1999.10.01, Автор: Денис Самсонов1717 прочтений

Крайнего!

Теги: От редактора От редактора Publish

Самсонов Денис

Обнаружив очередной сбой нужно быстро и эффективно найти ответы на два основных вопроса русской истории: «Что делать?» и «Кто виноват?».

Мы выпускаем Publish восемь раз в год и восемь раз, получая еще теплые экземпляры из типографии, ищем и находим ошибки. К счастью, не всегда серьезные и даже не всегда заметные постороннему взгляду, различные полиграфические огрехи присутствуют постоянно. Это проблема не только Publish, не только полиграфии в целом, да, по большому счету, и не проблема вовсе. Один из корифеев прикладной математики (фамилию не помню) доказал следующую теорему — в каждой программе содержится хотя бы одна ошибка. Ну и что. Невзирая на содержащийся в них «баг», большинство компьютерных приложений более или менее работают. Проблема не в ошибках — они были и будут. Проблема в том, чтобы, обнаружив очередной сбой, быстро и эффективно находить ответы на два основных вопроса русской истории: «Что делать?» и «Кто виноват?».

Тому «что делать», т.е. технической стороне вопроса, посвящено большинство материалов журнала. Эта область проработана вдоль и поперек. А вот относительно того «кто виноват» — полная тишина. Что тем более странно, поскольку на практике виноватого ищут первым делом. Не обязательно конкретного сотрудника — в роли крайнего вполне может выступать одна из структур в производственной цепочке. Иногда виновность того или иного участка в финальном полиграфическом браке очевидна. Но чаще вопрос достаточно запутан. Причем последние изменения в технологии напускают в эту область еще большего тумана.

Возьмем, например, самую модную ошибку этого года: какая-нибудь фирма записывает на CD с маркетинговыми материалами цветоделенные снимки своей продукции в формате EPS с JPEG-компрессией, российский партнер ставит эти файлы в свою рекламу, QuarkXPress этот формат обрабатывать не умеет, в результате изображение получается черно-белым. Рекламодатель всегда прав, типография тут тоже ни при чем, разработчики из Quark — далеко. Остаются верстальщик и препресс-бюро. Судя по всему, виноватее все-таки первый, хотя, с другой стороны, хороший RIP вполне в состоянии подобные файлы обнаружить и доделить.

Похоже выглядит история с треппингом. Кто должен его сделать: дизайнер, который создал, ну например, рекламное объявление, верстальщик, который поставил его в макет, или, наконец, кто-то, кто отрастрировал и вывел заказ на пленки? На каждом из этих этапов треппинг может быть сделан, но почему-то не всегда делается. В этом случае типография опять ни при чем.

А вот в области цветопередачи «при чем». Последний пример самый скользкий — ошибиться можно на любом этапе и так, что никакая цветопроба не поможет. Круг подозреваемых особенно широк — начиная от того, кто сканировал, и кончая тем, кто делал краску. Но даже если формально не ошибся никто, существует еще вероятность появления двух взаимоисключающих цветопроб к разным полосам на одном печатном листе. Как принимаются решения в этом случае — загадка. Мой практический опыт показывает, что чаще всего выбор делается в пользу некоего усредненного результата, который равно не удовлетворяет ни одну из заинтересованных сторон.

Поиски крайнего — большая и сложная задача, решения которой редакция не знает. И цель данной заметки, скорее, лишний раз указать на проблему, чем предложить готовое решение. Хотя некая идея на этот счет у нас есть — поскольку найти виновного postfactum практически невозможно (речь идет о том, кто действительно виноват, а не о том, кто за все заплатит), может быть, есть смысл договориться заранее?  

Архив журналов в свободном доступе.

На ту же тему:
  • Точки оцифровки

    В процессе подготовки к нашим конференциям на общую тему цифровой трансформации, но для разных аудиторий — офсетных и флексографских типографий — я обращал больше внимания на то, как полиграфисты, не относящие себя к «цифровикам», на самом деле уже давно и много пользуются преимуществами цифровых технологий. Да, безусловно, цифровая печать находится в сердце цифровой трансформации отрасли. Однако цифровые технологии уже пронизывают полиграфию сверху донизу. Причём даже на предприятиях, которые не особенно торопятся в цифровую эпоху, точек цифровизации — множество!

     

  • Путеводитель по широкому формату

    Тема номера — FESPA 2018. Эта выставка, когда-то бывшая нишевой и нацеленной на специальные виды печати — трафаретную, тампонную и др., вместе с индустрией пережила успешную цифровую трансформацию и активно растёт. Теперь основу её экспозиции составляют широкоформатные принтеры, а также необходимые для их нормального функционирования решения — от RIP и полномасштабных систем автоматизации до послепечатного оборудования, запечатываемых материалов и чернил.

     

  • Самая личная полиграфия

    Четверть века назад, когда миру были представлены первые цифровые печатные машины, одной из главных сфер их будущего применения была заявлена персонализированная печать. Это было вполне разумно, ведь именно способность «цифры» свободно менять содержание каждого отпечатанного экземпляра являлась неоспоримым преимуществом новой технологии по сравнению с привычными аналоговыми способами печати, «отягощёнными» формными процессами.

     

  • Материализация «Матрицы»

    Упаковка считается тихой гаванью для полиграфии. Ей явно не угрожают опасности, которым подвергается издательская и рекламная печать. Все понимают, что упаковка часто оказывается для покупателей решающим фактором при выборе того или иного товара. Как следствие, владельцы брендов просто вынуждены увеличивать свои вложения в упаковку. Её сложность и разнообразие постоянно растут.

     

  • Открытия года

    Задумывая тему первого в этом году номера, мы не ожидали, что окажемся провидцами. То есть думали мы совсем о другом — о лучших продуктах, открытых нам за прошедший год различными международными конкурсами в области полиграфии. И статья в тему номера действительно про это — рекомендуем ознакомиться, если вы находитесь в поиске инновационных продуктов для развития своей типографии.

     

  • По восходящему мячу

    Это термин из моего любимого вида спорта — тенниса. Когда игрок бьёт по мячу после его отскока от корта, многое зависит от того, где находится точка удара. Современных игроков учат бить как можно раньше — пока мяч находится на восходящей траектории после отскока. Это требует хорошей координации, скорости реакции и отличной «физики» — вы должны быстрее и точнее подходить к мячу. Зато у вас появляется больше шансов завладеть инициативой — мяч возвращается на сторону соперника быстрее, к тому же на восходящей траектории энергия мяча, летящего к вам, больше. Значит, её можно использовать для более сильного ответа. Поэтому игра по восходящему мячу считается залогом победы и хорошо ложится в современную концепцию максимально агрессивного тенниса.

     


comments powered by Disqus