2002.05.06, Автор: Игорь Терентьев2057 прочтений

Вечный вопрос

Теги: От редактора От редактора Publish

Не так давно мне случилось присутствовать на технологическом семинаре, посвященном управлению цветом. Почти все слушатели представляли типографии. Обсуждались проблемы управления цветом как на этапе допечатной подготовки, так и в процессе печати.

Терентьев Игорь Не так давно мне случилось присутствовать на технологическом семинаре, посвященном управлению цветом. Почти все слушатели представляли типографии. Обсуждались проблемы управления цветом как на этапе допечатной подготовки, так и в процессе печати. Большая часть времени была посвящена объективным средствам контроля — измерительным инструментам (денситометрам, спектрофотометрам и др.; подробнее см. на стр. 50) и контрольным шкалам (см. стр. 38), используемым на различных этапах технологического процесса. Когда же зашла речь о взаимоотношениях с заказчиками (а об этом — на стр. 44), оказалось, что взгляды последних на качество цветопередачи на оттисках существенно расходятся с представлениями печатников. Причем в самых тяжелых случаях эти расхождения проявляются только в момент приемки тиража, когда пахнущие свежей типографской краской отпечатки оказываются никому не нужны. «Вы бы видели, что они пытаются выдать за цветопробы!», — возмущались разгоряченные печатники. «А вы их согласились принять!», — могли бы резонно возразить отсутствующие на семинаре заказчики.

На первый взгляд, это вовсе не проблема — достаточно раз и навсегда описать требования к представляемым в типографию оригиналам, после чего гордо и сурово указывать на них всем нерадивым: «У вас пробный отпечаток с дешевого струйника? А мы принимаем только «Хромалин», так что идите и без настоящей цветопробы не возвращайтесь». И пойдут… но, скорее всего, в другую типографию. Поэтому предельно жесткий входной контроль (по принципу «принимаем только макеты в комплекте с высококачественной цветопробой») могут себе позволить лишь немногие полиграфические фирмы, обеспеченные солидными заказами от крупных компаний с мировой известностью и способные гарантировать передачу цветов с точностью, до последней запятой оговоренной в многостраничных контрактах.

Но правда жизни заключается в том, что всем остальным типографиям остается два варианта: либо отказаться от клиента, который принес «неочевидный» заказ, либо начать с ним возиться. При выборе последнего дальнейшие события тоже могут развиваться по-разному.

Можно попробовать уговорить потенциального (но не очень грамотного) клиента сдать заказ в печать без гарантии попадания в то, что он назвал цветопробой: «Мы сделаем все, что от нас зависит, но вы же понимаете — цветовой охват струйного принтера отличается от охвата, обеспечиваемого триадой на офсетной машине, поэтому…», или «Мы не уверены, что ваш принтер откалиброван правильно, поэтому…» и т. д. Скорее всего, эти доводы заказчика не убедят: «Я же вам показываю, чего хочу, и готов за это заплатить по вашему прайсу. Вы что — печатать не умеете?». И тоже будет прав. По своему.

Простейший способ договориться о цвете — по каталогу Pantone — срабатывает далеко не всегда. Как быть? Если макет принесен в электронном виде — поможет наличие в типографии собственного препресс-отдела. Можно предложить вывести цветопробу на собственном устройстве, настроенном под печатный процесс типографии. И даже если клиент не согласен за это платить дополнительно, бывает выгодно сделать пробу за свой счет — зато гарантировать себя от неприятных сюрпризов в печати и сохранить заказ (этот), а также повысить свои шансы на получение последующих. Или еще вариант, почти фантастический (или такое тоже бывает?) — помочь клиенту настроить под ваш печатный процесс его цветопробу. Что-то пока не слышал о типографиях, оказывающих подобный сервис. А жаль…

На самом деле, печатнику цветопроба не нужна. Точнее — не должна быть нужна. Не за горами то время, когда большая часть заказов будет попадать в типографию в цифровом виде (да еще и по электронным каналам) без сопровождающих цветопроб, выводиться прямо на формы и печататься. Единственный способ сохранить контроль за такими работами — нормализовать и стандартизировать все процессы, а печать выполнять исключительно по шкалам. Худо-бедно, а их в макет умеет ставить любая программа, имеющая хотя бы отдаленное отношение к допечатной подготовке. Правильность работы технологического оборудования доказывается точным воспроизведением всех элементов контрольных шкал в пределах оговоренных допусков, что проверяется достаточно просто.

Впрочем, споры о качестве на этом не закончатся…

Архив журналов в свободном доступе.

На ту же тему:
  • На пути к этикеточному чёрному ящику

    Судя по ответам в нашем традиционном опросе на сайте, общее направление движения к «цифре» для большинства руководителей флексотипографий — дело решённое. Конечно, мы ставили гораздо более узкий вопрос, чем заявленная тема номера по итогам нашей конференции «Цифровая трансформация во флексотипографии». Мы предлагали только высказать мнение на тему «Стоит ли внедрять цифровую печать во флексотипографии?», не касаясь перехода на цифровые техпроцессы и послепечать.

     

  • Бублик автоматизации и другие вкусности

    Продолжаем заботиться об удовлетворении интеллектуального голода наших читателей. По заветам всех бабушек особое внимание уделяем мучному. Да, мы в курсе, что десерт подаётся последним и к чаю, но в нашем случае сладкое оказалось темой номера. Не спрашивайте, почему на обложке бублик. Так тему автоматизации интерпретировало причудливое воображение одного из дизайнеров прекрасной студии Tomatdesign. Наш вариант объяснения — это метафора идеальной (но недостижимой) автоматизации, охватывающей все аспекты деятельности типографии. Не только на 360° по окружности, но ещё замыкающейся в трёхмерную фигуру — тор. Впрочем, вы можете придумать и собственное объяснение…

     

  • Зачем нам рекорды?

    Когда мы готовили тему номера, казалось, что собрать в неё достаточное количество рекордов, имеющих отношение к полиграфии, будет сложно. Ведь у нас — индустрия, а не спорт, сама суть которого заключается в достижении всё новых и новых рекордов. Однако это оказалось совсем не так. Причём некоторые рекорды по разным причинам даже не попали в статью.

     

  • Точки оцифровки

    В процессе подготовки к нашим конференциям на общую тему цифровой трансформации, но для разных аудиторий — офсетных и флексографских типографий — я обращал больше внимания на то, как полиграфисты, не относящие себя к «цифровикам», на самом деле уже давно и много пользуются преимуществами цифровых технологий. Да, безусловно, цифровая печать находится в сердце цифровой трансформации отрасли. Однако цифровые технологии уже пронизывают полиграфию сверху донизу. Причём даже на предприятиях, которые не особенно торопятся в цифровую эпоху, точек цифровизации — множество!

     

  • Путеводитель по широкому формату

    Тема номера — FESPA 2018. Эта выставка, когда-то бывшая нишевой и нацеленной на специальные виды печати — трафаретную, тампонную и др., вместе с индустрией пережила успешную цифровую трансформацию и активно растёт. Теперь основу её экспозиции составляют широкоформатные принтеры, а также необходимые для их нормального функционирования решения — от RIP и полномасштабных систем автоматизации до послепечатного оборудования, запечатываемых материалов и чернил.

     

  • Самая личная полиграфия

    Четверть века назад, когда миру были представлены первые цифровые печатные машины, одной из главных сфер их будущего применения была заявлена персонализированная печать. Это было вполне разумно, ведь именно способность «цифры» свободно менять содержание каждого отпечатанного экземпляра являлась неоспоримым преимуществом новой технологии по сравнению с привычными аналоговыми способами печати, «отягощёнными» формными процессами.

     


comments powered by Disqus