все могут! Нажал кнопку — файл, нажал еще — пленочка, нажал снова — оттиск. Но вдруг оказывается, что результат далек от предполагаемого. Кривятся лица и ищутся виновные. И конечно, в первую очередь виновата типография. На следующий тираж присылается некий представитель издательства. На вопрос, как он собирается контролировать процесс печати и по каким параметрам, часто можно услышать, что технические параметры и не нужны. А что надо — представитель так увидит. И он смело берется руководить процессом, требуя «добавить зеленой краски» при стандартной печати. Ситуация узнаваема — так или почти так происходит часто. Кто прав? В действительности правы обе стороны. Но каждая по-своему.

Заказчик прав в том, что ему не нужен продукт иного качества, чем то, которое он ожидал. При этом не берется в расчет, что качество складывается из множества факторов, на 90% относящихся к слабо контролируемым допечатным процессам.

Это разумный дизайн, учитывающий технологию, реальные технические возможности предприятия и специфику выбранных материалов. Это правильная верстка, предполагающая, что любой отход от стандарта (в т. ч. и задаваемого программами верстки) возможен только при точном знании требуемого результата; что есть разница между обрезным и дообрезным форматом; что «чистая» верстка и выводится быстро, и проверяется легко. Это правильное сканирование и цветоделение, где «черный» — это не 400% всех красок в сумме, где небо синее, а лица не похожи на монстров из фильмов ужасов. Это и пленки, которые копируются на форму, совмещаются и не «муарят». Что, стоя у печатной машины, «смотрящий» часто не определяет качество печати, а глядит на картинки, пытаясь исправить ошибки препресса, грубо насилуя печатный процесс и свято веря в собственную правоту.

Типография тоже права, так как сделала то, что смогла. При этом не берется в расчет, что имеются несовмещение красок, «разнотоница», плохая фальцовка, «раскол» и прочее. Вот и прекрасно, вот и договорились! Остается извечный вопрос: что делать?

Выход есть. Относительно простой, но, главное, надежный. Необходим инструмент в виде документа, описывающего критерии оценки качества, с учетом специфики производства, состояния оборудования и используемых материалов. Полученные параметры описывают полуфабрикат либо готовую продукцию. По ним (и только по ним) определяется качество, которое, по сути, представляет собой допустимый диапазон отклонений от установленных технических параметров на предприятии. Тогда взаимные претензии могут предъявляться только при несоблюдении описанных обязательств.

Например, печать. Ее качество оценивается по шкалам оперативного контроля. По ним можно определить качество копировального процесса, равномерность подачи краски, баланс по серому, отсутствие скольжения, двоения и пр. По совокупности данных параметров можно точно оценить уровень качества печатного процесса. А не на глазок, по «картинке»! При этом печатник должен откликнуться на пожелания заказчика и изменить толщину красочного слоя по зонам, но не более допустимой величины, принятой в типографии.

Выработанный документ накладывает обязательства на обе стороны. Со стороны заказчика необходимо описать параметры всех входящих материалов (файлов, пленок, оригиналов и пр.). Если договаривающиеся стороны поймут после выработки документа, что качество складывается из множества компонентов (подавляющая часть которых из допечатных процессов), а изменение любого параметра неизбежно отразится на качестве готовой продукции, то претензии во многом исчезнут. Конечно, все это возможно при взаимном интересе, уважительном отношении друг к другу и понимании возникающих проблем с обеих сторон, т. е. при определенном уровне культуры взаимоотношений.

Хотелось бы отметить трудности выработки технических параметров. Если за основу взять наши ОСТы и ГОСТы, то они частично устарели — как правило, не учитывают возможности современного оборудования и технологии. Если взять стандарты ISO, тоже требуется творческий подход.

А главное — это выработка документов, описывающих реальные возможности каждого предприятия, учитывающих возможности всех единиц основного оборудования. Это позволит, во-первых, самим типографиям оценить свой потенциал, а во-вторых, не вводить в заблуждение заказчика. Гораздо проще договориться «на берегу», а не заново переделывать заказ.

Заказчику документ поможет разобраться, что такое хорошая продукция и по каким параметрам это можно определить.

В принципе речь идет не о браке, с ним все ясно. Речь идет о разнице между ожидаемым результатом (аналоговая цветопроба — хромалин, изображение на мониторе, собственное представление и пр.) и реальным. Когда нравится, но не очень. Когда умом все понимаешь, а душа не приемлет. Когда нужно принять окончательное решение — подписывать или нет. Тогда хорошо бы понять, что не стоит ожидать факсимильной печати, где каждая часть изображения на оттиске соответствует по всем своим характеристикам оригиналу. Даже если создать психологически точное изображение, которое нас удовлетворит, для этого потребуются совсем другое время и совсем другие затраты. И способны на это очень немногие типографии в мире. А реальные, даже очень хорошие, имеют более широкий диапазон отклонений от эталона. Этот диапазон — и есть реальное качество плюс качество бумаги и пр.

А что является эталоном? Как правило, это хромалин — цветопроба, признанная в мире эталоном, на который должна ориентироваться печать.

Но хромалин — идеал, к которому мы можем приблизиться в той или иной степени. Технология его изготовления и материалы существенно отличаются от технологии изготовления печатных оттисков. Хромалин не учитывает специфические характеристики тиражной бумаги, ее белизну, цветовой тон, глянец, матовость, растискивание, способность впитывать краску. Между хромалином и печатным оттиском всегда есть разница в контрасте изображения и его цветовой насыщенности, особенно на светлых участках изображения. При изготовлении печатной формы мелкие растровые элементы в большей степени по сравнению с хромалином теряют свои геометрические размеры. Поэтому тиражный оттиск выглядит более контрастным и менее насыщенным в светах.

Эта разница — вещь постоянная, с которой приходится мириться всему полиграфическому миру. Предлагаю чаще использовать шкалы цветового охвата при определении какого-либо цветового оттенка. Точность попадания в желаемый цвет возрастет.

Любой профессионал скажет, что все это — прописные истины. Совершенно верно… кабы эти проблемы не возникали так часто и не были так остры. Корень зла один — острая нехватка профессионалов. А описанное выше — плата за то, что мы имеем. Вот и все. Дальше, если говорить подробно, получится очень большая и толстая книга. Прочитав которую, каждый будет все дописывать и дописывать.

Архив журналов в свободном доступе.

На ту же тему:
  • Возглавляя беспроцессную революцию

    18 апреля 2018 г. впервые посетивший Россию директор по международным продажам Kodak Ричард Риндо приехал в типографию «Парето-Принт» (Тверь) и вручил её директору Павлу Арсеньеву специальный полиграфический «Оскар Кодак». Подробнее о причинах такого внимания Kodak к российской типографии можно почитать здесь. Мы же воспользовались случаем и взяли у Риндо интервью, где затронули более широкий круг вопросов.

     

  • Цифровая трансформация по-немецки

    15 мая в Москве состоялся технический симпозиум «Современные тренды и инновации в печати и постпечатных технологиях: Индустрия 4.0». Немецкие производители полиграфического оборудования рассказали представителям типографий о своих инновационных решениях. В первую очередь — в секторах премиум-упаковки и отделки этикеток.

     

  • Упаковка без остановок: дорогой цифровизации

    В Heidelberg уверены — в обозримой перспективе в типографиях, выпускающих картонную упаковку, найдётся место и для офсетной, и для цифровой технологий печати. Главное, чтобы производство было эффективным и соответствовало требованиям цифровой эпохи.

     

  • Варианты будущего для типографий

    Передовые полиграфические технологии Komori и Brausse — теория и практика для представителей российских типографий. Без секретов.

     

  • Времена не выбирают: людям нужна память

    В рамках выставки «Фотофорум» 12 апреля 2018 г. в «Крокус-Экспо» состоялась панельная дискуссия о рынке фотокниг, в которой приняли участие представители компаний, их выпускающих, а также поставщики оборудования и материалов. Cреди выступавших не хватало, пожалуй, только кого-то из заказчиков, для которых все эти компании работают. Хотя дискуссия продолжалась всего час, но она вместила в себя наиболее важные вопросы — от тенденций рынка до новых проектов.

     

  • От листов к применениям

    В январе 2018 г. Ирина Романенко назначена исполняющей обязанности директора департамента дистрибуции бумаги и расходных материалов «Xerox Евразия». Тогда же департамент подвёл итоги 2017 г.: вырос объём продаж на всех ключевых направлениях, компания заняла более трети российского рынка материалов для цифровой печати.

     


comments powered by Disqus