2018.07.20, Автор: Михаил Борисов765 прочтений

Цифра и книга

Теги: Canon Oce Publish Книжная печать Цифровая печать Эксклюзив

Цифра и книгаРазмышления полиграфиста о месте и роли «цифры» в книжном производстве.

Зарабатывать деньги на «цифре» крайне сложно, но заработать их без «цифры» вскоре будет просто невозможно.

Алексей Минин, исполнительный директор Института прикладного анализа данных компании Deloitte

 

Эта статья написана под впечатлением от посещения типографии Livonia Print (Латвия), куда группа российских полиграфистов в конце мая 2018 г. приехала по приглашению Canon.

Цифра

Некогда на заре времён приход «цифры» в печать выглядел просто и незамысловато. В цифровых мечтах офсетная машина просто заменялась по сути такой же машиной, но без форм и формных процессов, приладок, ошибок печати и плохого раската. Всё остальное не попадало в дрёмы о прекрасном далёко. Новая жизнь оказалась сложнее и интереснее одновременно.

Сначала оказалось, что годится не всякая бумага. Точнее, не годится почти никакая. Стали эту проблему решать. Сегодня у всех поставщиков цифровой печатной техники есть решения, позволяющие расширить спектр применяемых сортов бумаги. Печатать «цифрой» можно на любой бумаге. Почти…

Лет 6 назад всеобщая эйфория поглотила индустрию печати. Та DRUPA была особенная. Цифровая. В театр имени Бенни Ланды растянулись огромные очереди, стремящиеся прикоснуться в будущему. На стендах уважающих себя компаний самые почётные места заняли машины, которые в недалёком будущем обещали стать главными драйверами полиграфических производств. Дальше, больше, быстрее. Через несколько лет цифровая печать грозилась повсеместно вытеснить офсет на тиражах до 10 000, а то и выше. Не отставали и производители брошюровки. Не только высшая лига, но и производители поменьше грозились обеспечить все потребности «по требованию» уже завтра. Повсюду, жужжа, щёлкая и тренькая, «чудо»-линии исторгали из себя готовые изделия различных форматов, объёмов и расцветок…

А в большом мире тем временем айпады и айфоны благополучно доедали «пироги» традиционной фотографии. И активно завоёвывали симпатии самых разных слоев населения, постепенно пробуя на зуб такие незыблемые ценности, как журнал и книга… Светодиодные панели вовсю пробовали рынки большой наружки и прочей наглядной агитации, а ЖК-экраны примеряли на себя роль витрин и досок объявлений.

Прошло шесть лет, и произошло то, что должно было произойти. Мир становился цифровым. А печать.. Печать всё ещё осталась в том мире. Доцифровом. И даже цифровая печать осталась там, по ту сторону — в аналоговом мире бумаги, фальцовок, подборок и прочих вставок… Да, за это время научились печатать на разных сортах бумаги, иногда даже на самых обычных. Да, цифровая печать стала быстрее и лучше. Да, увеличились форматы машин. Да, немного сместилась вверх та граница, где «уже совсем невыгодно печатать цифрой» (да и то в российских реалиях — до последнего кризиса). Струйные технологии сильно подвинули тонерные и снова обещают светлое будущее. Но всё так же экономические границы «цифры» лежат ниже 1000 копий. Всё так же требуются вставки-фальцовки-шитьё. И (что самое обидное) всё так же не удалось полностью избавиться от подборки. За 6 лет рынку так и не предложили приемлемых решений для печати по требованию. Всё так же обсуждается минимальный тираж, и не видно годных решений, позволяющих сделать «любую книгу по требованию». Нет. Не получилось.

Книга

Книга аналоговая. Книга цифровая. Просто книга.

Книга стоит особняком. На пьедестале. Самое, наверное, простое полиграфическое изделие. И одновременно — самое совершенное. Вершина полиграфического искусства. А ещё — самое технологически ёмкое изделие.

Книга может быть совсем простой — в мягкой обложке и на «газетке», и совсем сложной — с разнообразными отделками, раскладными вклейками-вкладками, вырубкой, тиснением, золотым обрезом, суперобложной, шитая или на клею…

Большинство заказчиков рекламной полиграфии никогда даже не слышали о большей части технологий, которые применяются при производстве книги. Это вам не буклеты печатать…

Традиционные книжные производства накапливали технологии десятилетиями. Они наполнены многотонными машинами, километровыми конвейерами и многими знаниями. Они занимают десятки тысяч метров. Они способны производить сотни миллионов страниц в месяц и десятки миллионов книг в год.

Но пришла беда. Наступил цифровой мир. Тиражи стали падать. А количество авторов — расти. А количество произведённых книг все равно падать. И вот ребром встал вопрос…

Как?!

Как выжить?

Как сохранить Книгу?

Как выиграть битву в цифровом мире?

Казалось бы, всё просто — переведите книгу на цифровую печать и печатайте по запросу, что хотите и когда хотите. Но книга — это не буклет. Это даже не журнал. Большинство заказчиков рекламно-журнальной полиграфии никогда даже не слышали о большей части технологий, которые применяются при производстве книги.

 

Такая «простая» книга

Перечень операций при изготовлении книги.

Изготовление книжного блока

  • сталкивание и разрезка
  • фальцовка
  • прессование и упаковка тетрадей
  • приклейка форзацев
  • подборка тетрадей
  • окантовка
  • шитьё блоков нитками

Обработка книжного блока

  • обжим корешка
  • прессование блоков
  • заклейка корешка
  • сушка корешка
  • трехсторонняя обрезка блока
  • кругление корешка
  • отгибка фальцев
  • приклейка корешкового материала, упрочняющих деталей

Изготовление переплётных крышек

  • раскрой картона и переплётного материала
  • нанесение клея на покровный материал
  • загибка кантов крышек
  • сборка крышек
  • прессование крышек (каландрирование)
  • отделка крышек (тиснение или другое)
  • кругление корешка крышки

Вставка блока в крышку

  • собственно вставка
  • прессование и сушка книги

Отделка

  • штриховка
  • изготовление суперобложки
  • стапелирование
  • упаковка

 

Количество комбинаций технологий, которые применяются при производстве книги и для её отделки, невероятно велико. Оно не поддаётся никакому разумному подсчёту.

И это всё делает практически невозможным исполнить книгу по требованию. По крайней мере сегодня. И тому есть ряд причин.

Технологические | Конечно, можно «загнать» всех заказчиков в стандартные формат и исполнение. Это сильно выхолащивает идею, но и всё равно не позволит производить книгу в одном экземпляре.

Когда речь идёт о самом простом исполнении — клей, мягкая обложка, это ещё возможно. Но даже тут нас поджидают неприятности. Да, мы можем напечатать блок в подбор на листе именно того размера, который требуется. Да, мы можем напечатать обложку дополнительно вдвое большим размером с учётом корешка. И это уже вероятно будут две разные машины, поскольку печатать на большой цветной машине маленький чёрно-белый блок кажется не очень-то эффективно и дорого. Мы можем зарядить всё это в клеевую машину, которая по электронной спецификации будет готова сделать продукт необходимого размера и его обрезать. Но если что-то пойдёт не так, то весь блок может быть испорчен. Обложка может замяться при подаче. Ну и вообще — одну (ОДНУ!!!) обложку придётся взять руками из одной машины и положить её в другую. Если печать рулонная, история ещё интереснее — ведь нужный нам продукт находится где-то в недрах очередного рулона. И если он будет испорчен, то его опять надо будет зафиксировать, поставить на перепечатку и извлекать из недр очередного рулона. Увлекательно, не правда ли?

В этих лотках для техотходов — яркое свидетельство тому, что технологии ещё не готовы к печати книги по требованию. Дефектные блоки пока считаются десятками

Или построить такую линию, которая будет брать обложку из одной машины, блок — из другой, передавать всё это в клеевую машину, совмещая нужный блок с нужной обложкой, что, безусловно, чревато повреждениями при передаче, а следовательно, потерей либо обложки, либо книги целиком. При этом понятно, что машина, печатающая обложки, будет в основном простаивать, ведь блок книги насчитывает сотни страниц…

С классической книгой в твёрдом переплете всё много сложнее. Больше операций, больше элементов, сложнее технология.

Нам понадобится уже не 2 типа элементов, а как минимум 3 — к обложке и блоку добавляется форзац. А шитьё? Уже не получится непосредственно напечатать в подбор — сшить один листик не удастся. Значит, надо фальцевать. Кто работал с фальцовкой, знает — это вещь тонкая и непредсказуемая. Пусть мы напечатали листы так, чтобы они имели правильную раскладку и следовали в нужной последовательности один за другим. Фальцовка может лист замять или сфальцевать лист криво. Конечно, современные фальцовки это всё «замечают» и процесс останавливают. Но что делать с некомплектным блоком, если лист утрачен? Ведь часть его уже сшита. А вторая часть ещё лежит на стапеле. Выбирать вручную? Понятно, что современные автоматы не предполагают опцию типа «дошить» — значит, если лист утрачен, выбрасываем в макулатуру весь блок? Требуется его перепечатка. Значит, его надо опять вернуть в печатное задание. Но при этом оставить старое задание на печать обложки и форзацев. Или отложить уже готовые полуфабрикаты в сторону, откуда их потом тоже придется извлекать и возвращать в процесс.

А ещё есть сборка крышек. И печать форзацев. И сборка книги целиком. И везде нас поджидают ненулевые вероятности сбоя. И если это всё уже объединено в линию и нас уже ждёт где-то обложка и форзацы, то придётся всю задачу целиком возобновлять или вручную назначать операции, которые нужно будет повторить и (неким образом) всё это собрать обратно.

Даже если предположить, что мы построили машину, которая умеет распознавать правильные комплекты (например, по специальным штрих- или QR-кодам), всё равно остаётся открытым вопрос — а что делать, если что-то пойдёт не так? А что-то непременно пойдёт не так. И вот, например, машина видит, что обложка не соответствует блоку. Она может остановиться и сообщить оператору. Она может сбросить обложку в специальный отстойник или в корзину для макулатуры. Она может сбросить блок. А если и следующий блок или обложка не те? Значит, нужны остановка и ручное решение вопроса. А мы помним — тиражи падают, а общее количество книг остаётся таким же. Или даже немного (тенденция последних пары лет) немного подрастает. Значит надо уметь делать единичные экземпляры со скоростью традиционных технологий. Иначе не успеть. И это требование делает ручное вмешательство неуместным.

Пока характерные тиражи книги снижались в районе сотен экземпляров, оставалась иллюзия, что можно интегрировать цифровой процесс в традиционный и даже получить некую конвергенцию. Сегодня, когда книжные типографии осваивают характерные тиражи в районе 50 и смотрят на 20, уже понятно — это утопия. Возьмём, например, современную линию КБС. Допустим, мы сможем «накормить» её блоками, напечатанными в подбор. Но современная линия имеет несколько десятков зажимов. Для перенастройки её на другую толщину требуется один полный цикл механизма. Перестроить те самые несколько десятков зажимов. Трудно в таких условиях изготовить несколько единиц уникальной продукции. И даже если её теоретически можно научить перестраиваться на новый продукт за каждый такт, то скорость работы такой машины снизится драматически — от нескольких тысяч в час до нескольких сотен — физические процессы очень трудно или очень дорого «обманывать». И так — куда не глянь. Традиционные технологии слишком быстрые, слишком мощные и слишком неповоротливые для изготовления книги по требованию.

Получается, что для построения цифрового книжного процесса нужно начать всё с самого начала. Нужны не только цифровые печатные машины, но и весь ряд оборудования, построенный специально (или глубоко модернизированный) под ультракороткие тиражи и работу с единичными комплектами. И весьма желательно, чтобы это всё работало, как минимум, не медленнее традиционных решений. Или потребуется пропорционально большее количество оборудования.

Логистические | Но беды «книги-по-требованию» не заканчиваются в области технологии. Может быть, они там даже не начинаются. Самая страшная беда современного книгоиздания — логистика. В традиционной цепочке поставок всё было относительно понятно: издательство привозило тиражи книг на склад, откуда они относительно большими партиями отправлялись на локальные (региональные) склады, откуда дозами поменьше (но всё ещё достаточно большими) распространялись по магазинам, где и доставались конечному потребителю.

Но сегодня всё становится совсем другим. С одной стороны, издательство скорее становится ИТ-компанией. Потому что сбор и обработка запросов на продукцию — это уже, безусловно, задача больших компьютерных систем, а не «чутья» менеджеров. А с другой — логистической компанией, поскольку каждый (КАЖДЫЙ!) экземпляр книги надо доставить в руки заказчику. И даже когда можно воспользоваться «хабом» в виде магазина, скомплектовать 1000 уникальных наименований (ничего при этом не перепутав) и отгрузить их именно куда надо — весьма непростая логистическая задача. Для Почты России в разумных пределах отношения «цена/качество» пока не решаемая. Хотя для европейских рынков она стоит не так остро, но тоже ощутимо влияет на перспективы традиционной книги.

Кроме того, поскольку мы пока не научились печатать совсем по одному экземпляру и для разумного производства нам требуется хотя бы пара десятков, кому-то из заказчиков придётся ждать, пока наберётся критическая масса желающих на данное изделие. Или (а скорее «И») издательству придётся брать на себя функцию буфера, наполняя склады «хвостами», от чего все издательства как раз стремятся уйти. Но беда не в этом, а в том, что именно тут — главное поле битвы за книгу. И у цифровой книги здесь есть решающее преимущество: потребитель получает её именно тогда, когда возжелал, — немедленно. Конечно, есть разные книги. И есть такие, для которых именно бумажная инкарнация является определяющей, тем не менее абсолютное большинство — это носитель информации. И тут логистические проблемы становятся огромным камнем преткновения.

Качество | Хотя на самом деле конечный потребитель «ест» практически всё, что ему дают, качество изделия всё ещё играет важную роль. На мой взгляд, при достижении некоторого уровня, оно уже не является определяющим, тем не менее, уровень этот должен быть достигнут. Ещё недавно продукцию струйных ЦПМ было неудобно и неприятно читать. Картинки мутные, шрифт «лохматый». Конечно в ряде случаем годилось, но явно недостаточно, чтобы такая книга стала реальной альтернативой традиционной книги. Тонерные же технологии не обеспечивают разумной цены за экземпляр.

И хотя заказчики высокоакцидентной продукции (кулинарные книги, фотоальбомы) всё ещё выразительно морщат носы, с недавних пор тут произошли существенные подвижки — разнообразные подходы по улучшению качества оттиска струйной печати (такие, как технология ColorGrip, реализованная на системах Océ VarioPrint) позволяют получить качество оттиска, сравнимое с офсетным на большом ассортименте сортов бумаги, ранее недоступных для струйной печати. Ещё существует досадная проблема коробления бумаги носителя из-за водорастворимых чернил. Особенно если площадь и плотность запечатки велика, да ещё и водорастворимый праймер… но Océ успешно борется и с этой проблемой, применяя системы инновационной сушки. Настолько успешно, что можно считать эффект побеждённым.

Допечатки и допечатки | Цифровая жизнь книги ещё в зародыше. Интеграция цифровых решений в традиционные процессы ещё не свершилась и вообще кажется сомнительной. Но всё же есть точка роста, куда поставщики цифровых технологий могут направить свои усилия. И им наверняка воздастся. Это допечатки.

Сначала — про допечатки тиражей. Когда книга находится в «хвосте» своего жизненного цикла и готовится занять достойное место в истории, допечатка больших тиражей неразумна. Ну действительно — рынок насыщен, и годовой спрос исчисляется хорошо если сотнями, а то и десятками экземпляров. Вот тут «цифра» очень даже кстати (правда, с учётом всё тех же проблем по сборке малых тиражей). Это общее место.

Но есть место и куда более занимательное и менее очевидное — допечатка полуфабрикатов. Все, кто сталкивался с производством многостраничных изделий (а книга, как ни крути, именно из этой категории полиграфической продукции), понимают, что есть техотходы. В традиционных процессах количество «запасных» полуфабрикатов (конечно же, в зависимости от тиража) колеблется в пределах нескольких сотен. Но дело не в них. В конце концов, если всё хорошо, то просто соберётся несколько дополнительных экземпляров книги, которые так или иначе достанутся заказчику. А дело в том, что в процессе производства это количество может отличаться для разных полуфабрикатов внутри одного изделия. Полуфабрикаты проходят несколько стадий обработки, прежде чем попадут на линию сборки. На каждом из этапов их количество может претерпевать некую усушку и утруску. В итоге нескольких листов оказывается меньше, чем других. В итоге вся подборка, включая некомплектные листы блока, уже собранный переплёт, форзацы, вклейки и прочие суперобложки, дружно отправляется в макулатуру. Вот тут и приходит помощь. Всегда один-два-три листа, недостающий форзац или обложку можно допечатать в нужном количестве на ЦПМ, обеспечив комплектность всем полуфабрикатам.

А это, в свою очередь, позволяет уменьшить количество «запасных» полуфабрикатов значительно, что, конечно же, весьма существенно при современных тенденциях на снижение тиражей.

История внедрения

Руководитель проекта Livonia Print 4.0 Марк Фрайтаг грозится «всё это оцифровать»

Livonia Print — особенное предприятие. Оно построено «в чистом поле» всего десять лет назад. Такое строительство имеет свои заметные преимущества — компания сразу создавалась как крупная офсетная книжная типография. За производством не тянется длинный шлейф неэффективных решений и устаревших подходов. При проектировании были учтены особенности процесса, оборудования, потоков материалов и полуфабрикатов. Результат не заставил себя долго ждать. За эти десять лет они достигли впечатляющих результатов — в 2017 г. выпуск превысил 40 млн книг (на уровне самых больших комбинатов самой читающей страны). Сегодня Livonia работает на рынки Северной Европы и активно развивается. Говорят, за эти 10 лет они уже дважды полностью сменили оборудование.

«Настоящая» рулонная печатная машина — «очень надёжная», говорят печатники — привет из 70-х…

Поскольку никто не может быть, что называется, свободен от общества, Livonia Print встала перед лицом тех же проблем, что и все остальные, — тиражи падают, номенклатура увеличивается. И они поставили перед собой амбициозную задачу: дооснастить производство цифровыми решениями, но так, чтобы заказчик не почувствовал разницы. Ассортимент бумаги, выбор форматов, отделка — всё должно было быть эквивалентно офсетному производству. И при разумной цене на конечную продукцию.

Главная рабочая лошадка цифрового проекта Livonia Print — Océ VarioPrint i300

Разумная цена и возможность работы с ассортиментом бумаги, тождественным с офсетным производством, определили выбор — листовые струйные ЦПМ Océ VarioPrint i300. Благодаря системе нанесения праймера ColorGrip они позволяют печатать на широком спектре обычной офсетной бумаги, а благодаря струйной технологии цена оттиска значительно ниже, чем при тонерной печати (по слухам в кулуарах — раза в четыре). Это отодвигает точку пересечения экономически эффективной печати на этой машине по сравнению с офсетом аж до 800 экземпляров — офсетчики глотают скупые мужские слёзы. Кроме того, новые чернила iQuarius M обеспечивают не только привычное качество офсета, но и расширенный цветовой охват. А ещё производство получает набор плюсов, свойственных цифровой эпохе. Например, набор из нескольких видов бумаги, на которых можно печатать в рамках одного задания (просто забирая её из разных лотков подачи). Внедрение прошло успешно, и предполагается в скором времени установка ещё одной ЦПМ VarioPrint к двум уже имеющимся.

Вот такая загрузка бумаги в лоток. Принтер и принтер. Зато лотков 6 и разных видов бумаги в одном продукте тоже может быть 6 — машину останавливать не придётся
Так выглядит результат работы машины в том случае, если его надо дополнительно обработать. В данном случае подборки будут резать пополам и разбирать вручную на экземпляры

Перед шитьём тетрадь формируется из 4 сложенных пополам листов уже готовой подборки

Полученные в «подбор» листы фальцуются и шьются на специальных агрегатах Müller Martini типа «всё в одном». На входе — напечатанные в подбор 4-полосные листы, на выходе — готовые сшитые блоки книг. Поскольку шить по одному листику не будешь, машина сначала подбирает внакидку четыре 4-полосных листа, потом их шьёт. И тут мы видим преимущество перед традиционной технологией — количество страниц «квантуется» по 4, а не по 16–32, как это принято в офсетных типографиях. Правда, я не спросил, возможно ли настроить её так, чтобы все тетради были по 16 полос, а некоторые, скажем, по 20 или по 12. Но, надеюсь, что это так — это же цифровая технология и свойственная ей гибкость…

Для печати ч/б блоков установлена скоростная рулонная машина Océ ColorStream 6000 в конфигурации 1+1. Печать из соображений эффективности осуществляется из рулона в рулон с последующей обработкой на линии Hunkeler, где выполняется фальцовка, рубка, подборка и проклейка блоков.

Дополняет комплект самая скоростная тонерная ЦПМ Canon — 100-страничная модель ImagePress 10000VP, ориентированная в основном на печать обложек.

За год существования проекта достигнуто многое. Цифровое производство выпустило около 200 000 книг. Построены производственные и логистические цепочки. Отлажены производственные процессы.

Вообще говоря, этот участок здесь не просто «ещё немного оборудования на пару-тройку миллионов евро». Это — попытка реализовать новую парадигму в печати книг. Парадигму, где нет места дискуссиям, где все процессы оцифрованы и формализованы. Где не звонят по телефону. Где производство работает практически без участия менеджера. Это — попытка создать новый подход к процессу создания книги, ответить на вызов, который брошен книге цифровой эпохой.

Выстоит ли книга — вероятно, очень скоро мы это увидим…

Об авторе: Михаил Борисов (mike@osp.ru) — 10-летний практический опыт работы техническим директором крупной коммерческой типографии. В настоящее время занимается созданием систем объективного контроля в промышленности, ремонтом и модернизацией полиграфического оборудования.

 

Архив журналов в свободном доступе.

Купить номер с этой статьей в pdf

На ту же тему:
  • Стоит ли внедрять цифровую печать во флексотипографии?

    Сергей Новиков, директор по развитию компании «Ламбумиз Трейд» (Москва):

    Наше предприятие известно прежде всего как производитель картонной упаковки для жидких продуктов. Тиражи в нашей типографии достаточно большие, а для печати мы используем традиционное в этой сфере оборудование: широкорулонные флексографские машины.

     

  • Цифровое будущее для флексотипографий

    Процессы цифровой трансформации сейчас наблюдаются практически во всех отраслях промышленности, и полиграфия не может оставаться в стороне. Более того: компании, откладывающие цифровизацию, рано или поздно почувствуют, что теряют свои конкурентные преимущества. Флексотипографиям следует обратить внимание на комплексность подхода к цифровой трансформации — одной покупки этикеточной ЦПМ недостаточно.

     

  • «Реклама 2018»: позитивный переезд

    Самые яркие новинки и тенденции главной выставки российской индустрии широкоформатной и сувенирной печати, перебравшейся в более крупный павильон № 1 «Экспоцентра».

     

  • Влияние на окружающую среду и безопасность

    Десятиминутные курсы УФ-/электронной сушки. Химические основы УФ- и электронного отверждения.

     

  • Xerox Iridesse Production Press

    Заключение: не имеющая аналогов на рынке шестикрасочная цветная листовая ЦПМ может печатать сразу двумя дополнительными цветами в один прогон (до и после CMYK), что позволяет серьёзно увеличить спектр работ, выполняемых цифровым способом, за счёт интересных спецэффектов. Представляет интерес как в качестве первой ЦПМ в типографии (обеспечивает высокую производительность и гибкость), так и для расширения имеющегося парка цифровых машин.

     

  • Самая трудная задача: ответить сразу на все вопросы клиента

    Мы помогаем очередному благотворительному проекту найти типографию для печати.

     


comments powered by Disqus