2012.12.20, Автор: Игорь Терентьев2578 прочтений

Дракон всё ближе

Теги: От редактора

В романе американского писателя Тома Клэнси «Медведь и дракон» китайские авантюристы пытаются решить свои внутренние проблемы за счёт России. Буквально идут на нас войной. В самый критический момент за Россию вступается Америка, и вместе союзники громят зарвавшегося дракона. А в его логове происходят необратимые политические перемены.

Роман вышел в 2000 г., а в нынешней политической обстановке вероятность образования коалиции «Мы с дружественной Америкой» против враждебного Китая мне лично кажется стремящейся к нулю. Об этом можно спорить, но Китаю вообще нет нужды ни с кем воевать. Более перспективным путём завоевания мирового господства для Пекина представляется мирный. Экономический. Будучи настоящим бельмом на глазу у западных экономистов, всю жизнь доказывавших преимущества свободной капиталистической экономики над плановой, Поднебесная даже в самый кризисные годы продолжала активный рост. А коллеги, посещающие страну с интервалом в несколько лет, регулярно возвращаются с круглыми глазами. Настолько грандиозны и скоротечны происходящие там изменения…

Но давайте отвлечёмся от геополитики, в которой, как и в футболе, разбираются все. Обратим внимание на вещи более приземлённые: насколько происходящее (а точнее — производимое) в Китае влияет на российский полиграфический рынок. Здесь есть два аспекта — полиграфические услуги и поставки оборудования, а также расходных материалов.

Что касается конкуренции со стороны китайских типографий, то она наиболее заметна в производстве книг. Цитата из доклада Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям «Российский рынок бумаги для печати»: «Основной импорт книжной продукции, как показал анализ таможенной статистики, идёт из Китая. В 2009 году был зафиксирован наибольший объём импорта книг и брошюр за последние три года, 53 тыс. тонн. При этом в натуральном выражении объём импорта в 2011 году по отношению к 2009 году снизился лишь на 19%, а в денежном — на 63%, что говорит о демпинговой политике зарубежных типографий». Душат нас демпингом, радует лишь тенденция к снижению. С другой стороны — наличие такого конкурента, безусловно, бодрит…

Что касается оборудования из Китая, то наиболее активны производители широкоформатных принтеров. С начала 2000-х в России установлено несколько сотен сверхширокоформатных принтеров от 3 до 5 м. Чуть позже начали активно поставляться экосольвентные аппараты шириной до 2 м. На прошедшей «Рекламе-2012» китайских принтеров на стендах было около 40% — это не считая известных японских брендов, выпускающих некоторые свои аппараты на заводах в Китае. Для многих студий широкоформатной печати именно китайские принтеры стали путёвкой в жизнь. При этом есть множество примеров, когда, «помыкавшись» с капризными машинами, для дальнейшего роста выбирали более дорогостоящую, но надёжную корейскую, японскую, европейскую или американскую технику.

Популярны, хотя и не делают погоды, разнообразные послепечатные решения — от резальных машин до КБС. С начала кризиса почти незаметно влияние Китая на рынок офсета, за исключением довольно значительного количества газетных машин GOSS, изготовленных в Шанхае. Зато с прошлого года наблюдается экспансия в допечатный сектор — 6 установленных CTP Cron равны 6% рынка в 2011 г. В этом будет ещё больше.

С началом кризиса в 2008 г. заметно вырос интерес к китайским расходникам. Прежде всего бумаге, материалам для широкоформатной печати (включая чернила) и пластинам. В 2010 г. Китай вышел на второе место в мире по производству мелованной бумаги — 6 400 000 т. Импорт её в Россию постепенно увеличивается, однако пока уступает европейским и другим азиатским производителям. Вероятно, наиболее сильные позиции у Китая по офсетным пластинам. Китайские производители весьма амбициозны, тот же Xingraphics заявляет о претензиях на 20% российского рынка по итогам 2012 г. Конечно, у представителей «большой тройки» иные взгляды и планы на этот сектор, но игнорировать наступление из Китая у них точно не получится.

За многие годы поставок китайского в Россию, производители порядком подпортили свою репутацию почти во всех областях, где были активны. Привлекательная цена оборачивалась плохим качеством. Но они быстро учатся и пробуют. Снова и снова. Дракон всё ближе и настойчивее. Это не угроза, а реальность, с которой нашим полиграфистам нужно научиться жить. А ещё — возможность, которую грех не использовать.

 

Архив журналов в свободном доступе.

Купить номер с этой статьей в pdf

На ту же тему:
  • Струйное будущее печати

    Новейшая история полиграфии — в части, касающейся развития струйной технологии, — неплохо документирована, но некоторые факты в ней уже слегка позабыты. Например, первый патент на печатающую головку с непрерывным истечением чернил якобы был выдан Вильяму Томпсону ещё в 1867 г. Понятно, что тогда не шла речь о физическом воплощении принтера на основе этой технологии, и первую модель с непрерывным истечением чернил выпустила… Siemens только в 1951 г. Но в следующие 30 лет, до появления импульсных технологий — термо- и пьезоструйной, вряд ли кто-то всерьёз считал, что струйные устройства смогут стать базой для настоящих полиграфических машин.

     

  • На пути к этикеточному чёрному ящику

    Судя по ответам в нашем традиционном опросе на сайте, общее направление движения к «цифре» для большинства руководителей флексотипографий — дело решённое. Конечно, мы ставили гораздо более узкий вопрос, чем заявленная тема номера по итогам нашей конференции «Цифровая трансформация во флексотипографии». Мы предлагали только высказать мнение на тему «Стоит ли внедрять цифровую печать во флексотипографии?», не касаясь перехода на цифровые техпроцессы и послепечать.

     

  • Бублик автоматизации и другие вкусности

    Продолжаем заботиться об удовлетворении интеллектуального голода наших читателей. По заветам всех бабушек особое внимание уделяем мучному. Да, мы в курсе, что десерт подаётся последним и к чаю, но в нашем случае сладкое оказалось темой номера. Не спрашивайте, почему на обложке бублик. Так тему автоматизации интерпретировало причудливое воображение одного из дизайнеров прекрасной студии Tomatdesign. Наш вариант объяснения — это метафора идеальной (но недостижимой) автоматизации, охватывающей все аспекты деятельности типографии. Не только на 360° по окружности, но ещё замыкающейся в трёхмерную фигуру — тор. Впрочем, вы можете придумать и собственное объяснение…

     

  • Зачем нам рекорды?

    Когда мы готовили тему номера, казалось, что собрать в неё достаточное количество рекордов, имеющих отношение к полиграфии, будет сложно. Ведь у нас — индустрия, а не спорт, сама суть которого заключается в достижении всё новых и новых рекордов. Однако это оказалось совсем не так. Причём некоторые рекорды по разным причинам даже не попали в статью.

     

  • Точки оцифровки

    В процессе подготовки к нашим конференциям на общую тему цифровой трансформации, но для разных аудиторий — офсетных и флексографских типографий — я обращал больше внимания на то, как полиграфисты, не относящие себя к «цифровикам», на самом деле уже давно и много пользуются преимуществами цифровых технологий. Да, безусловно, цифровая печать находится в сердце цифровой трансформации отрасли. Однако цифровые технологии уже пронизывают полиграфию сверху донизу. Причём даже на предприятиях, которые не особенно торопятся в цифровую эпоху, точек цифровизации — множество!

     

  • Путеводитель по широкому формату

    Тема номера — FESPA 2018. Эта выставка, когда-то бывшая нишевой и нацеленной на специальные виды печати — трафаретную, тампонную и др., вместе с индустрией пережила успешную цифровую трансформацию и активно растёт. Теперь основу её экспозиции составляют широкоформатные принтеры, а также необходимые для их нормального функционирования решения — от RIP и полномасштабных систем автоматизации до послепечатного оборудования, запечатываемых материалов и чернил.

     


comments powered by Disqus