2003.03.06, Автор: Александр Шнайдер2276 прочтений

Особо ТЯЖКИЕ преступления

Теги: Стохастика с Александром Шнайдером Стохастика с Александром Шнайдером Publish

Часть 1...В новейшем фильме Спилберга "Поймай меня, если сможешь" Леонардо Ди Каприо в роли юного мошенника печатает фальшивые чеки на четырехкрасочном "Гейдельберге" в пустом цеху типографии, к дверям которой подходит выследивший его агент ФБР

Александр Шнайдер

Часть 1

В новейшем фильме Спилберга «Поймай меня, если сможешь» Леонардо Ди Каприо в роли юного мошенника печатает фальшивые чеки на четырехкрасочном «Гейдельберге» в пустом цеху типографии, к дверям которой подходит выследивший его агент ФБР (Том Хэнкс)…

Поговорим о полиграфических правонарушениях *. О том, что в нашем жаргоне обозначается словом «левый»: «левый» заказ, «левый» тираж, «левая» работа.

Сначала — о правонарушениях индивидуальных. Их, как учит нас политэкономия, совершают либо те, кто имеет доступ к средствам труда, либо вовлеченные в товарно-денежные отношения (в нашем случае — в отношения с Клиентами). Первые — это, конечно же, печатники. Вторые — менеджеры по работе с клиентами, те самые, что обиделись на меня, когда я два месяца назад назвал их МРАКами.

С печатниками все просто. Их неправомерные деяния обычно сводятся к печати стороннего заказа в неурочное время. Если печатник — нахал или в типографии не принято учитывать расходные материалы (тем паче, при обоих факторах), злодей ничтоже сумняшеся использует бумагу фирмы. Более совестливые (или страшащиеся последствий) специалисты приносят свою бумагу. На моей памяти был случай, когда печатник приносил даже собственные формы, но это уже крайности.

Иной либеральный хозяин типографии пожмет плечами и скажет, что ущерб от деятельности подобного злодея невелик, особенно в последнем, щадящем, случае. И правда — ну, напечатает человек пару комплектов визитных карточек или тираж буклетов, зашибет копеечку в свободное время…

Но все может быть значительно серьезней.

Принимая во внимание производительность оборудования многих типографий, это может быть отнюдь не «копеечка». Но самое страшное даже не это. А ну, как не визитки с буклетами работник печатать подрядится, а, скажем, фальшивые автобусные билеты? Или того хуже — этикетки на поддельную водку? И что скажет этот либерал, когда к нему явятся представители власть предержащих с вопросами: как и при каких обстоятельствах были напечатаны этикетки на бутылки с пойлом, которым, упаси Господи, уйма народу потравилась насмерть?

И такие случаи отнюдь не редкость, поверьте моему опыту.

С противоправными действиями МРАКов ситуация гораздо интересней. Тут материала столько, что Марининой с Дашковой лет на десять хватит.

Самый примитивный вариант — неучтенный заказ. Тот, о котором руководство типографии понятия не имеет и, в лучшем случае, никогда и не узнает. Это если менеджер разместил заказ в другой типографии, по более низкой цене, без пыли и шуму сдал тираж Клиенту, а маржу (так называемую «дельту») положил себе в карман.

Хуже, если руководству типографии предстоит пережить крайне неприятные моменты объяснения с Клиентом, у которого менеджер (тот самый, что недавно уволился) принял заказ, пообещал, что все будет в лучшем виде, и вот уже которую неделю — тишина, к телефону не подходит, а его коллеги о заказе — ни сном, ни духом…

По нарастающей — МРАК раз за разом берет с Клиента немножечко больше, чем нужно. Если МРАК, умен и осторожен, он может заниматься этим весьма продолжительное время. Чаще всего попадаются именно зарвавшиеся; а кто, так сказать, «имеет совесть», всегда отговорится: мол, ошибся, насчитал лишнего, с кем не бывает…

Самое неприятное деяние, подпадающее под понятие «коррупция», когда менеджер вымогает у Клиента взятку. Вы же хотите (говорит МРАК Заказчику), чтобы ваш заказ прошел гладко? Чтобы его скалькулировали «без лишних наценок», напечатали скорым поездом, поставили на смену лучшего печатника, сфальцевали на новой фальцовке, а не вон той развалюхе? Тогда неплохо бы как-то оценить мой скорбный труд, а также усилия мастера смены, технолога и печатника (чтобы постарались)…

Скажете, невозможно? Возможно, да еще как!

Причем зачастую, как ни странно, имеет место не вымогательство, а предложение взятки со стороны Клиента. Когда тот считает, что без прямой материальной заинтересованности со стороны менеджера ничего не выйдет. Подобным мировоззрением отличаются пожилые, умудренные доперестроечным полиграфическим опытом заказчики-мастодонты и молодые посредники новой волны. Первые на всю жизнь усвоили, что без коробки конфет в советской типографии заказ не откроешь, а без конверта с деньгами — тираж не получишь. Вторые считают, что входить куда бы то ни было, а тем более в типографию, иначе как «через заднее кирильцо», недостойно современного бизнесмена, поэтому налаживание неформальных отношений есть неотъемлемая часть процесса размещения заказа. К тому толкает их богатый опыт сотрудничества с самыми дешевыми, «подвальными» типографиями, а там, действительно, все держится не на отлаженном производственном процессе, а на бегающих по цехам и орущих на печатников менеджерах.

Только ни к чему хорошему подобное «умасливание» привести не может: если что случится, с менеджера все равно не спросишь — что с него взять? Ругаться придется совсем с другими людьми…

О правонарушениях групповых, а также о том, можно ли со всеми этими безобразиями бороться — в следующий раз.

Продолжение следует.

Об авторе: Александр Шнайдер (alex@printing.ru) — генеральный директор ООО «Типография Арес».

* Речь о «традиционных» для нашей отрасли деяниях, совершаемых сотрудниками типографий без ведома и в ущерб их хозяевам. Неблаговидное поведение типографий в целом — разговор отдельный. Я не буду останавливаться на нарушениях общего характера: проворовавшиеся кассиры и кладовщики, болтающие с Магаданом по служебному телефону секретарши и заезжающие к знакомым девушкам по пути к клиенту курьеры встречаются везде. Меня интересуют безобразия, характерные для печатной индустрии.

Архив журналов в свободном доступе.

На ту же тему:

comments powered by Disqus