2000.07.19, Автор: Денис Самсонов2507 прочтений

Папа

Теги: От редактора От редактора Publish

Гутенберг первым организовал производственный процесс, позволивший получать предсказуемые и повторяемые результаты

Самсонов Денис

Гутенберг первым организовал производственный процесс, позволивший получать предсказуемые и повторяемые результаты

Дошедшие до нас сведения о его жизни отрывочны и не всегда достоверны. С этого заявления начинается каждое честное описание его биографии. Скудость информации о Гутенберге, которой мы обладаем, – лишнее подтверждение того, что величайшее изобретение в истории человечества не принесло его создателю ни особых денег, ни признания современников. Хроники тех лет заполнены сведениями о фигурах, с точки зрения современников, гораздо более значительных.

Основные источники, из которых мы черпаем свои знания о Гутенберге, – судебные архивы, которые уже в 15 веке велись в Германии со всей необходимой для этого дела тщательностью.

В кривом зеркале этих специфических источников, главным событием в биографии Гутенберга может показаться тяжба, проигранная Иоганну Фусту, его партнеру по бизнесу. Вложивший 2000 гульденов в предприятие Гутенберга, Фуст в 1455 году потребовал через суд вернуть эту сумму и причитающиеся ему проценты. Гутенберг был объявлен банкротом. По решению суда Фусту отошло все имущество типографии, включая наборный шрифт знаменитой «42-строчной» библии. Судя по всему, туда же вошел уже готовый наборный шрифт для псалтыря. Последний интересен тем, что при его печати (уже Фустом) впервые были использованы шрифты двух различных кеглей, а также цветные буквицы.

Истории, в которых талантливый изобретатель обманом, подлогом или хитростью лишается плодов своего труда, случаются сплошь и рядом. К счастью, в жизни Гутенберга это происшествие осталось лишь эпизодом. Он еще отольет не один шрифт и издаст не одну книгу. И вроде бы закончит жизнь, ни в чем особо не нуждаясь, в свите архиепископа Нассау Адольфа. А это уже неплохо.

Человечество движется маленькими шажками. Практически все, что необходимо для того, чтобы начать печатать книги, у Гутенберга уже было. С инженерной точки зрения основное изобретение Гутенберга – наборный шрифт и технология его отливки. Кроме этого, он внес усовершенствования в состав красок для печати. Однако, по утверждению ряда исследователей, на авторство этих изобретений могут претендовать и ряд других изобретателей-современников Гутенберга. Важнее, с моей точки зрения, то, что Гутенберг первым организовал производственный процесс, позволивший ему получать предсказуемые и повторяемые результаты. Кроме того, у нас есть данные, позволяющие считать, что Гутенберг создал школу. Большинство из европейских печатников того времени были выходцами из Германии. Большинство из последних из Майнца – родины Гутенберга. Как минимум о четырех учениках Гутенберга мы имеем достоверные сведения.

Влияние начала книгопечатания на европейскую цивилизацию огромно. Печатная книга изменила представление европейцев о науке и образовании, привела к усилению роли светского государства. Прямым следствием книгопечатания явилась Реформация и прокатившиеся по континенту религиозные войны. В этом году журнал Time назвал Гутенберга Человеком Тысячелетия. Понадобилось шестьсот лет, чтобы понять — главную роль в истории последнего тысячелетия сыграли не полководцы, герои или ученые, а ювелир из города Майнца, первым начавший отливать буквы из металла. Человек, достоверными сведениями о жизни которого мы почти не располагаем.

Архив журналов в свободном доступе.

На ту же тему:
  • Перспективы в широком формате

    Хотя читатели Publish в нашем опросе на сайте, прямо скажем, крайне пессимистичны по поводу перспектив покупки широкоформатных принтеров, заметно оживившаяся и подросшая в размерах выставка «Реклама 2019» всё-таки внушает надежду на лучшее. Конечно, если вспомнить FESPA 2019, то до главной российской широкоформатной выставки всё ещё не доехало множество интересных новинок. Но хотелось бы больше о позитивном. Есть, есть хорошие новости!

     

  • Такая разная цифровая этикетка

    Под «цифровой этикеткой» мы обычно подразумеваем цифровой способ её печати и отделки. Именно поэтому в заглавной статье номера речь идёт о новинках в области цифровой печати — ЦПМ и гибридных машинах с цифровыми секциями, а также решениях для отделки с использованием цифровых технологий. Кстати, из заметных новостей с недавней Labelexpo — появление флексомашин со встроенными цифровыми секциями нанесения белого и лака, но без многокрасочной цифровой печати. Жизнь — штука богатая, вероятно, перед кем-то стоят задачи, требующие и таких конфигураций.

     

  • Обложка с клапаном, защита и цифровая печать…

    Выпуская журнал для полиграфистов, мы сами никогда не упускаем случая попробовать что-то новое. На этот раз такую возможность нам предоставили коллеги из «Европапир» вместе со своими партнёрами из Konica Minolta Business Solutions Russia. Хотя в тот момент, когда пишутся эти строки, обложка ещё не напечатана, будем надеяться, что всё получится, как задумано.

     

  • Взгляд Терминатора

    Это был вызов — визуализировать такую сложную тему. «Цифровая трансформация в офсетной типографии» — как это вообще может представить себе дизайнер? К счастью, к моменту выдачи задания Ане Бурлакиной у нас была не только тема номера, но и готовая статья по итогам нашей конференции на выставке Printech 2019. Это помогло Ане, что называется, «войти в тему». Результат вы можете увидеть на обложке этого номера…

     

  • Секрет бестселлера

    Самая быстро продаваемая книга этого года в категории небеллетристической литературы в Великобритании — Pinch of Nom (чтобы перевести правильно название, надо бы почитать саму книгу) — родилась из страницы в Facebook с более чем 1,4 млн подписчиков, посвящённой недорогим рецептам здоровой пищи. Итог: за первые три дня в мае распродано 210 506 экземпляров!

     

  • Игры экспоцентров

    Уже десятки лет выставки являются для производителей и поставщиков полиграфической отрасли важнейшим инструментом продвижения своих решений. Расчёт на то, что выставки, как магнит, привлекают целевую аудиторию — полиграфистов. Постепенно сформировалась определённая иерархия выставок, однако этот ландшафт не высечен в камне — даже самые успешные выставки не застрахованы от потери авторитета, а затем — экспонентов и посетителей. И порой здесь происходили перемены, достойные самого захватывающего сериала.

     


comments powered by Disqus