2012.12.20, Автор: Игорь Терентьев2210 прочтений

Дракон всё ближе

Теги: От редактора

В романе американского писателя Тома Клэнси «Медведь и дракон» китайские авантюристы пытаются решить свои внутренние проблемы за счёт России. Буквально идут на нас войной. В самый критический момент за Россию вступается Америка, и вместе союзники громят зарвавшегося дракона. А в его логове происходят необратимые политические перемены.

Роман вышел в 2000 г., а в нынешней политической обстановке вероятность образования коалиции «Мы с дружественной Америкой» против враждебного Китая мне лично кажется стремящейся к нулю. Об этом можно спорить, но Китаю вообще нет нужды ни с кем воевать. Более перспективным путём завоевания мирового господства для Пекина представляется мирный. Экономический. Будучи настоящим бельмом на глазу у западных экономистов, всю жизнь доказывавших преимущества свободной капиталистической экономики над плановой, Поднебесная даже в самый кризисные годы продолжала активный рост. А коллеги, посещающие страну с интервалом в несколько лет, регулярно возвращаются с круглыми глазами. Настолько грандиозны и скоротечны происходящие там изменения…

Но давайте отвлечёмся от геополитики, в которой, как и в футболе, разбираются все. Обратим внимание на вещи более приземлённые: насколько происходящее (а точнее — производимое) в Китае влияет на российский полиграфический рынок. Здесь есть два аспекта — полиграфические услуги и поставки оборудования, а также расходных материалов.

Что касается конкуренции со стороны китайских типографий, то она наиболее заметна в производстве книг. Цитата из доклада Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям «Российский рынок бумаги для печати»: «Основной импорт книжной продукции, как показал анализ таможенной статистики, идёт из Китая. В 2009 году был зафиксирован наибольший объём импорта книг и брошюр за последние три года, 53 тыс. тонн. При этом в натуральном выражении объём импорта в 2011 году по отношению к 2009 году снизился лишь на 19%, а в денежном — на 63%, что говорит о демпинговой политике зарубежных типографий». Душат нас демпингом, радует лишь тенденция к снижению. С другой стороны — наличие такого конкурента, безусловно, бодрит…

Что касается оборудования из Китая, то наиболее активны производители широкоформатных принтеров. С начала 2000-х в России установлено несколько сотен сверхширокоформатных принтеров от 3 до 5 м. Чуть позже начали активно поставляться экосольвентные аппараты шириной до 2 м. На прошедшей «Рекламе-2012» китайских принтеров на стендах было около 40% — это не считая известных японских брендов, выпускающих некоторые свои аппараты на заводах в Китае. Для многих студий широкоформатной печати именно китайские принтеры стали путёвкой в жизнь. При этом есть множество примеров, когда, «помыкавшись» с капризными машинами, для дальнейшего роста выбирали более дорогостоящую, но надёжную корейскую, японскую, европейскую или американскую технику.

Популярны, хотя и не делают погоды, разнообразные послепечатные решения — от резальных машин до КБС. С начала кризиса почти незаметно влияние Китая на рынок офсета, за исключением довольно значительного количества газетных машин GOSS, изготовленных в Шанхае. Зато с прошлого года наблюдается экспансия в допечатный сектор — 6 установленных CTP Cron равны 6% рынка в 2011 г. В этом будет ещё больше.

С началом кризиса в 2008 г. заметно вырос интерес к китайским расходникам. Прежде всего бумаге, материалам для широкоформатной печати (включая чернила) и пластинам. В 2010 г. Китай вышел на второе место в мире по производству мелованной бумаги — 6 400 000 т. Импорт её в Россию постепенно увеличивается, однако пока уступает европейским и другим азиатским производителям. Вероятно, наиболее сильные позиции у Китая по офсетным пластинам. Китайские производители весьма амбициозны, тот же Xingraphics заявляет о претензиях на 20% российского рынка по итогам 2012 г. Конечно, у представителей «большой тройки» иные взгляды и планы на этот сектор, но игнорировать наступление из Китая у них точно не получится.

За многие годы поставок китайского в Россию, производители порядком подпортили свою репутацию почти во всех областях, где были активны. Привлекательная цена оборачивалась плохим качеством. Но они быстро учатся и пробуют. Снова и снова. Дракон всё ближе и настойчивее. Это не угроза, а реальность, с которой нашим полиграфистам нужно научиться жить. А ещё — возможность, которую грех не использовать.

 

Архив журналов в свободном доступе.

Купить номер с этой статьей в pdf

На ту же тему:
  • По восходящему мячу

    Это термин из моего любимого вида спорта — тенниса. Когда игрок бьёт по мячу после его отскока от корта, многое зависит от того, где находится точка удара. Современных игроков учат бить как можно раньше — пока мяч находится на восходящей траектории после отскока. Это требует хорошей координации, скорости реакции и отличной «физики» — вы должны быстрее и точнее подходить к мячу. Зато у вас появляется больше шансов завладеть инициативой — мяч возвращается на сторону соперника быстрее, к тому же на восходящей траектории энергия мяча, летящего к вам, больше. Значит, её можно использовать для более сильного ответа. Поэтому игра по восходящему мячу считается залогом победы и хорошо ложится в современную концепцию максимально агрессивного тенниса.

     

  • Цифровая этикетка: вопросы и ответы

    Готовил статью в тему номера и в последние два месяца с головой погрузился в происходящее в секторе цифровой этикетки. Там есть вещи очевидные, которые становятся понятны после анализа представленных за последний год решений. Но есть вопросы, на которые, вероятно, пока нет ясных ответов даже у лидеров рынка.

     

  • Мода, нишевая технология или революция?

    С момента широкого распространения офсета, забравшего корону основной полиграфической технологии у высокой печати во второй половине прошлого века, конструкторы продолжали работать над его усовершенствованием. Некоторые результаты этих работ можно сравнить с модой — многим понравилась, но через сезон-два оказалась забытой. Другие привели к созданию нишевых технологий, не перехвативших первенство у обычного офсета, но востребованных для определённых применений. Интересно, что в начале пути большинство подобных разработок претендовали — ни много, ни мало — на революцию в офсете. Но до сих пор настоящей революции в этой технологии пока не случилось. Давайте вспомним некоторые интересные вехи в развитии офсета, оказавшиеся модой или всё-таки отвоевавшие себе место под солнцем в узких нишах.

     

  • Ярко и празднично
     

    Мы хотели праздника! Юбилейный, 200-й номер Publish заслуживал «парадного костюма» — яркой обложки. Разумеется, нам также хотелось, чтобы сделано всё было по последнему слову техники — с помощью самых передовых цифровых решений, о которых мы так любим писать. Именно поэтому мы обратились в российский офис Konica Minolta.

     

  • Учиться нельзя отказаться
     

    Вспоминается старый анекдот (очевидно, сочинённый русским, потому что на английском такая игра слов невозможна). Учительница английского языка в итальянской школе в Нью-Йорке: «Дети, а теперь я продиктую вам предложение, от которого вы не сможете отказаться»…

     

  • Большой выставочный
     

    Так получилось, что на май пришёлся пик интересных полиграфистам международных выставок этого года. Выставку Interpack посетило 170 500 человек, проходящую раз в четыре года China Print 2017 — около 180 тыс. (столько было в 2013 г. с примерно такой же площадью экспозиции; данных о посетителях этого года пока не опубликовано), FESPA 2017 — 20 456. На каждой из этих выставок были гости из России, но их количество организаторами обычно не объявляется, поскольку посетителей из нашей страны никогда не бывает особенно много. Скорее всего речь идёт о нескольких сотнях человек в Дюссельдорфе и Пекине и нескольких десятках — в Гамбурге. Мы видим свою задачу в том, чтобы рассказать читателям, не сумевшим выбраться за границу, о наиболее интересных и важных показанных новинках, а также обозначить некоторые тенденции.

     


comments powered by Disqus